Библиографическое описание:

Кнороз А. И. Вопросы классификации оснований прекращения опеки и попечительства [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2013 г.). — СПб.: Реноме, 2013. — С. 76-89.

В действующем российском законодательстве основания для прекращения опеки и попечительства закреплены в ст. 39, 40 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и ст. 29 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее — Закон об опеке и попечительстве) [1]. Кроме того, основания для прекращения опеки и попечительства относительно детей, оставшихся без попечения родителей могут содержаться и в нормах семейного законодательства. На это указывает п. 3 ст. 145 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) — отношения, возникающие в связи с прекращением опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, регулируются ГК РФ, Законом об опеке и попечительстве и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, если иное не предусмотрено СК РФ и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы семейного права.

В качестве самостоятельных оснований прекращения опеки и попечительства отечественный законодатель выделяет следующие обстоятельства:

1)      смерть опекуна или попечителя либо подопечного;

2)      истечение срока действия акта о назначении опекуна или попечителя;

3)      освобождение опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей в случае:

-          возвращения несовершеннолетнего его родителям;

-          усыновления несовершеннолетнего;

-          помещения подопечного под надзор в образовательную организацию, медицинскую организацию, организацию, оказывающую социальные услуги, или иную организацию, в том числе в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

-          просьбы опекуна или попечителя;

-          возникновения противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна или попечителя;

4)      отстранение опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей в случае;

-          ненадлежащего исполнения возложенных на опекуна или попечителя обязанностей;

-          нарушения прав и законных интересов подопечного, в том числе при осуществлении опеки или попечительства в корыстных целях либо при оставлении подопечного без надзора и необходимой помощи;

-          выявления органом опеки и попечительства фактов существенного нарушения опекуном или попечителем установленных федеральным законом или договором правил охраны имущества подопечного и (или) распоряжения его имуществом;

-          неисполнения решения суда (в отличие от предыдущих оснований отстранения опекуна и попечителя от исполнения своих обязанностей закреплено не в гражданском, а в семейном законодательстве (п. 3 ст. 148.1 СК РФ));

5)      прекращение опеки и попечительства в случаях, предусмотренных ст. 40 ГК РФ:

-          вынесения судом решения о признании подопечного дееспособным или отмене ограничений его дееспособности;

-          достижения малолетним подопечным четырнадцати лет;

-          достижения несовершеннолетним подопечным восемнадцати лет, его эмансипации или вступлении в брак до 18 лет;

6)      прекращение опеки над детьми несовершеннолетних родителей по достижении такими родителями возраста восемнадцати лет и в других случаях приобретения ими гражданской дееспособности в полном объеме до достижения совершеннолетия.

Указанные основания прекращения опеки и попечительства могут подразделяться по различным классификационным признакам (критериям). Анализ научной литературы позволяет обнаружить большое количество таких классификаций, имеющих собственный (и, как правило, единственный) критерий, используемый для их подразделения. Еще в зарубежной и отечественной романистике существовало несколько подходов относительно выделения важнейших видов оснований прекращения римской опеки. Так согласно Г. Дернбургу опека прекращала свое действие либо устранением ее вообще, либо лишь прекращением функций одного опекуна, сопровождавшимся заменой последнего новым опекуном. В первом случае действие опеки над несовершеннолетним прекращалось с совершеннолетием подопечного или признанием его совершеннолетним, с поступлением под отцовскую власть, со смертью подопечного или с объявлением его умершим.

Во втором случае функции опекуна прекращались, но при этом не заканчивало свое действие учреждение опеки вообще: с его смертью, если опекун становился абсолютно-недееспособным, со вступлением в новый брак отправлявшим опекунскую должность матери или бабки, с увольнением и отрешением опекуна от должности [2. с.113–114].

Аналогичной позиции придерживался Ю. Барон, отмечавший, что опека прекращалась совсем, если отпадала сама потребность, давшая повод ее учредить. Это имело место, прежде всего, в случае смерти подопечного, при capitis deminutio (умалении правоспособности), усыновлении лица, не находящегося под отцовской властью. В области опеки по возрасту это имело место в случае достижения опекаемым полнолетия или объявления полнолетним; опеки над душевнобольным — в случае его полного выздоровления; опеки над расточителем — в случае его экономического исправления [3. с. 910].

Указанное воззрение было воспринято российской романистикой. Так Л. Н. Загурский утверждал, что опека прекращалась с отпадением условий ее установления, следовательно: с точки зрения подопечного она прекращалась ipso jure (непосредственно в силу самого права, автоматически) [4. с. 363–364] и абсолютно, а с точки зрения опекуна она прекращалась ipso jure и относительно, т. е. назначался новый опекун [5. с. 173–174].

Фактически аналогичной позиции придерживались Д. И. Азаревич [6. с. 313] и В. М. Хвостов [7. с. 419], разделявшие прекращение опеки и попечительства в лице опекуна (попечителя) и в лице подопечного.

Несколько иная классификация оснований прекращения римской опеки была предложена в работах К. Ф. Чиларжа [8. с. 320], В. В. Ефимова [9. с. 315–316] и К. А. Митюкова [10. с. 288]. Все основания прекращения опеки над несовершеннолетними К. Ф. Чиларж разделял на нормальные и чрезвычайные. Нормальным образом опека над несовершеннолетними прекращалась с наступлением совершеннолетия. Остальные причины являлись чрезвычайными и в зависимости от личности опекуна или подопечного подразделялись:

1)        со стороны опекуна: его смерть, умаление правоспособности, наступление отменительного условия или окончание срока назначения, освобождение опекуна от обязанностей и его устранение от опеки со стороны властей, сложение с себя опеки;

2)        со стороны опекаемого опека прекращалась вследствие смерти и умаления его правоспособности. Если, в случаях чрезвычайного прекращения опеки, опекаемый не достигал совершеннолетия, то назначалась новая опека [8. с. 320].

Указанные взгляды относительно классификации оснований прекращения опеки и попечительства в римском праве были также восприняты дореволюционной отечественной цивилистикой. Так, Д. И. Мейер по поводу прекращения опеки заметил, что она прекращается в двояком смысле: или только в лице опекуна, т. е. опека от одного опекуна передается к другому, или в лице опекаемого, когда прекращается сама опека [11. с. 405–406].

Подобного воззрения придерживался А. И. Загоровский, признававший прекращение опеки в двух видах: в виде прекращения полного, безусловного или виде прекращения относительного, условного. Опека прекращается вполне вследствие наступления известных причин на стороне опекаемого: в случае его смерти или достижение им совершеннолетия. Относительно опека прекращается, вследствие прекращения обязанностей опекуна: в случае смерти опекуна, сумасшествия, безвестного отсутствия или в случае увольнения по распоряжению опекунской власти [12. с. 442–443]. Эти же положения относительно разделения прекращения опеки на два вида высказывали А. С. Невзоров [13. с. 85–86] и И. С. Вольман [14. с. 41].

Некоторые подходы дореволюционной российской цивилистики по поводу подразделения оснований прекращения опеки и попечительства были использованы в советской науке семейного и гражданского права. Так, по мнению Н. М. Ершовой прекращение опеки и попечительства возможно: а) в связи с личностью опекуна или попечителя (например, в случае их смерти, отстранения от исполнения возложенных на них опекунских обязанностей). При этом отмечает автор, следует иметь в виду, что здесь происходит прекращение опеки (попечительства) только в лице данного опекуна (попечителя) однако она продолжается, но уже в лице вновь назначенного опекуна (попечителя); б) в связи с личностью подопечного (смерти или достижения им совершеннолетия), когда опека (попечительство) прекращается, не возобновляясь [15. с. 41].

Другой исследователь семейного права А. И. Пергамент все основания прекращения опеки (попечительства) над несовершеннолетними условно разделяла на два основных вида:

1)                 прекращение опеки (попечительства) в результате исчерпания задач (воспитания ребенка). Попечительство прекращается по достижении несовершеннолетним 18 лет и вместе с тем прекращается опека как форма воспитания ребенка в семье. Это естественная смерть опеки;

2)                 прекращение опеки (попечительства) в остальных случаях, когда ребенок еще не достиг совершеннолетия: при возвращении ребенка родителям (или одному из них), избрании иной формы воспитания (усыновлении, патронате, помещении в государственные детские учреждения), освобождении или отстранении от опекунских обязанностей [16. с. 62–73].

В. А. Рясенцев среди оснований прекращения опеки и попечительства над несовершеннолетними выделил следующие группы: 1) прекращение опеки с достижением подопечным 15 лет и преобразованием правоотношений по опеке в правоотношения попечительства. С достижением подопечным 18 лет правоотношения попечительства перестают вообще существовать; 2) досрочные основания прекращения опеки и попечительства (до достижения подопечным возраста 15 и 18 лет). Последние подразделяются на основания (т. е. юридические факты) прекращения опеки (попечительства) требующие специального решения органа опеки и достаточные основания, для которых такие решения не являются необходимыми [17. с. 285].

В современном российском семейном и гражданском праве также существует несколько точек зрения относительно классификации оснований прекращения опеки и попечительства.

Наиболее распространенная классификация предусматривает три группы (формы) оснований прекращения опеки и попечительства, которые Л. Ю. Михеева определяет как: «автоматическое» прекращение опеки и попечительства, освобождение опекуна (попечителя) от исполнения обязанностей и его отстранение [18. с. 667–671]. В случае «автоматического» прекращения опеки или попечительства не требуется специального акта, аналогичного акту о назначении опекуна или попечителя. Правоотношения прекращаются сами собой, что подтверждается документами, свидетельствующими о том или ином юридическом факте. Такими фактами являются: смерть опекуна или попечителя либо подопечного; истечение срока действия акта о назначении опекуна или попечителя; случаи, предусмотренные ст. 40 ГК РФ; достижение несовершеннолетним родителем возраста 18 лет, его эмансипация или вступление в брак до 18 лет.

Указанные группы оснований освобождения и отстранения опекуна (попечителя) М. В. Антокольская [19. с. 310], И. М. Кузнецова [20. с. 105] и Л. М. Звягинцева [21. с. 76] называют формами прекращения опеки и попечительства.

Близкую по своей сути классификацию оснований прекращения опеки и попечительства дает О. Ю. Косова. В зависимости от наличия специального акта все основания прекращения опеки и попечительства она подразделяет на два вида: с оформлением путем вынесения соответствующего решения органами опеки и попечительства и без оформления. В последнем случае опека и попечительство прекращаются вследствие достижения ребенком определенного возраста: попечительство — по достижении совершеннолетия, а также в других случая приобретения полной дееспособности; опека — по достижении 14 лет. Путем вынесения органами опеки и попечительства соответствующих постановлений оформляются два способа прекращения опеки и попечительства: освобождение и отстранение опекуна (попечителя) от выполнения лежащих на нем обязанностей [22. с. 218].

Несколько иную позицию по данному вопросу занимает М. Ю. Челышев, выделяющий среди оснований полное прекращение опеки (попечительства) и прекращение обязанностей опекунов и попечителей. Виду различия оснований и процедур, полное прекращения опеки и попечительства подразделяется на прекращение опеки и попечительства над несовершеннолетними и совершеннолетними гражданами. Прекращение обязанностей опекунов и попечителей производится в формах освобождения и отстранения органом опеки и попечительства опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей [23].

Заслуживает также внимания подразделение оснований прекращения опеки и попечительства, предложенное О. В. Кузнецовой и Т. Г. Пивоваровой. В отличие от предыдущих классификаций среди оснований прекращения опеки и попечительства ими выделяются обстоятельства не только субъективного, но и объективного характера. В качестве примера такого рода объективного обстоятельства приводится истечение срока действия акта о назначении опекуна или попечителя [24].

Отметим, что косвенным образом на наличие объективных обстоятельств указывали С. М. Корнеев и А. Е. Шерстобитов. Так время нахождения гражданина под опекой или попечительством зависит от обстоятельств, связанных с личностью подопечного и личностью опекуна (попечителя), а также от некоторых других обстоятельств, указанных в законе, например, освобождение опекуна или попечителя от исполнения ими своих обязанностей в силу определенных объективных обстоятельств (курсив наш. — А.К.): если несовершеннолетний возвращается родителям или кто-либо его усыновил и если подопечный помещен для постоянного пребывания в соответствующее воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение [25. с. 191].

Следует отметить, что не все авторы рассматривают и соответственно используют в классификации в качестве оснований прекращения опеки и попечительства освобождение и отстранение опекуна или попечителя, а также другие обстоятельства.

Отнесение освобождения либо отстранения опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей к одному из оснований прекращения опеки или попечительства является дискуссионным вопросом в науке гражданского и семейного права и к тому же имеет свою давнюю историю. Данная проблема затрагивалась еще в дореволюционной российской романистике и цивилистике. Так Д. Д. Гримм, рассматривая основания прекращения римской опеки и попечительства, обратил внимание на необходимость различения прекращения самой опеки и выбытие данного опекуна с заменой его новым [26. с. 442].

Другой отечественный цивилист Г. Ф. Шершеневич, также не относил увольнение опекуна к основаниям прекращения опеки и указывал на возможность прекращения ее с устранением тех обстоятельств, которые вызвали потребность в ней [27. с. 466].

Рассматривая вопросы прекращения опеки и попечительства К. Д. Кавелин отмечал, что здесь идет речь не о прекращении опеки и попечительства в лице того или другого опекуна или попечителя, а о прекращении ее вообще по отношению к малолетнему или несовершеннолетнему. Опека и попечительство прекращаются в этом смысле тогда, когда исчезают условия и обстоятельства, при которых закон признает существование опеки и попечительства необходимыми, другими словами — когда отпадают отсутствие или недостаточность дееспособности, зависящие от возраста, и сопровождаемые полным или неполным сиротством, а это возможно только в двух случаях, а именно: или когда само существование человека — малолетнего или несовершеннолетнего — прекращается смертью, или когда он вступает в совершеннолетие [28. с. 151].

Соглашаясь с вышесказанным К. Н. Анненков полагал недопустимым смешение прекращения опеки с увольнением опекуна, посредством признания последнего обстоятельства за один из видов ее прекращения в лице опекуна. Хотя это прекращение условное, утверждал К. Н. Анненков, но на самом деле ни о каком прекращении опеки и речи быть не может, потому, что в этом случае происходит только переход исполнения обязанностей опекуна от одного лица к другому и ничего более [29. с. 364].

Таким образом, на основании вышеизложенного можно заключить, что отнесение освобождения либо отстранения опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей к одному из оснований прекращения опеки или попечительства зависит от широкого либо узкого понимания самого процесса прекращения опеки (попечительства). Сторонники узкого подхода исходят из того, что опека и попечительство прекращается только тогда, когда отпадает сама потребность в ее существовании, т. е. она прекращается абсолютно, вообще в отношении подопечного.

Сторонники широкого подхода понимают не только полное (абсолютное) прекращение опеки (попечительства), но и прекращение в конкретном случае, когда прекращается правоотношение между конкретным опекуном (попечителем) и подопечным, однако при этом потребность в осуществлении опеки или попечительства сохраняется. В таком случае опека (попечительство) прекращается лишь в отношении опекуна (попечителя), т. е. условно, относительно.

Следует отметить, что наибольшее распространение в современной отечественной цивилистике получила вторая точка зрения, согласно которой освобождение либо отстранение опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей является, хотя и условно, основанием прекращения опеки или попечительства. Вместе с тем в юридической литературе обоснованно занимает свое место и позиция сторонников узкого подхода. Так Ю. Н. Аргунова считает классификацию оснований прекращений опеки в ст. 29 Закона об опеке и попечительстве не вполне корректной по следующим причинам. При наступлении смерти подопечного или в случае восстановления его дееспособности опека действительно прекращается. Однако в иных ситуациях (смерти опекуна, при истечении срока действия акта о его назначении, при освобождении либо отстранении опекуна от исполнения обязанностей) опека прекратиться не может, т. к. лицо продолжает оставаться недееспособным, а потому нуждающимся в опеке. Прекращение прав и обязанностей конкретного опекуна не может и не должно прекращать опеку [30. с. 41].

Заслуживает также внимания и мнение Г. А. Магдесян о том, что между прекращением опеки и попечительства во всех значениях этого слова по данному конкретному случаю и прекращением одного правоотношения с последующим возникновением другого имеется существенная разница [31. с. 125].

На наш взгляд, следует согласиться с точкой зрения Ю. Н. Аргуновой относительно корректности классификации оснований прекращений опеки в ст. 29 Закона об опеке и попечительстве, добавив при этом следующее. Попечительство также как и опека не может прекратиться в случаях смерти попечителя, истечения срока действия акта о его назначении, освобождения либо отстранения попечителя от исполнения обязанностей, поскольку при таких обстоятельствах лицо продолжает оставаться не полностью дееспособным, а потому нуждающимся в попечительстве.

Далее обращает на себя внимание тот факт, что не случайно ГК РФ дифференцирует основания освобождения и отстранения опекунов от исполнения своих обязанностей (ст. 39) и основания прекращения опеки и попечительства как правового состояния (ст. 40). А. М. Нечаева по этому поводу отметила следующее: кроме прекращения опеки и попечительства, ГК предусматривает освобождение опекунов (попечителей) от исполнения принятых ими на себя обязанностей или их отстранение. В любом из названных случаев прекращаются существовавшие ранее правоотношения, порожденные установлением опеки (попечительства) [32. с. 305]. В Законе же об опеке и попечительстве такой дифференциации, как мы видим, не проводится, и оба основания именуются общим термином: «прекращение опеки и попечительства» (ст. 29), что представляется ошибочным.

Безусловно, прекращение прав и обязанностей конкретного опекуна или попечителя не может и не должно прекращать опеку или попечительство. Вопрос должен ставиться о продлении или переоформлении акта о назначении опекуна или попечителя, если истек срок его действия, либо о замене опекуна или попечителя (назначение нового опекуна (попечителя) или заключение с ним договора), либо о временном исполнении опекунских обязанностей органом опеки пока опекун или попечитель не будет назначен. В противном случае недееспособный гражданин либо не полностью дееспособный окажутся в определенно уязвимом положении, когда прежнего опекуна или попечителя у них уже нет, а нового еще нет.

Если исходить из буквального толкования Закона об опеке и попечительстве, и опека в отношении недееспособного, лишившегося опекуна, и попечительство в отношении не полностью дееспособного, лишившегося попечителя, в самом деле прекращаются, то получается, что вслед за потерей опекуна или попечителя указанные лица утрачивают статус подопечного, а значит выпадают на время из сферы действия данного закона. Неудачная, на наш взгляд, формулировка ст. 29 Закона об опеке и попечительстве позволяет органу опеки и попечительства самоустранится от исполнения своих прямых обязанностей.

В свете сказанного представляется целесообразным внести соответствующие изменения в статью 29 Закона об опеке и попечительстве, дополнив её частями. 1.1 и 2.1 и изложив части 1 и 2 в следующей редакции:

“1. Опека или попечительство прекращается:

1)      в случае смерти подопечного;

2)      в случаях, предусмотренных статьей 40 Гражданского кодекса Российской Федерации.

1.1. Обязанности по опеке или попечительству прекращаются:

1)      в случае смерти опекуна или попечителя;

2)      по истечении срока действия акта о назначении опекуна или попечителя;

3)      при освобождении либо отстранении опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей.

2. Опека над детьми несовершеннолетних родителей прекращается по основаниям, предусмотренным частью 1 настоящей статьи, а также по достижении такими родителями возраста восемнадцати лет и в других случаях приобретения ими гражданской дееспособности в полном объеме до достижения совершеннолетия.

2.1. Обязанности по опеке над детьми несовершеннолетних родителей прекращаются по основаниям, предусмотренным частью 1.1. настоящей статьи”.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно выделить следующие критерии классификации оснований прекращения опеки и попечительства, используемые в юридической литературе.

В зависимости от наступивших последствий, к которым приводит тот или иной юридический факт: абсолютные и относительные основания прекращения опеки и попечительства. Опека и попечительство прекращается абсолютно (полностью, безусловно), т. е. вообще в отношении подопечного. В этом смысле опека и попечительство прекращается тогда, когда исчезают условия и обстоятельства, при которых закон признает существование опеки и попечительства необходимым. Другими словами — когда отпадают основания, по которым опека и попечительство были установлены: отсутствие или недостаточность дееспособности, зависящие от возраста, состояния здоровья или других обстоятельств.

Опека и попечительство прекращается относительно (условно), когда прекращаются функции одного опекуна (попечителя), но не заканчивает свое действие опека (попечительство) вообще и, следовательно, назначается новый опекун (попечитель).

В зависимости от содержания обстоятельств, с которыми связано прекращение опеки и попечительства: субъективные и объективные основания. Субъективные обстоятельства это те условия прекращения опеки и попечительства, которые связаны либо с личностью подопечного, либо — опекуна (попечителя), а объективные обстоятельства такой прямой связи не имеют. К последним основаниям следует отнести:

-          освобождение опекуна или попечителя от исполнения ими своих обязанностей, если несовершеннолетний возвращается родителям или кто-либо его усыновил и если подопечный помещен для постоянного пребывания в соответствующее воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение;

-          истечение срока действия акта о назначении опекуна или попечителя является объективным обстоятельством;

-          прекращение опеки над детьми несовершеннолетних родителей при достижении такими родителями возраста восемнадцати лет и в других случаях приобретения ими гражданской дееспособности в полном объеме до достижения совершеннолетия.

В зависимости от наличия специального акта: прекращение опеки (попечительства) с оформлением путем вынесения соответствующего решения органами опеки и попечительства и прекращение без оформления, т. е. ipso jure — автоматически, непосредственно в силу самого права. В последнем случае опека и попечительство прекращаются вследствие достижения ребенком определенного возраста: попечительство — по достижении совершеннолетия, а также в других случая приобретения полной дееспособности; опека — по достижении 14 лет.

Путем вынесения органами опеки и попечительства соответствующих постановлений оформляются два способа прекращения опеки и попечительства: освобождение и отстранение опекуна (попечителя) от выполнения лежащих на нем обязанностей.

Кроме того, основания прекращения опеки (попечительства) в зависимости от формы попечения можно подразделить на прекращение опеки и прекращение попечительства, и в зависимости от субъекта, в отношении которого назначается опека и попечительство, на прекращение опеки (попечительства) над несовершеннолетним и прекращение опеки (попечительство) над совершеннолетними.

Литература:

1.         Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // Собрание законодательства РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.

2.         Дернбург Г. Пандекты. Т.III. Кн. 4 и 5: Семейственное и наследственное право / Пер. с последнего 7-го нем. изд. А. Г. Гойбарха и Б. И. Элькина. Под ред. проф. А. С. Кривцова. — СПб.: Издание Юридического книжного склада «Право», 1911.

3.         Барон Ю. Система римского гражданского права: В 6 кн. / Предисловие кандидата юридических наук В. В. Байбака. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005.

4.         Термин не имел постоянно одного значения, но вообще обозначал, что для наступления известного юридического результата не требуется никакого особого акта. В большинстве случаев «ipso jure» обозначало отсутствие необходимости в каком-либо акте со стороны магистрата. По этому поводу немецкий романист О. Ленель отмечал: «когда римский юрист сообщает нам, что не существует необходимости в актах магистрата для произведения или устранения какого-либо юридического результата, тогда в девяносто девяти случаях из ста имеет в виду то обстоятельство, что означенный результат наступает или не наступает в силу цивильного права» (Цит. по: Муромцев С. А. Гражданское право Древнего Рима. — М.: «Статут», 2003).

5.         Загурский Л. Н. Элементарный учебник римского права. Особенная часть. Семейное право. Вып. I и II. 2-е испр. и доп. изд. — Харьков, 1898.

6.         Азаревич Д. О различии между опекой и попечительством по римскому праву. — СПб., 1872.

7.         Хвостов В. М. Система римского права. Учебник. — М.: Издательство «Спарк», 1996.

8.         Чиларж К. Ф. Учебник институций римского права / Пер. О. К. Гавемана под ред. проф. В. А. Юшкевича. 2-е изд. — М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1906.

9.         Ефимов В. В. Догма римского права: Лекции В. В. Ефимова. Общая часть. — СПб.: Типография В. С. Балашева, 1893.

10.     Митюков К. А. Курс римского права. 3-е изд. — Киев, 1912.

11.     Мейер Д. И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Часть 2). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. — М.: Статут, 1997.

12.     Загоровский А. И. Курс семейного права / Под ред. и с предисловием В. А. Томсинова. — М.: Издательство «Зерцало», 2003.

13.     Невзоров А. С. Краткое изложение курса местного права Прибалтийских губерний. Ч. 2. Семейственное право и наследственное право. — Юрьев, 1905.

14.     Вольман И. С. Опека и попечительство. Практическое руководство. — СПб., 1913.

15.     Ершова Н. М. Опека и попечительство над несовершеннолетними по советскому праву. — М., 1959.

16.     Пергамент А. И. Опека и попечительство. — М.: Юридическая литература, 1966.

17.     Рясенцев В. А. Семейное право. — М.: Юрид. лит., 1971.

18.     Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» / Под ред. П. В. Крашенинникова. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Статут, 2010.

19.     Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2003.

20.     Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейной) руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор О. Н. Садиков. — М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997.

21.     Звягинцева Л. М. Граждане как субъекты гражданского права // Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая. Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора Т. И. Илларионовой, кандидата юридических наук, доцента Б. М. Гонгало и кандидата юридических наук, доцента В. А. Плетнева. — М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА-М, 1998.

22.     Косова О. Ю. Семейное и наследственное право России: Учебное пособие. — М.: «Статут», 2001.

23.     Челышев М. Ю. Опека и попечительство над несовершеннолетними // Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3 / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева // СПС «Гарант».

24.     Кузнецова О. В., Пивоварова Т. Г. Комментарий к Федеральному закону от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (постатейный) // СПС «Гарант».

25.     Корнеев С. М., Шерстобитов А. Е. Граждане как участники правоотношений // Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учеб. для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция» / [Ем В. С. и др.]; отв. ред. — Е. А. Суханов. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2007.

26.     Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права / Под редакцией и с предисловием В. А. Томсинова. — М.: Издательство «Зерцало», 2003.

27.     Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского прав (по изданию 1907 г.). — М.: Фирма «СПАРК», 1995.

28.     Кавелин К. Очерк юридических отношений возникающих из семейного союза.– СПб.: Типография Правительствующего Сената, 1884.

29.     Анненков К. Н. Система русского гражданского права. Права семейные и опека. Т. 5. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1905.

30.     Аргунова Ю. Н. Опека над недееспособными: законодательные новеллы. Часть 2 // Независимый психиатрический журнал. 2008. № 3.

31.     Магдесян Г. А. Теоретические аспекты гражданско-правового регулирования опеки и попечительства в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009.

32.     Нечаева А. М. Семейное право: Учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle