Библиографическое описание:

Сугрей Л. А., Шабанов Л. В. Конфликт между профессиональным намерением и образовательным пространством в условиях адаптации к внешним условиям становлении личности будущего офицера [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы V междунар. науч. конф. (г. Уфа, май 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 191-193.

Понятие «конструирование профессиональной перспективы» неразрывно связано с понятием «адаптации человека». Исходя из этого тезиса, мы можем получить несколько десятков определений и концепций, подтверждающих важность этой базальной категории в развитии личности.

Для нас общая проблема социальной адаптации в ближайшем рассмотрении оказывается значимой в свете двух аспектов:

-       биологического (прислособление организма к устойчивым и изменяющимся условиям среды);

-       психологического (приспособление человека как личности к существованию социуме).

При этом, основные проявления адаптации оцениваются через эффективность взаимодействия (в том числе общение) человека с окружающими людьми и его активную деятельность. Это и есть адаптация — т. е., личностный качественный потенциал активного приспособления к условиям окружающей, в том числе и социальной, среды.

Процесс адаптации к социальной среде осуществляется в виде выполнения предъявляемых со стороны общества требований, ожиданий, норм, соблюдение которых гарантирует «полноценность» субъекта как социально-значимого члена общества [1]. Говоря об адаптации, мы имеем в виду также и процессы «самоподстраивания» и саморегуляции. «Приспосабливает ли индивид себя к миру или подчиняет мир исходным своим интересам, — пишет В. А. Петровский, — в любом случае он отстаивает себя перед миром в тех своих проявлениях, которые в нем уже были и есть и которые постепенно обнаруживаются, образуя базис многообразных явлений активности человека. Таким образом, под адаптацией понимается тенденция субъекта к реализации и воспроизведению в деятельности уже имеющихся у него стремлений, направленность на осуществление таких действий, целесообразность которых была подтверждена предшествующим опытом (индивидуальным или родовым)» [1].

Разделяя позицию В. Г. Леонтьева и А. Н. Жмырикова, мы рассматриваем адаптацию как определенное условие формирования направленности личности, в основе которой, как известно, лежат стержневые мотивы, ценностные ориентации и цели человека [2]. Образовательный минимум, равно как и профессиональные намерения — являются частью этой направленности и во многом становятся определяющими факторами становления будущего полноправного члена общества.

Однако, подтвердит ли такой подход к феномену социальной адаптации, как к сложному структурному образованию, основополагающим компонентом которого является результат деятельности (достижение человеком поставленной цели), качество профессионального становления личности? На наш взгляд, наиболее рельефно, такие данные возможно получить, работая с испытуемыми военных вузов. Именно младшие курсанты (1–2 курс), в отличие от студентов технических и, тем более, гуманитарных вузов, оказываются в ситуации плотной перестройки жизни (социальная адаптация в новых образовательных условиях) и максимально быстрого встраивания своей деятельности в профессиональное пространство (изменение степеней ответственности, паттернов поведения в сторону приоритетов коллектива).

Используя различные методы: наблюдение, опрос, беседу, а также набор различных методик (личностный опросник FPI (В), методику диагностики социально-психологической адаптации Р. Роджерса — Р. Даймонда, многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» А. Г. Маклакова — С. В. Чермянина, ориентационную анкету Б. Басса, тест Т. Лири), мы выделили три уровня адаптации будущих офицеров: высокий, средний и низкий.

Испытуемые (курсанты 1-го курса) с высоким уровнем социальной адаптации к условиям образовательного пространства (35 %) отличались конструктивным подходом к решению возникающих у них проблем учебной деятельности и проблем общения, проявлением доброжелательности, участливости, отзывчивости, низкой степенью тревожности, эмоциональной уравновешенностью, высоким уровнем мотивации в овладении знаниями, высоким уровнем волевого контроля над своим поведением.

Для испытуемых среднего уровня адаптации (54 %) было характерно проявление тревожности, сопровождающееся эмоциональной неустойчивостью, резкостью, а иногда грубостью в межличностных отношениях. Лица с этим уровнем адаптации так же, как и предыдущие, успешно решали возникающие у них проблемы, но вместе с тем старалисьуклониться от «излишней нагрузки». Уровень мотивации в получении знаний у них был значительно снижен, волевой контроль над своим поведением ослаблен.

Испытуемые с низким уровнем социальной адаптации (11 %) характеризовались большим проявлением степени тревожности, эмоциональной несдержанностью, что мешало им в установлении межличностных контактов в общении, поскольку поведение этих лиц сопровождалось немотивированно агрессивным поведением, направленным как на себя, так и на других. Мотивация на получение знаний у этих испытуемых характеризовалась неустойчивостью и срывами в отношении контроля над эмоциональной сферой.

Полученные данные позволили сделать вывод, что испытуемым с высоким уровнем адаптации присуща выраженная потребность в общении, характеризующаяся дружелюбием; плюс, хорошей защищенностью от стресс-факторов. В обычных жизненных ситуациях, базируясь на уверенности в себе, оптимистичности, активности; выстраивая доверительно-откровенные взаимодействия с окружающими людьми, они демонстрировали высокий уровень самокритичности.

Существенным контрастом к данной группе по показателям выступают испытуемые с низким уровнем адаптации, которых характеризует повышенная нервозность, неумение выйти из положения, чрезмерное внимание к собственным чувствам; агрессивность, импульсивность, неуживчивость; неуверенность, пессимистическое настроение; склонность к аффективному реагированию, возбудимость, напряженность; реактивная агрессивность, эгоцентричность, недоверчивость; тревожность, скованность, следствием чего являются трудности в личных контактаx; низкая регуляция своего поведения.

Можно сделать вывод, что лишь высокий уровень адаптации оказывает формирующее воздействие на профессиональное становление личности, поскольку в этом случае наблюдается проявление профессионально важных качеств будущих офицеров — способность к управлению своим поведением и высокая учебная мотивация.

Используя ориентационную анкету Б. Басса, мы установили взаимосвязь уровней адаптации с направленностью личности: курсантам с высоким уровнем адаптации присуща направленность преимущественно на поведенческую активность и сотрудничество. Они способны отстаивать в интересах дела собственное мнение, которое полезно для достижения общей цели.

Что касается курсантов со средним уровнем адаптации, то у них также преобладающей явилась направленность на поведенческую активность, но при этом и значительная часть курсантов (21 %) этой группы имеет направленность на себя. И их активность, таким образом, является не столько активацией своей познавательной позиции, сколько поиском одобряемого значимыми лицами поведения.

У третьей группы — преобладающей явилась направленность на себя, что характеризует их как агрессивных в достижении высокого статуса в группе, склонных к соперничеству, раздражительных, тревожных.

Таким образом, можно заключить, что при высоком, и в какой-то мере среднем уровне адаптации, у курсантов первого года обучения наиболее сильно проявляются позитивные свойства и качества личности, среди которых значительное место занимают нравственные показатели зрелости, являющиеся необходимыми в будущей профессиональной деятельности офицера. И, напротив, выраженность данных качеств ослаблена у лиц с низким уровнем адаптации, что может свидетельствовать о недостаточном развитии тех качеств личности, которые необходимы будущему специалисту в области военного образования.

Литература:

1.      Петровский, В. А. Психология неадаптивной активности — М., 1992., С. 25–26.

2.      Леонтьев, В. Г., Жмыриков, А. Н. Влияние адаптации на эмоциональный уровень учебной группы IIПсихология учебной деятельности — Новосибирск: НГПУ, 1982. С. 46 –50. — С. 18.

3.      Шабанов Л. В., Шелехов И. Л., Мороденко Е. В. Социальная адаптация личности: методология психологического исследования// Теоретическая и экспериментальная психология. — Москва, 2011. — Т. 4. — № 3. — С. 74–79.

4.      Шабанов Л. В., Вареев И. М. Ограничения развития активной познавательной позиции курсантов и влияние социальных изменений на состояние готовности молодых людей к военному обучению// Ученые записки Университета имени П. Ф. Лесгафта. — Санкт-Петербург, 2012. — № 5–164–169.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle