Библиографическое описание:

Шегаев И. С. К вопросу о проблемах системы столичного образования: антитеррористическая защищенность учреждений Департамента образования города Москвы [Текст] // Проблемы и перспективы развития образования: материалы V междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 51-54.

В статье анализируется проблема обеспечения безопасности образовательной организации в части антитеррористической защищенности, рассматриваются основные ее этапы в отечественной практике. Раскрываются «слабые зоны» системы, выраженные, в первую очередь, в отсутствии организованного и планомерного подхода к данной проблеме.

Ключевые слова:терроризм, теракт, антитеррор, образовательная организация, общеобразовательная школа, безопасность, частная охранная организация.

The article examines the issue of security in the educational organization in terms of anti-terrorist protection covers the basic steps in its domestic practice. Revealed «weak zone» system, expressed in kind, especially in the absence of an organized and systematic approach to the problem.

Keywords:terrorism, act of terrorism, counterterrorism, educational organization, secondary school, security, private security organization.

Обеспечение комплексной безопасности учреждений школьного и дошкольного уровней — магистральное направление системы образования: без его реализации основная цель системы достигнута быть не может. Комплексным характер безопасности делает его полигранная структура, в составе которой можно выделить четыре основных вектора: пожарная и электробезопасность, линия ГО и ЧС (гражданская оборона и чрезвычайные ситуации), а также антитеррористическая защищенность.

В силу определенной тенденции (см. диаграмма № 1 «Количество жертв в образовательных учреждениях в результате применения оружия: мировая практика») последнее направление представляет собой чрезвычайную значимость: структура диаграммы имеет синусоидальный характер с очевидным скачком в 2012 г., что свидетельствует не только о повышенном показателе массовости жертв, но и о фактической беспомощности государственных и общественных институтов, правоохранительных органов по отношению к данной проблеме.

Рис. 1.

В поддержку актуальности вопроса говорят и данные Institute of Education Sciences Министерства образования США: в школах страны за двухлетний период (2003–2005 гг.) было совершено порядка 4763000 преступлений, в большинстве случаев (53 %) преступниками являлись дети младше 15 лет! [11].

Россию поднимаемая проблема впервые коснулась осенью 1999 г.: в результате целого ряда терактов были уничтожены жилые дома в Москве, Буйнакске и Волгодонске.[1] И, несмотря на то, что объектом преступления стали не школьники, за официальными расследованиями силовых структур последовало появление постов частных охранных предприятий в зданиях образовательных учреждений (финансирование охраны реализовывалось за счет средств, собранных с родителей учащихся). Этот факт справедливо считать первым этапом антитеррористической защиты образовательной среды.

Чудовищные события, омрачившие день знаний в 2004 г., продемонстрировали несостоятельность действующей на тот момент системы безопасности, став отправной точкой второго этапа: предполагалось заменить представителей ЧОП сотрудниками МВД, оборудовать входные двери арочными металлоискателями и установить кнопки тревожного вызова, оповещающие об угрозе вневедомственную охрану [2]. Однако, к сожалению, из вышеобозначенного удалось произвести лишь монтаж системы оповещения.

В течение десяти последующих лет подобные события в российской практике не повторялись, однако, 3 февраля 2014 г. вооруженный винтовкой и карабином подросток вошел в школу № 263 на северо-востоке Москвы и, застрелив своего учителя и сотрудника вневедомственной охраны, около получаса удерживал в заложниках своих одноклассников [6].[2]

Вслед за трагедией последовала череда проверок всех столичных школ: антитеррористическая защищенность, пожарная и электробезопасность, линия ГО и ЧС, соблюдение СанПиН (инициатором и надзирателем выступали прокуратуры административных округов города Москвы). Параллельно с этим столичный градоначальник заявил о необходимости переаттестации школьных психологов [7], а депутаты Государственной Думы — о необходимости ограничения поступления отдельных жанров компьютерных игр на отечественный рынок [3].

Рассмотрев этапы изменения условий обеспечения антитеррористической защищенности образовательных организаций, можно сделать вывод об отсутствии системного подхода к данному направлению безопасности: комплексная проверка носит спонтанный характер и исключительно после массовых преступлений, а не планомерный и организованный как того требует ситуация.

Несмотря на то, что ответственность за содеянное лежит как на ведомствах, так и на отдельных субъектах[3], автор считает нужным остановиться на проблемах безопасности образовательной среды основательнее.

1.     Кадровый вопрос, выраженный в отсутствии профессионалов со стороны непосредственных сотрудников частных охранных предприятий.

2.    

Необходимо отметить, что подавляющее большинство сотрудников ЧОП составляют лица предпенсионного или же пенсионного возрастов [4], физическая подготовка которых не соответствует тем разрядам, которые указаны в их квалификационных документах, кроме того их информационные навыки (владение компьютером, например) также находятся на низком уровне. Обозначенные способности — категорические требования обеспечения безопасности: сотрудник службы охраны должен в равной степени уметь как оказать сопротивление преступнику, так и воспользоваться современными техническими средствами (информационной системой «проход и питание», например).

Корни проблемы уходят, в первую очередь, к размеру заработной платы охранников: несмотря на довольно внушительные суммы [2], которые перечисляются Департаментом образования г. Москвы согласно контракту в адрес ЧОП[4], непосредственным работникам платят не больше двадцати тысяч рублей ежемесячно. Подобная практика влечет за собой отток от работы москвичей с одновременным приходом жителей периферии. В силу того, что суммы по меркам Москвы являются довольно низкими, они не могут выступать сколько-нибудь существенным стимулом к повышению квалификации или спортивной подготовки.

В результате, как уже было обозначено выше, должности замещают пенсионеры, эффективность работы которых практически равна нулю, а реальная деятельность сведена разве что к заполнению типовой документации.

3.     Ограниченность технических средств охраны, допущенных к применению в образовательной организации.

В основание этой проблемы заложена специфика объекта: в образовательном учреждении находятся преимущественно дети, в связи с чем сотрудники охраны не располагают никакими средствами, при помощи которых можно было бы оказать сопротивление или же минимизировать угрозу. На сегодняшний день все, чем владеет охранник: брелок КТС (кнопка тревожной сигнализации), фонарь, аптечка, противогаз ГП-7 и огнетушитель.

Таким образом, не обладая необходимой физической и образовательной подготовкой, а также спецсредствами, охранник даже теоретически не способен осуществлять безопасность пропускного и внутриобъектового режимов образовательной организации.

4.     Противоречия норм безопасности.

В данном случае проблема представляет собой нормативно-правовую коллизию, отчетливо просматривающуюся на следующем примере: проверенным средством защиты территории от несанкционированного доступа является монтаж металлических решеток на окнах зданий, однако типовые правила пожарной безопасности категорически это запрещают [8].

В результате создавая условия антитеррористической безопасности, руководитель нарушает нормы пожарной безопасности, подвергая жизни учеников, воспитанников и персонала угрозе иного характера.

5.     Отсутствие должного внимания к вопросу обеспечения безопасности со стороны руководства образовательной организации.

Многие нормы антитеррористической безопасности, заложенные в положения о пропускном и внутриобъектовом режиме, а также в инструкции или приказы, далеко не всегда соблюдаются директорами школ. Чаще всего это происходит по причине неудобства или халатности.

В качестве примера можно привести:

-          нарушение пропускного режима во время массовых мероприятий (собрания, концерты, выпускные вечера и т. д.) или в будние дни (чаще касается дошкольных отделений, в которых родители, забирая детей, никаким образом не фиксируются на входе/выходе здания);

-          условия хранения ключей от кабинетов (в редких случаях сотрудник, взявший ключ, во-первых, имеет на это право, а во-вторых, вносится в типовой журнал);

-          нарушение территориального ограждения (целостность забора, которым обнесен периметр учреждения, часто бывает нарушена в связи, с чем доступ на территорию не представляет никакой проблемы).

Перечисленное выше дает основания считать, что безопасность образовательной организации находится на крайне низком уровне. В отношении школ и их дошкольных отделений на сегодняшний день не создано необходимых условий, которые бы препятствовали возникновению угрозы. Критически необходимо разработать целостную концепцию обеспечения безопасности детей, контроль за соблюдением которой носил бы системный характер со стороны силовых ведомств.

Литература:

1.         Гаязова Л. А. Безопасность образовательной среды школы и подходы к ее оценке // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. — 2012. — № 148. — С. 44–49.

2.         Жеглов А., Машкин С., Туманов Г., Черных А. Школьный контрольный // Коммерсантъ. — 2014. — 04 фев.

3.         Интервью, взятое у депутата от «Справедливой России» Олега Михеева // Коммерсантъ. — 2014. — 04 фев.

4.         Охранять школы должны полицейские, а не пенсионеры, считают в КПРФ [Электронный ресурс]. — URL: http://ria.ru/moscow/20140203/992796343.html (дата обращения: 14.02.2014)

5.         Пилипенко В. Ф. Справочник руководителя образовательного учреждения. Обеспечение комплексной безопасности образовательного учреждения. — М.: Центр «Школьная книга», 2010. — 432 с.

6.         Судакова Т. Убийца из 10-го «А» // Российская газета. — 2014. — 13 фев.

7.         Черных А. Чуракова О. Сергей Собянин потребовал переаттестовать школьных психологов. — 2014. — 06 фев.

8.         Типовые правила пожарной безопасности [Электронный ресурс]. — URL: http://schz1061.mskzapad.ru/conditions/safety/articles5/tipovye_pravila_pozharnoj_bezopasnosti_dlya_shkol/ (дата обращения: 14.02.2014)

9.         Шегаев И. С. Антитеррористическая защищенность образовательного учреждения: проблемы и попытки их решения // Молодой ученый. — 2013. — № 10 (57). С. 465–468.

10.     Шегаев И. С. Об общих проблемах обеспечения комплексной безопасности (на примере образовательного учреждения) // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. — 2013. — № 10. — С. 220–223.

11.     Institute of Education Sciences [Электронный ресурс]. — URL: http://www.memoid.ru/node/Rasstrely_v_shkolah_SSHA (дата обращения: 12.02.2014)



[1] Общее число жертв составило 307 человек, свыше 1700 получили ранения.

[2] Убийцей оказался пятнадцатилетний ученик 10 класса.

[3] В первую очередь, речь идет о семье убийцы, в условиях воспитания которой он находился, во-вторых, - о халатности в отношении хранения огнестрельного оружия, в-третьих, возникает вопрос к педагогическому коллективу, обучающему преступника (его поведение, отдельные поступки, разговоры не могли не иметь специфику). Кроме того, определенная степень ответственности лежит и на психологической службе образовательного учреждения, а также сотрудниках правоохранительных органов, пропедевтическая работа которых явно не дает нужный результат.

[4] Речь идет ориентировочно о восьмидесяти тысячах рублей ежемесячно за один пост.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle