Библиографическое описание:

Никулина Е. Г. Предпосылки становления профессиональной подготовки учителей в России в XVIII веке [Текст] // Актуальные задачи педагогики: материалы V междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 13-16.

В статье рассматривается становление профессиональной подготовки учителей в России в XVIII веке в контексте развития профессионального образования, обусловленного социальными, экономическими и политическими тенденциями данного периода. Рамку анализа исторического материала, представленного в статье, составляют три аспекта: исторический контекст развития профессионального образования; характеристика системы профессионального образования; педагогическое образование и профессиональная подготовка учителей.

Ключевые слова: профессиональное образование, профессиональная подготовка, профессиональная подготовка учителей.

Традиционно «профессиональная подготовка» трактуется как совокупность специальных знаний, умений, навыков, качеств, трудового опыта, обеспечивающих возможность успешной работы по определенной профессии [7]. Понятие профессиональной подготовки тесно связано с понятием профессионального образования, а процесс его осмысления отражает особенности этапов развития профессионального образования в разные исторические эпохи.

Начало истории российской системы профессионального образования принято относить к концу XVII — началу XVIII вв. Поэтому исследование процесса становления профессиональной подготовки учителей целесообразно начать с эпохи правления Петра I. Хронологические рамки статьи ограничены XVIII веком, а анализ материала структурирован по трем аспектам: исторический контекст развития профессионального образования; характеристика системы профессионального образования; педагогическое образование и профессиональная подготовка учителей.

Исторический контекст развития профессионального образования.

Рубеж XVII-XVIII веков является важным в истории России как период начала преобразований в самых разнообразных сферах жизни страны: экономике и науке, быту и внешней политике, государственном строе и положении трудовых масс, церковных делах и искусстве. Осуществление преобразований связано, прежде всего, с деятельностью Петра Великого. Однако проводимые Петром I реформы были подготовлены всем предшествующим развитием России.

Во второй половине XVII века, как пишет ученый-историк С. М. Соловьев, Российское государство подошло к той точке своего развития, когда стал возможен переход «из древней истории в новую, из возраста, в котором господствует чувство, в возраст, когда господствует мысль» [4, c. 426]. В этот период в России сложились условия для движения от земледельческого уклада к развитию промышленности и торговли, что, в свою очередь, повлекло развитие «мысли»: науки и образования.

В первой половине XVIII века открывается множество сначала государственных, потом частных мануфактур, происходит передача казенных заводов купцам, владельцам предприятий дается право покупать крепостных крестьян, городских ремесленников объединяют в цехи — все это приводит к наращиванию производственных сил и повышению экономической независимости страны [2, c. 241–269]. Однако для обеспечения промышленного развития страны, а также практического решения военных, хозяйственных и культурных задач, требовались специально подготовленные, «умелые», люди. Разросшийся бюрократический аппарат требовал грамотных чиновников, армии и флоту были необходимы офицеры, усвоившие военное и морское дело, строительство крепостей, каналов, мануфактур побуждало иметь людей, владевших техническими навыками. Поэтому проблема просвещения была возведена в ранг государственной политики, а профессия была объявлена важнейшей государственной потребностью.

Первая половина XVIII века считается периодом начала участия государства в управлении образованием: открытие и содержание профессиональных школ, комплектация состава учащихся, разработка инструкций по содержанию образования и порядку учебных занятий, контроль работы духовных школ. Характерной чертой этого периода стала тенденция к профессионализации образования и его сосредоточению внутри отдельных сословных групп (создавались гарнизонные школы для солдатских детей, военные училища — для будущих дворян-офицеров и т. д.) [1, с.155]. На тот момент задуманное Петром I создание единой всесословной системы профессионального образования не привело к такому результату.

В течение второй половины XVIII века социально-экономическая система России, постепенно эволюционировавшая в буржуазном направлении, в целом не претерпела серьезных изменений. Объективные условия и, следовательно, задачи развития профессионального образования оставались практически теми же самыми. Однако на государственную образовательную политику этого времени отпечаток наложили идеи Просвещения, активным проводником которых была императрица Екатерина II. В развитии просвещения России второй половины XVIII века прослеживаются две тенденции: первая проявлялась в расширении сети учебных заведений; вторая выражалась в усилении влияния принципа сословности. Если петровские школы представляли собой, прежде всего, профессиональные заведения, целью которых было «оснащение» обучающихся навыками, соответствующими роду будущей профессиональной деятельности, то народные училища и сословные школы Екатерины II скорее реализовывали общеобразовательную и культурно-просветительскую функцию [2, с. 378–382].

Система профессионального образования и особенности профессиональной подготовки.

Система профессионального образования в России начала складываться в конце XVII века с появлением первых светских профессиональных учебных заведений (лекарская школа, типографская школа, т.п.). Решительные шаги по созданию сети профессиональных учебных заведений и реорганизации обучения были предприняты Петром I, поскольку он напрямую столкнулся в ходе проводимых реформ с острой кадровой проблемой, усугубленной всеобщей неграмотностью.

Созданные при Петре I учебные заведения разделялись на несколько типов:

-       Начальные школыбыли представлены цифирными школами, открытыми в губерниях указом 1814 года. В цифирных школах учились дети приказных и посадских людей. Для детей духовенства были созданы епархиальные школы, а для детей солдат — гарнизонные.

-       Специальные школывключали: Навигацкую и Артиллерийскую школы (1701), Инженерную школу (1712), Медицинское училище (1707), горные школы при металлургических заводах, готовившие специалистов горнорудного дела [2, с. 275].

-       Высшие школы: Славяно-греко-латинская академия (1687) стала первым образовательным учреждением, имеющим черты университета. Академия была организована совместно Православной церковью и государством с целью подготовки образованных людей для государственного и церковного аппаратов. Однако после духовной реформы Академия превратилась в узкосословную школу для образования духовенства. Академический университет (1724), созданный при Петербургской академии наук, просуществовал лишь до 1766 года и едва произвел один выпуск. Из двадцати экзаменовавшихся девять были признаны окончившими курс: четверо со степенью магистра, двое со степенью адъюнкта, еще двое — «переводчиками» и один — «учителем гимназии» [6, с.145–146].

На тот момент отношение государственной власти к открытию университетов было весьма сдержанным, поскольку университетское образование, нацеленное на реализацию культурологической функции, рассматривалось как источник западноевропейского вольнодумства и демократии. Предпочтение отдавалось специальным школам, сущность программ которых состояла в приобретении обучающимися сугубо профессиональных навыков. Образовательная составляющая в них присутствовала лишь потому, что приобретение профессиональных умений требовало некоторых конкретных знаний в области точных наук (арифметики, фортификации, баллистики).

Тенденция профессионализации продержалась вплоть до принятия в 1786 году Устава народных училищ, согласно которому в каждом губернском городе отрывались главные училища с четырьмя классами, а в уездных городах — малые училища с двумя классами. В них обучали чтению и письму, преподавали историю, географию, геометрию, механику, физику и т. д. Большая роль отводилась воспитанию молодежи в духе времени: повиновении светским и духовным властям. Народные школы имели скорее социальную и идеологическую направленность, чем профессиональную.

Значительным моментом в формировании системы профессионального образования в России явилось открытие Московского университета. В 1755 году императрица Елизавета Петровна, позитивно относившаяся к развитию отечественной науки и культуры, подписала соответствующий указ. Основными причинами для создания университета принято считать: престиж (Россия была единственной европейской державой, не имевшей университета) и потребность в кадрах.

Московский университет, основанный на европейских традициях, стал культурным и научным центром страны. Программа университета предусматривала для студентов всех факультетов (медицинского, философского и юридического) трехлетний подготовительный курс, включавший математику, физику, философию, экономические, исторические и «словесные» науки, а затем по его окончании — четырехлетнее обучение на профилирующих на каждом факультете кафедрах [6, с. 146]. Подготовка в университете, таким образом, была двухуровневой: за общеобразовательной подготовкой следовала профессиональная.

Стоит заметить, что до начала XIX века в России отмечалась невостребованность университетского образования. Изменения пришли с реформой М. М. Сперанского, устанавливающей связь между дипломом университета и чином по служебной Табели о рангах. Такой шаг позволил привлечь дворянство в университеты и придать университетскому образованию социальный статус важнейшего звена подготовки чиновничества [1, с. 155; 6, с. 146].

Таким образом, концу XVIII века начальные профессиональные школы (цифирные, гарнизонные) были закрыты; на их место пришли народные училища, направленные на общеобразовательную подготовку обучающихся. Сеть начальных школ охватила практически все губернские и уездные города и к 1786 году насчитывала 288 училищ с 22 200 учениками [2, с. 378]. По-прежнему функционировали специальные школы, осуществлявшие целевую подготовку к определенному роду профессиональной деятельности. Профессиональная подготовка в Московском университете следовала за общеобразовательной и осуществлялась на последних годах обучения.

Педагогическое образование и профессиональная подготовка учителей.

Вопрос подготовки учителей в рассматриваемый период стоял остро. По выражению С. М. Соловьева, начало XVIII века «есть время школьного учения для народа, время школы, взятой в самых широких размерах» [4, c. 465]. Преобразования охватывали все направления государственной и народной жизни и происходили под влиянием Европы. Россия была вынуждена учиться у западных учителей. В 1702 году, как раз когда начали открываться специальные учебные заведения, Петр I издал Манифест о вызове иностранцев в Россию, что и означало приглашение зарубежных учителей [4, с. 528]. При этом существовала опасность сближения с западноевропейскими народами, утраты вероисповедной и культурной самобытности русского народа, попадания в зависимость от европейских государств. Для уменьшения риска влияния иноверных учителей было принято решение отправлять русских людей учиться за границу, чтобы они по возвращении стали учителями в своей стране.

В первой половине XVIII века в России «своих» учителей не готовили. Первыми русскими учителями становились представители духовенства — монахи. Ведь по церковной реформе на монастыри была возложена просветительская функция. Преподавателями начальных школ становились выпускники специальных учебных заведений (навигационной и адмиралтейской школ).

Необходимость подготовки учителей в России нашла выражение в идеях ученых-просветителей XVIII века: М. В. Ломоносова, А. Н. Радищева, Н. И. Новикова, Д. И. Фонвизина. Именно М. В. Ломоносов впервые высказал мысль о содержании преподавательской деятельности. Воплощая замысел великого ученого, в 1779 году при Московском университете открыли учительскую семинарию, которая готовила преподавателей гимназий и университетов. Семинария просуществовала всего 5 лет, но ее опыт ее был использован в начале XIX века в ходе реформ народного образования, когда был поставлен вопрос о создании педагогических институтов непосредственно при университетах [3, с. 115].

В 1786 году на базе Петербургского главного народного училища была создана учительская семинария, где готовили учителей математики и истории. Подготовка педагогов включала блок специальных дисциплин (арифметика, геометрия, физика, история России, русский язык), отдельный курс педагогики и педагогическую практику, которую семинаристы проходили в нижних и малых народных училищах. За период своего существования семинария подготовила более 500 учителей и в 1803 году была преобразована в Петербургский педагогический институт [5].

Интересно отметить, что еще в 1876 году в «Уставе народных училищ» были сформулированы первые государственные требования к учителю. В Уставе была закреплена не только преподавательская, но и воспитательная функция учителя, а также определены качества, которыми должен был обладать педагог: христианское благочестие, добронравие, учтивость, прилежание, снисходительность к детям [5].

Развитие педагогических идей второй половины XVIII века связано с именем И. И. Бецкого. Он разделял и стремился претворить в жизнь идеи просветителей, в частности Жан-Жака Руссо. Основой его педагогических воззрений была вера в силу воспитания, осуществляющегося в изоляции от дурного общества, с целью развития свободной и нравственно чистой личности.

Появление педагогических учебных заведений, попытка определения требований к профессии учителя, выражение педагогических идей стали серьезными вехами в развитии педагогического образования в России в XVIII веке и заложили основы системы профессиональной подготовки учителей, которые получили дальнейшее развитие в XIX веке.

Литература:

1.      Андреев, А. Ю. О «новом прочтении» истории Российских университетов. // Высшее образование в России. — 2009. — № 3. — С. 149–159.

2.      История России с древнейших времен до 1861 года: Учеб. для вузов / Н. И. Павленко, И. Л. Андреев, В. Б. Кобрин, В. А. Федоров; под ред. Н. И. Павленко. — М.: Высш. Шк., 1996. — 559 с.

3.      Попков, В. А. Дидактика высшей школы: учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. / В. А. Попков, А. В. Коржуев. — 3-е изд., испр. и доп. М.: Издательский центр «Академия», 2008. — 224 с.

4.      Соловьев, С. М. Чтения и рассказы по истории России. / Сост. и вступ. ст. С. С. Дмитриева; Комм. С. С. Дмитриева и Л. П. Дойнокова. М.: Правда, 1989. — 768 с.

5.      Становление и развитие педагогического образования в России. // Дискуссионный клуб Министерства образования и науки РФ. [текст] — режим доступа: http://club.mon.gov.ru/articles/42, дата обращения: 19.02.14.

6.      Татур, Ю. Г. Высшее образование в России в XX веке. // Высшее образование в России. — 1994. — № 3. — С. 140–155.

7.      Энциклопедия профессионального образования: в 3-х т. / Под ред. С. Я. Батышева. — М.: АПО. 1999. — 440 с. Режим доступа: http://www.anovikov.ru/dict/p.htm, дата обращения: 02.03.2014.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle