Библиографическое описание:

Кадельник Л. А. Этиопатогенетические механизмы проявления хронических дерматозов при паразитарных инвазиях [Текст] // Медицина: вызовы сегодняшнего дня: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2013 г.). — М.: Буки-Веди, 2013. — С. 25-31.

Важной проблемой современной доказательной медицины является значительная распространенность дерматозов, их хроническое и часто тяжелое, атипичное течение, нерешенность механизмов причинно-следственных взаимосвязей. В клинической медицине сегодня отсутствует четкая концепция о роли паразитоценозов в этиологии и патогенезе хронических дерматозов, поэтому вопросы паразитирования и комменсализма паразитов в организме больного остаются открытыми и требуют своего решения.

Ключевые слова: хронический дерматоз, иммунитет, инвазии, паразиты.

Хронические заболеваний кожи остаются одной из актуальных проблем современной доказательной медицины. В последние годы научные прогнозы свидетельствуют о возможности значительного увеличения количества больных хроническими дерматозами (ХД), имеется тенденция к более тяжелому их клиническому течению и определенным осложнениям [7, с.35–41; 8, с.8–11].

ХД случаются повсеместно, возникают в любом возрасте и характеризуются рецидивирующим течением, имеют выраженную резистентность к проводимой терапии, что нередко приводит к длительной потере трудоспособности. Клиницисты последнее время наблюдают рост тяжелых, рефрактерных к фармакотерапии, часто инвалидизирующих форм дерматозов, существенно влияющих на качество жизни пациентов и имеющих не только медицинское, но и социальное значение [17, с.1076–1081; 18, с.1069–1073; 22, с. 155–159].

Нередко встречаются хронические дерматозы такие как истинная и микробная формы экземы, атопический дерматит, псориаз, красный плоский лишай и др. В структуре хронических заболеваний кожи в экономически развитых странах больные истинной и микробной экземой составляют — 10–23 %, атопическим дерматитом — 12–18 %, псориазом — 2–3 %, красным плоским лишаем — 0,5–2 % [6, с.38–44; 27, с.217–220; 60, с.88–97; 62, с.559–563].

В структуре аллергических заболеваний человека аллергодерматозы в целом, по данным разных авторов, составляет от 7 до 73 % [32, с.3–9; 57, с.811–817].

Рост распространенности дерматозов среди населения, их хроническое и нередко тяжелое течение, приводят к снижению работоспособности, а, нередко, и к инвалидности пациентов. Нерешенность вопросов этиологии и патогенеза хронических дерматозов представляют одну из наиболее важных проблем практического здравоохранения [2, с.5–8; 26, с.86; 48, с.166; 56, с.281–291].

При всех формах хронических дерматозов в организме больных обнаруживают иммунные, метаболические, структурно-функциональные сдвиги — важные патогенетические факторы этих заболеваний, однако механизмы развития ХД остаются недостаточно изученными [12, с.1362–1366; 16, с.828]. Многими исследователями предложено теории этиопатогенеза хронических заболеваний кожи, которые берут за основу признание одного патогенетического звена решающим фактором патологического процесса ХД.

Многими учеными доказана важная роль генетических факторов в развитии указанных патологий, о чем свидетельствует семейная концентрация больных, превышающая в несколько раз популяционную, обнаружены генетические маркеры в системе гистосовместимости (HLA) [9, с. 14–19; 32, с.3–9; 63, с.299–303].

Нейрогенная теория приводит довольно много фактов, которые свидетельствуют о том, что ХД впервые возникали у лиц после психической травмы. Результаты многочисленных исследований показали, что такие больные имеют существенные функциональные нарушения центральной и периферической нервной системы. Это дает право на существование нейрогенной теории развития псориаза, однако ее нельзя признать полностью доказанной [21, с.190–204].

Невзирая на то, что механизмы развития хронических дерматозов изучены неполно, а их понимание представляет проблему из-за клинико-патогенетической неоднородности, создание универсальной схемы патогенеза всех дерматозов оказалось трудно выполнимой задачей [8, с.8–11]. Показано, что обязательным компонентом развития дерматозов является эндотелиальная дисфункция, впрочем механизмы, лежащие в ее основе, изучены недостаточно [58, с.503–513]. Предполагают, что основная роль в развитии данного явления принадлежит «окислительному стрессу», который развивается на фоне дисфункции фагоцитов, антиоксидантной защиты, возможного дисбаланса цитокиновой сети [43, с.71].

Общеизвестно, что в инициации и регуляции иммунного ответа значительная роль принадлежит цитокинами — биологически активным медиаторам, которые осуществляют взаимодействие иммунокомпетентных клеток между собой и с другими специализированными клетками тканей и органов [43, с.71]. Они индуцируют и регулируют воспаление, фагоцитоз, апоптоз и другие биологические реакции, поэтому изучение цитокинового профиля имеет большое диагностическое и прогностическое значение и позволяет глубже понять механизмы развития патологического процесса [10, с.11–16]. Изменения в системе цитокинов отражают дисбаланс на разных уровнях иммунной системы [49, с.106–107]. Однако остается не изученным цитокиновый профиль у больных различными клиническими формами хронических дерматозов, а также при сочетании ХД с паразитарной инвазией.

Большое значение в регуляции гомеостаза имеет фактор некроза опухолей — α (ФНО-α), который в малых концентрациях оказывает патологическое эндокринноподобное действие, вызывая гемодинамические нарушения и микрососудистую гиперкоагуляцию [25, с.58; 53, с.166–171]. ФНО-α и ИЛ-l синтезируются параллельно, в основном, моноцитами, макрофагами и лимфоцитами в ответ на стресс-реакцию, обладают способностью индуцировать продукцию друг друга [11, с.18–23; 69, с.323–330; 70, с.1535–1544]. Рецепторы к ФНО-α располагаются на разных клетках, в частности, эндотелиальные клетки сосудов экспрессируют оба рецепторы ФНО (Р55, Р75), однако установлено, что ФНО-α активирует их преимущественно через Р55 [40, с.390]. В малых концентрациях ФНО-α вызывает быстрое и обратимое снижение уровня внутриэндотелиального кальция, независимо от оксида азота и простагландинов, что приводит к снижению тонуса сосудов и носит компенсаторный характер [34, с.6–10]. Эндотелиальные клетки не могут спонтанно индуцировать и секретировать биологически активный ИЛ-1 [4, с.18–21; 30, с.9–17]. Продукция ИЛ-1 свидетельствует о патологической активации эпидермальных кератиноцитов и вызывает экспрессию генов ИЛ-6 и ИЛ-8 [42, с.215–318]. Кроме того, избыток NO, образуя соединения с высокотоксичными пероксинитритами, вызывает повреждения и мутации ДНК [59, с.551–562]. Поэтому на фоне цитокинового дисбаланса всегда происходит повышение уровня оксида холестерина в крови, отрицательно влияя, в свою очередь, на выработку NO, усиливая поражения сосудистой стенки [13, с.9–22; 65, с.1195–1201], что играет важную роль в патогенезе хронических дерматозов.

Гладкомышечные клетки, которые находятся в постоянном взаимодействии с клетками иммунной системы (естественные киллеры, макрофаги, нейтрофилы), также влияют на состояние сосудов [3, с.38–49]. Установлено, что они способны продуцировать ИЛ-l, ФНО-α, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10 и γ-ИФН. Так, ИЛ-8, который является хемоаттрактантом нейтрофилов, включает их в процесс ремоделирования сосудов [30, с.8–12; 31, с.9–17; 67, с.411–417].

Также с ИЛ-8 и ФНО-α тесно связан апоптоз эндотелиальных и гладкомышечных клеток [64, 2638–2640]. Причиной программируемой гибели эндотелиальных клеток может быть свободнорадикальное повреждение клеток в условиях гипероксигенации и повышенного уровня провоспалительных цитокинов [34, с.6–10; 35, с.123].

Соответственно, накопление в кровотоке избыточных количеств регуляторных цитокинов с разнонаправленными эффектами может приводить не только к нарушению активации иммунокомпетентных клеток, но и к иммунопатологическим реакциям, нарушениям гомеостаза и прямому повреждающему эффекту цитокинов [5, с.174–189; 45, с.90–94].

Установлена тесная взаимосвязь между индукцией иммунными комплексами окислительного взрыва в фагоцитах и секрецией ими ФНО-α, ИЛ-6, а также лизосомальных ферментов [39, с.27–32]. Однако в работах L. Dumoutier et al. и S. V. Kotenko et al. [47, с.236; 52, с.326–333] доказано, что иммунные комплексы в большей степени стимулируют выработку противовоспалительных цитокинов (ИЛ-10). Это препятствует синтезу провоспалительных цитокинов и может служить одним из механизмов самоограничения клеточного иммунного ответа, иммунного воспаления, что клинически проявляется периодической нормализацией состояния больного.

Таким образом, в указанных исследованиях часто рассматривается один из аспектов проблемы патогенеза хронических дерматозов, что может служить предпосылкой для его понимания. Комплексный подход к изучению этого вопроса позволил бы глубже понять и систематизировать различные механизмы развития этих состояний, предложить новые подходы к определению индивидуального прогноза пациента и выработки стратегии лечения.

С целью адекватной оценки состояния цитокинового звена иммунитета и роли в патогенезе хронических дерматозов необходимо иметь комплексное представление о его значении в развитии патологического процесса при ХД [28, с.217–220]. Цитокины можно рассматривать как возможные диагностические и прогностические маркеры, и как основания для выбора, в случае необходимости, иммунотропной терапии и оценки ее эффективности [14, с.512; 41, с.4–7]. Однако авторы, как правило, рассматривают одно из звеньев патогенеза хронических дерматозов, тогда как в их развитии тесно взаимодействуют различные системы организма человека, и поэтому для изучения механизмов развития хронических заболеваний кожи необходимо использовать системный подход.

Известно научное предположение, согласно которому на этиологию и патогенез ХД влияет патология кишечника. J. R. Person, J. D. Bernhard [61, с.19–26] наблюдали дерматит, связанный с операцией обходного анастомоза тонкой кишки, а также другие кожные проявления, связанные с воспалением кишечника. По мнению авторов, дерматозы развиваются из-за поглощения микробных антигенов из кишечника. Таким образом, автоинтоксикации описаны как первичные механизмы во взаимосвязи болезней кожи и кишечника.

Некоторые клиницисты описывают взаимосвязь хирургических операций пищеварительной системы с дерматозами. Е. D'Amico, С. Palazzi, F. Capani [46, с.1521–1528] сообщили о взаимосвязи первичного желчного цирроза и псориаза. После внедрения портокавального шунта пациент освободился от псориаза и псориатического артрита. Врачи выдвинули гипотезу, что перераспределение кровотока уменьшило застой в кишечнике и, тем самым, уменьшило привлечение патогенной кишечной флоры. Отмечено, что операция обходного анастомоза части тонкой кишки (тощей и подвздошной) приводит к уменьшению проявлений псориаза у пациентов.

Многочисленные исследования свидетельствуют о значении патогенных микроорганизмов кишечника в этиологии псориаза. V. M. Yates, G. Watkinson, A. Kelman [68, с.779–787] установили взаимосвязь болезней кишечника и псориаза. Они показали, что у пациентов с болезнью Крона и неспецифическим язвенным колитом псориаз случался чаще, чем у здоровых людей. М. Buslau, I. Menzel, Н. Holzmann [44, с.132–140] проанализировали образцы кала пациентов, страдающих себорейной экземой, псориазом или себореей головы, и обнаружили высокую степень проявления патогенной флоры у всех пациентов. Учеными также установлена взаимосвязь между псориазом и хроническим еюнитом (с повышенной проницаемостью тонкой кишки и сглаживанием ее слизистой). Выявленые нарушения проницаемости кишечных стенок коррелирует со степенью тяжести псориаза и длительностью заболевания. У всех пациентов установлено наличие патологии проксимальных отделов пищеварительного тракта, что проявилось в виде дегенеративно-дистрофических изменений эпителиального компартмента. Степень уменьшения высоты эпителиального пласта коррелировала с прогрессирующей стадией псориаза и длительностью заболевания. Они определяли эти изменения как «псориатическую гастроинтестинопатию» и предполагали ее вторичность по отношению к кожным проявлениям псориаза.

Различные заболевания желудочно — кишечного тракта, печени и поджелудочной железы у больных ХД отмечал Г. В. Банченко [1, с. 156–162]. А. Л. Машкиллейсон [20, с.65–66] при гастроэнтерологическом исследовании 415 больных красным плоским лишаем слизистой оболочки полости рта у 75 % из них выявил наличие различной патологии желудочно-кишечного тракта (гастриты — у 64 %, язвенную болезнь и ее осложнения — у 14 %, колиты — у 19 % больных), которая нередко сочетается с заболеваниями печени. Наблюдение за больными и их обследование в динамике позволили сделать вывод о несомненной роли патологии желудочно-кишечного тракта в патогенезе плоского лишая слизистой оболочки полости рта, особенно его эрозивно-язвенной формы. При гастроскопии, проведенной у пациентов с эрозивно-язвенной формой красного плоского лишая, в части обследованных выявлены изменения слизистой оболочки желудка, однако механизмы взаимосвязи этих изменений окончательно не установлены [1, 162–164; 20, с.65–66].

Не отрицая значения вышеперечисленных факторов в развитии хронических дерматозов, многие исследователи, тем не менее, придают большое значение взаимосвязи этих заболеваний с нарушениями микроэкологического баланса [24, с. 155–162; 33, с.36–39; 51, с.113–132].

Собственно кожные проявления хронических дерматозов часто рассматривают как аллергическую реакцию организма на наличие чужеродных микроорганизмов, вирусов и паразитов, на продукты их жизнедеятельности, когда развивается интоксикация организма. В этом случае говорят об инфекционно-аллергической природе ХД [15, с.90–94].

Отдельные исследователи считают, что важнейшим этиологическим фактором развития хронических дерматозов являются паразитозы [55, с.659–660]. В литературе приведены данные о наличии кожных высыпаний у больных при выявлении у них кишечных паразитов. Так, работами G. M. Swank, Е. А. Deitch [66, с.1453–1457] показано наличие у больных дерматозами (экзема, псориаз, крапивница, нейродермит) протозойных и гельминтных инвазий, разнопопуляционных паразитоценозов.

Академик РАМН В. И. Покровский [23, с.542, 24, с.159–168] подчеркивает, что инфекция — это первое звено в патологии желудочно-кишечного тракта и указывает на явную недооценку значения кишечных гельминтов и лямблий, которые влияют как иммуносупрессоры и вызывают аллергизацию организма. Между тем, по данным ВОЗ, третье и четвертое места по массовости заболеваний занимают паразитарные инвазии, при этом число таких больных ежегодно составляет более 14 млн. человек [29, с.10–23].

За последние пять лет констатировано более чем двукратное увеличение заболеваемости лямблиозом. Деструктивные изменения слизистой оболочки тонкого и толстого отделов кишечника под влиянием длительного паразитирования простейших и гельминтов приводят к нарушению процессов пищеварения и всасывания, до мальабсорбции, что является патогенетически значимым фактором для больных хроническими дерматозами [36, с.5–22; 37, с.690–693; 54, с.63–87].

Ежегодно по данным ВОЗ приблизительно каждый второй человек на планете заражается одним из трех основных видов гельминтов, в частности аскаридозом (1,2 млрд. человек), анкилостомозом (900 млн.) и трихоцефалезом (до 700 млн.). Некоторые специалисты как из США [50, с.178–189], так и из России [19, с.411] сообщают, что 95–99 % населения имеют паразитов, однако не знают об этом.

Значительная роль в патогенезе атопического дерматита принадлежит паразитарным инвазиям кишечника (гельминтозы, лямблиоз), что является пусковым механизмом для иммунопатологических изменений кожи и поддерживает его хроническое течение. При изучении протозойного пейзажа кишечника 2561 больного атопическим дерматитом, Н. П. Торопова, Н. А. Сафронова, Л. М. Гордеева [38, с.27–32] зарегистрировали 999 случаев зараженности различными видами паразитов. Выявлено 15 видов кишечных паразитов, шесть из которых простейшие: Giardia lamblia, Chylomastix mesnili, Entamoeba coli, Endolimax nana, Jodamoeba butchilii, Entamoeba hartmanni.

Отслеживается четкая тенденция к увеличению удельного веса зараженных одновременно различными видами паразитов (паразитоценозами) больных ХД в зависимости от возраста и длительности заболевания.

Можно сделать вывод, что на сегодня отсутствует четкая концепция относительно места паразитоценозов в патогенезе ХД. Остаются открытыми вопросы паразитирования и комменсализма паразитов у таких больных. Наряду с этиотропными факторами неоднозначно трактуются вопросы патогенеза и заинтересованности иммунной системы при развитии ХД. Большой интерес представляет изучение особенностей иммунопатогенеза контактных паразитозов, требуют детального изучения показатели иммунного ответа с целью выбора соответствующей иммунокоррегирующей терапии больных хроническими дерматозами.

Литература:

1.                  Банченко Г. В. Сочетанные заболевания слизистой оболочки полости рта и внутренних органов / Г. В. Банченко. — М.: Медицина, 2009. − 188 с.

2.                  Бадокин В. В. Перспективы применения ингибиторов ФНО при псориазе и псориатическом артрите / В. В. Бадокин // Клин. фармакол. и терапия. − 2005. − № 1. − С. 5–8.

3.                  Бережная Н. М. Эозинофилы, базофилы и иммуноглобулин Е в противоопухолевой защите / Н. М. Бережная, В. Ф. Чехун, Р. И. Сепиашвили // Аллергология и иммунология. − 2005. − Т. 6, № 1. − С. 38–49.

4.                  Варюшина Е. А. Изучение механизмов местного иммуностимулирующего действия интерлейкина-1 бета. Усиление функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов человека в очаге воспаления под влиянием интерлейкина-1 бета / Е. А. Варюшина, В. Г. Конусова, А. С. Симбирцев // Иммунология. − 2000. − № 3. − С. 18–21.

5.                  Василенко A. M. Цитокины в сочетанной регуляции боли и иммунитета / А. М. Василенко, Л. А. Захарова // Успехи соврем. биол. − 2000. − Т. 120, № 2. − С. 174–189.

6.                  Владимиров В. В. Псориаз: этиопатогенез, клиника, лечение и профилактика / В. В. Владимиров, Е. В. Владимирова // Качество жизни. Медицина. Болезни кожи. − 2006. − № 6(17). − С. 38–44.

7.                  Горланов И. А. Ошибки в диагностике атопического дерматита у детей / И. А. Горланов, Л. М. Левина, И. Р. Милявская // Аллергология. − 2004. − № 4. − С. 35–41.

8.                  Довжанский С. И. Патогенез и клиника хронических дерматозов у больных пожилого и старческого возраста / С. И. Довжанский // Вестн. дерматол. и венерол. − 2002. − № 6. − С. 8–11.

9.                  Довжанский С. И. Генетические и иммунные факторы в патогенезе псориаза / С. И. Довжанский, И. Я. Пинсон // Рос. ж. кож. и венер. болезней. − 2006. − № 1. — С. 14–19.

10.              Ешану B. C. Цитокины и их биологические эффекты при некоторых болезнях печени / В. С. Ешану // Клин. перспект. гастроэнтерол., гепатол. − 2004. − № 5. − С. 11–16.

11.              Жданов Г. Н. Роль интерлейкина 1-α в патогенезе острого периода ишемического инсульта / Г. Н. Жданов, М. М. Герасимова // Неврол. вестн. им. В. М. Бехтерева. − 2005. − № 1(2). − С. 18–23.

12.              Иванов О. Л. Атопический дерматит: современные представления / О. Л. Иванов, А. Н. Львов, А. В. Миченко // Рус. мед. ж. − 2007. − Т.15, № 19. − С. 1362–1366.

13.              Катунина О. Р. Иммунная система кожи и ее роль в патогенезе псориаза / О. Р. Катунина // Вестн. дерматол. и венерол. − 2005. − № 1. − С. 9–22.

14.              Климов А. Н. Обмен липидов и липопротеидов и его нарушения: руководство для врачей, переработанное и дополненное, 3-е изд. / А. Н. Климов, Н. Г. Никульчева. — Питер Ком, 2009. − 512 с.

15.              Ковальчук Л. В. Хемокины − новое семейство цитокинов, регулирующих миграцию лейкоцитов / Л. В. Ковальчук, Р. Т. Сайгитов // Ж. микробиол., эпидемиол., иммунол. − 2000. − № 1. − С. 90–94.

16.              Колибрина A. M. Применение гастроинтестинальных препаратов в комплексной терапии атопического дерматита / А. М. Колибрина, Г. Д. Никифорова, И. В. Хамаганова // Рус. мед. ж. − 2004. − № 14. − С. 828.

17.              Кочергин Н. Г. Атопический дерматит: современные аспекты патогенеза и терапии / Н. Г. Кочергин // Рус. мед. ж. − 2004. − № 1. − С. 1076–1081.

18.              Кочергин Н. Г. Эффективность инфликсимаба у больных псориазом / Н. Г. Кочергин, Л. М. Смирнова // Рус. мед. ж. − 2005. − Т. 13, № 16. − С.1069–1073.

19.              Кубанова А. А. Дерматовенерология в России. Реальность и перспективы / А. А. Кубанова, Л. И. Тихонова // Вестн. дерматол. и венерол. − 2004. − № 2. − С. 4–11.

20.              Лысенко А. Я. Клиническая паразитология / А. Я. Лысенко, М. Г. Владимова, А. В. Кондрашин. — Женева, 2002. − С. 65–66.

21.              Машкиллейсон А. Л. Красный плоский лишай / А. Л. Машкиллейсон // В кн.: Заболевания слизистой оболочки полости рта и губ. − М., 2004. − С. 190–204.

22.              Мордовцев В. Н. Псориаз (патогенез, клиника, лечение) / В. Н. Мордовцев, Г. В. Мушет, В. И. Альбанова. — Кишинев: Штиинца, 2001. − 184 с.

23.              Никитина И. В. Хроническая крапивница / И. В. Никитина, М. В. Тарасова // Дерматология. Косметология и пластическая хирургия. − 2008. − Т. 16, № 8. − С. 542.

24.              Покровский В. И. Противоэпидемическая практика / В. И. Покровский, Б. Л. Черкасский, В. Ф. Петров. — М., Пермь: ИПК «Звезда», 2008. − 200 с.

25.              Пономарева Ж. В. Роль дисбиотических сдвигов в развитии поражений кожи / Ж. В. Пономарева, Е. Н. Анисимова, А. В. Лейхтер: материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию дерматологической службы Читинской области. — Чита, 2004. − С. 58.

26.              Радаева О. А. Провоспалительные цитокины и нейтрофильные гранулоциты при эссенциальной артериальной гипертензии / О. А. Радаева, Л. В. Новикова // Актуал. пробл. мед. науки и образования: материалы межрегионал. науч. конференции. — Пенза, 2007. − С. 86.

27.              Ревякина В. А. Иммунологические основы развития атопического дерматита и новая стратегия терапии / В. А. Ревякина // Consilium Medicum. − Педиатрия; (Приложение 1). − 2004. − С. 31–33.

28.              Самцов А. В. Кожные и венерические болезни / А. В. Самцов, В. В. Барбинов. — СПб.: ЭЛБИ, 2002. − С. 217–220.

29.              Сергеев А. Ю. Иммунодерматология: иммунологические основы патогенеза главных воспалительных дерматозов человека / А. Ю. Сергеев, А. В. Караулов, Ю. В. Сергеев // Иммунол., аллергол., инфектол. − 2003. − № 3. − С. 10–23.

30.              Сергиев В. П. Паразитарные болезни человека, их профилактика и лечение / В. П. Сергиев, М. П. Лебедева, А. А. Фролова // Эпидемиол. и инфекц. болезни. − 2007. − № 2. − С. 8–12.

31.              Симбирцев A. C. Биология семейства интерлейкина-1 человека / А. С. Симбирцев // Иммунология. − 2008. − № 3. − С. 9–17.

32.              Симбирцев А. С. Роль цитокинов в регуляции физиологических функций иммунной системы / А. С. Симбирцев // Физиол. и патол. иммунной системы. − 2004. −№ 10. — С. З-9.

33.              Скрипкин Ю. К. Современный взгляд на патогенетическую терапию атопического дерматита / Ю. К. Скрипкин, А. С. Дворников, Л. С. Круглова // Вестн. дерматол. и венерол. − 2006. − № 4. − С. 36–39.

34.              Смирнова Г. И. Атопический дерматит у детей / Г. И. Смирнова // Фармацевт. вестник. − 2002. − № 10. − С. 6–10.

35.              Старикова Э. А. Особенности цитокиновой регуляции секреции эндотелиальными клетками хемокина IL-8 / Э. А. Старикова, И. С. Фрейдлин // Мед. иммунол. − 2005. − Т. 7, № 2–3. − С. 123.

36.              Суслов А. П. Фундаментальная иммунобиология провоспалительных цитокинов и MIF / А. П. Суслов, М. В.Коноплева, О. Ю. Третьяков // Мед. иммунол. − 2006. − Т. 8, № 1. − С. 5–22.

37.              Токмалаев А. К. Гельминтозы человека / А. К. Токмалаев // Рус. мед. ж. − 2001. − Т. 9, № 16–17. − С. 690–693.

38.              Торопова Н. П. Атопический дерматит и лямблиоз у детей / Н. П. Торопова, А. М. Градинаров, Н. А. Сафронова // Медицинская и социальная реабилитация детей-инвалидов, страдающих дерматозами: тезисы докладов республиканской конференции. — Екатеринбург, 2005. − С. 43.

39.              Торопова Н. П. Паразитарная фауна кишечнику у детей, страдающих атопическим дерматитом. Аспекты диагностики и патогенеза / Н. П. Торопова, Н. А. Сафронова, Л. М. Гордеева // Рос. ж. кож. и венер. болезней. − 2008. − № 2. − С. 27–32.

40.              Фрейндлин И. С. Клетки иммунной системы / И. С. Фрейндлин, А. А. Тотолян. — СПб.: Наука, 2001. − Т. 4. − 390 с.

41.              Фрейндлин И. С. Паракринные и аутокринные механизмы цитокиновой иммунорегуляции / И. С. Фрейндлин // Иммунология. − 2001. − № 5. − С. 4–7.

42.              Хаитов P. M. Основные направления развития научных исследований в области иммунологии и аллергологии в России на 2003–2005 гг. / Р. М. Хаитов, В. М. Манько // Иммунология. − 2003. − Т. 24, № 5. − С. 215–318.

43.              Чалый Ю. В. IL-8 как сигнальная молекула повреждения клетки / Ю. В. Чалый, Н. Н. Нашкевич, Н. Н. Войтенко // Цитокины и воспаление. − 2002. − Т. 1, № 2. − С. 71.

44.              Черешнев В. А. Иммуномодулирующее действие препарата «Профеталь» на мононуклеарные лейкоциты периферической крови человека и генерированные из них дендритные клетки / В. А. Черешнев, О. В. Лебединская, С. Ю. Родионов // Иммунология. − 2006. − Т. 27, № 3. − С. 132–140.

45.              Buslau M. Fungal flora of human faeces in psoriasis and atopic dermatitis / M. Buslau, I. Menzel, H. Holzmann //Mycoses. − 2010. − Vol. 33, № 2. − P. 90–94.

46.              Charles P. Regulation of cytokines and acute phase proteins following TNF blockade in rheumatoid arthritis / P. Charles, M. J. Elliott, D. Davis // J. Immunol. − 2009. − Vol. 163. − P. 1521–1528.

47.              D'Amico E. Remission of psoriatic arthritis after portacaval anastomosis in a patient with primary biliary cirrhosis / E. D'Amico E, C. Palazzi, F. Capani // J. Rheumatol. − 2009. — Vol. 26. − P. 236.

48.              Dumoutier L. Cloning and characterization of IL-22 binding protein, a natural antagonist of IL-10-related T cell-derived inducible factor IL-22 / L. Dumoutier, D. Lejeune, D. Colau // J. Immunol. − 2001. — Vol. 18. − Р. 166.

49.              Elder J. T. Psoriasis clinical registries, genetics, and genomics / J. T. Elder // Ann Rheum. Dis. − 2005. — № 64. − P. 106–107.

50.              Homey В. Cytokines and chemokines orchestrate atopic skin inflammation / B. Homey, M. Steinhoff, T. Ruzicka // The Journal of allergy and clinical immunology. − 2006. − Vol. 118, № 1. − P. 178–89.

51.              Horton J. Treatment of parasitic diseases / J. Horton // Parasitology. − Cambridge University Press, 2000. − P. 113–132.

52.              Kelly D. Commensal gut bacteria: mechanism of immune modulation / D. Kelly, S. Conway, R. Aminov // Trends Immunol. − 2005. − Vol. 26. − P. 326–333.

53.              Kotenko S. V. Identification, cloning, and characterization of a novel soluble receptor that binds IL-22 and neutralizes its activity / S. V. Kotenko, L. S. Izotova, O. V. Mirochnitchenko // J. Immunol. − 2001. — Vol. 114. − P. 166–171.

54.              Loppnow H. Invited review: Vascular cells contribute to atherosclerosis by cytokine and innate-immunity-related inflammatory mechanisms / H. Loppnow, K.Werdan, M. Buerke // Innate Immunity. − 2008. — Vol. 14, № 2. − P. 63–87.

55.              Lynch N. R. Parasite infections and the risk of asthma and atopy / N. R. Lynch // Thorax. − 2009. − Vol. 54. − P. 659–660.

56.              Marks J. Small-intestinal mucosal abnomialities in various skin diseasea — fact or fancy? / J. Marks, S. Shuster // Gut. − 2010. − Vol. 11. − P. 281–291.

57.              Mehraein Y. Detection of parvovirus B19 capsid proteins in lymphocytic cells in synovial tissue of autoimmune chronic arthritis / Y. Mehraein, C. Lennerz, S. Ehlhardt // Mod. Pathol. − 2003. — Vol. 16. − P. 811–817.

58.              Mohrenschlager M. Atopic eczema: what's new? / M. Mohrenschlager, U. Darsow, C. Schnopp // J. Europ. Acad. Derm. Venereol. − 2006. − Vol. 20, № 5. − P. 503–513.

59.              Monis P. T. Molecular biology techniques in parasite ecology / P. T. Monis, R. H. Andrews, C. P. Saint // International Journal for Parasitology. − 2002. − Vol. 32. − P. 551–562.

60.              Napoli C. Nitric oxide and atherosclerosis / C. Napoli, L. G. Ignarro // Nitric Oxide. − 2001. − Vol. 5. − P. 88–97.

61.              Nijsten Т. Members of the National Psoriasis Foundation: more extensive disease and better informed about treatment options / T. Nijsten, T. Rolstad, S. R. Feldman // Arch. Dermatol. − 2005. − Vol. 141, № 1. — P. 19–26.

62.              Person J. R. Autointoxication revisited / J. R. Person, J. D. Bernhard // J. Am. Acad. Dermatol. − 2006. − Vol. 15. − P. 559–563.

63.              Pietrzak A. Cutaneous manifestation of giardiasis − case report / A. Pietrzak, G. Chodorowska, J. Urban // Ann. Agric. Environ. Med. — 2005. — Vol. 12, № 2. — P. 299–303.

64.              Scarpa R. Clinical and genetic aspects of psoriatic arthritis «sine psoriasis» / R. Scarpa, E. Cosentini, F. Manguso // J. Rheumatol. − 2003. — Vol. 30. − P. 2638–2640.

65.              Schieffer В. Role of NAD(P)H Oxidase in Angiotensin II-Induced JAK/STAT Signaling and Cytokine Induction / B. Schieffer, M. Luchtefeld, S. Braun // Circulation Research. − 2000. — Vol. 87. — P. 1195–1201.

66.              Shi W. Microbial control of nitrate concentrations in an agricultural soil treated with dairy waste compost or ammonium fertilizer / W. Shi, J. M. Norton // Soil. Biology and Biochemistry. − 2000. − Vol. 32. − P. 1453–1457.

67.              Swank G. M. Role of the gut in multiple organ failure: bacterial translocation and permeability changes / G. M. Swank, E. A. Deitch // World. J. Surg. − 2006. − Vol. 20. − P. 411–417.

68.              Vanaudenaerde B. M. The role of interleukin-17 during acute rejection after lung transplantation / B. M. Vanaudenaerde, L. J. Dupont, W. A. Wuyts // Eur. Respir. J. − April 1. − 2006. — Vol. 27, № 4. − P. 779–787.

69.              Yates V. M. Further evidence for an association between psoriasis, Crohn's disease and ulcerative colitis / V. M. Yates, G. Watkinson, A. Kclman // Br. J. Dermatol. − 2012. — Vol. 106. − P. 323–330.

70.              Young J. L. The Serpin Proteinase Inhibitor 9 Is an Endogenous Inhibitor of Interleukin 1 (beta)-converting Enzyme (Caspase-1). Activity in Human Vascular Smooth Muscle Cells / J. L. Young, G. K. Sukhova, D. Foster // J. Exp. Med. − 2010. — Vol. 191, № 9. − P. 1535–1544.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle