Библиографическое описание:

Кучура П. И. К вопросу об основаниях конституционно-правовой ответственности [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 20-23.

Центральным вопросом теории ответственности является вопрос о ее основаниях. Именно основание наступления ответственности является одним из признаков, отличающих один вид юридической ответственности от другого, а также важнейшим элементом того или иного вида ответственности. Основанием юридической, в том числе и конституционно-правовой, ответственности является совокупность следующих составляющих:

  1. фактическое основание — совокупность юридических фактов;

  2. нормативное основание — закрепление состава правонарушения в нормативно-правовом акте.

Основанием наступления любого вида юридической ответственности всегда является нарушение выраженного в норме права обязательного правила поведения, т. е. правонарушение, которое может выражаться в совершении конкретных противоправных деяний (действия или бездействия). Специфической чертой конституционной ответственности является то, что она наступает как за правонарушения, так и при их отсутствии [2, с. 38]. Шон Д. Т. обосновывает данное утверждение тем, что конституционная ответственность — это ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти и требование обязательного наличия вины в совершении конкретного правонарушения сузило бы диапазон ее применения и исказило бы социальное назначение данного вида ответственности. Субъекты конституционной ответственности — это органы и лица, полномочные принимать важные решения, которые затрагивают интересы всего государства или отдельного региона. Задержка, несвоевременное принятие решений или принятие не противоречащего закону, но неэффективного решения способны причинить огромный ущерб государству и его населению. Такой ущерб может иметь место и в случае неспособности должностных лиц или всего персонального состава органа справиться с возложенными на них сложными обязанностями, выбрать курс политики, соответствующий интересам общества и обеспечивающий его прогресс [2, с. 38].

Однако с подобным утверждением трудно согласиться. Основным постулатом теории юридической ответственности является то, что она наступает только за совершенное правонарушение. В данном случае происходит смешение конституционно-правовой ответственности с политической. Действительно, конституционно-правовая ответственность имеет порой ярко выраженный политический характер и тесно соприкасается с политической ответственностью по субъектам, основаниям ее наступления, неблагоприятным последствиям. Однако политическая ответственность не обладает признаками юридической ответственности. Когда идет речь о последней, то имеется в виду прежде всего мера принуждения, реализация санкции правовой нормы. Признание конституционно-правовой ответственности самостоятельным видом юридической ответственности предполагает обязательное наличие в деяниях субъекта конституционно-правовой ответственности нарушения норм права как основания применения к такому лицу мер государственного принуждения, как обязанности виновного лица претерпевать определенные лишения. Нарушение каких-либо моральных, нравственных, политических норм не может рассматриваться как основание конституционно-правовой ответственности, если эти нормы не нашли соответствующего закрепления в нормах права.

Содержание понятия конституционного правонарушения, предлагаемого различными авторами, зависит от того, какое понятие конституционно-правовой ответственности отстаивается ими. Например, В. О. Лучин определяет конституционное правонарушение как «деяние (действие или бездействие) субъекта конституционно-правовых отношений, не отвечающее должному поведению и влекущее за собой применение мер конституционной ответственности» [1, с. 12]. Представляется, что такое определение применимо при любом понимании конституционно-правовой ответственности. Можно лишь несколько расширить данное определение: конституционным правонарушением является противоправное, виновное (умышленное и неосторожное) деяние (действие или бездействие) органа публичной власти или его должностного лица, которое причинило или могло причинить существенный ущерб общественным отношениям в сфере осуществления публичной власти и за которое законодательством предусмотрена конституционно-правовая ответственность.

Предлагается определить основные из признаков конституционного правонарушения.

  1. Конституционное правонарушение должно быть совершено в форме деяния — действия или бездействия. Юридическая ответственность не наступает за мысли и намерения, не выразившиеся в деянии или подготовке к осуществлению деяния. Не является исключением и конституционно-правовая ответственность. Однако в отличие от иных видов юридической ответственности конституционно-правовая может применяться и тогда, когда совершенные деяния не привели к результатам, сформулированным в конституционном законодательстве в силу объективных причин. При этом понятие ущерба, который нанесен (либо существовала опасность его нанесения) общественным отношениям в результате действия или бездействия субъекта конституционно-правовой ответственности, имеет различные аспекты: экономический урон, ущерб, нанесенный обороноспособности страны, ее достоинству и авторитету, доверию народа к органам государственной власти.

  2. Данное деяние должно противоречить предписаниям правовых норм. Это может быть неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности, злоупотребление правом, превышение власти и полномочий конкретным органом или должностным лицом и т. д. При этом основанием наступления конституционно-правовой ответственности будет нарушение любых норм права, которые регламентируют порядок осуществления публичной власти, содержат обязанности для субъектов конституционно-правовых отношений, т. е. все конституционное законодательство, основное место в котором занимает Конституция Республики Беларусь и к которому относятся все нормативные акты, примыкающие к ней. Юридическая техника Основного Закона весьма своеобразна, существует вероятность не встретить прямого указания на обязанность, поэтому ее приходится выводить логическим путем. Статья 10 Конституции Республики Беларусь гарантирует гражданину Республики Беларусь защиту и покровительство государства как на территории Беларуси, так и за ее пределами, в чем проявляется обязанность определенных государственных органов, определяется их деятельность в данном направлении. Обязанностью законодателя является принятие таких законов, которые соответствуют Конституции Республики Беларусь, не умаляют права и свободы человека и гражданина. В подобных действиях проявляется ответственность, которую должностные лица добровольно возложили на себя, взявшись управлять государством, охранять права и свободы человека и гражданина.

  3. Ответственность за такое деяние должна быть предусмотрена конституционным законодательством Республики Беларусь. Эффективность конституционно-правовой ответственности обусловлена применением мер принуждения и конкретных санкций к виновному субъекту исключительно за такое нарушение норм права, за которое законодательством установлена ответственность. Редко встречаются такие нормы, как часть 2 статьи 88 Конституции Республики Беларусь: «Президент может быть смещен с должности в связи с совершением государственной измены или иного тяжкого преступления». И в связи с этим в научной литературе высказано мнение, что «дать точный и исчерпывающий перечень обстоятельств, которые могут служить основанием конституционной ответственности, просто невозможно» [2, с. 39]. Данное утверждение обосновывается сложностью деятельности высших органов и должностных лиц при осуществлении ими государственной власти. В данном случае санкции конституционно-правовой ответственности применяются в зависимости от многих обстоятельств, в том числе от политической обстановки в стране. Данная позиция — отсутствие четких оснований и порядка привлечения к конституционно-правовой ответственности — предполагает во многих случаях решение вопроса об ответственности виновного лица оставлять на усмотрение субъекта, принимающего меры ответственности, приводит к злоупотреблениям, тем самым создается впечатление о ненаказуемости виновных, нарушается важнейший принцип неотвратимости наступления ответственности.

Потенциально субъектом конституционно-правовой ответственности может быть любой из участников конституционно-правовых отношений. Но предусматривать ее следует для тех случаев, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей причиняет существенный вред государству, обществу, правам, свободам и законным интересам граждан.

Одним из наиболее важных элементов субъективной стороны конституционного правонарушения как психического отношения субъекта к деянию признается вина в форме умысла или неосторожности. В настоящее время в научной литературе идет дискуссия о том, является ли наличие вины обязательным условием наступления конституционно-правовой ответственности. Поскольку конституционно-правовая ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности, именно наличие в противоправных действиях вины совершившего их лица и является одним из оснований разграничения конституционно-правовой и политической ответственности. Таким образом, нарушение правовых норм может быть как умышленным, так и неосторожным. Общими критериями справедливости назначения мер ответственности за совершаемые правонарушения всех видов юридической ответственности, а значит, и конституционно-правовой, являются: степень общественной опасности, вредоносности правонарушения, степень вины нарушителя, личность виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства. В конечном же счете все эти критерии могут быть сведены к одному — к степени общественной опасности правонарушения, так как само деяние и его вредные последствия характеризуют внешнюю сторону правонарушения, а личность правонарушителя и степень его вины — сторону внутреннюю.

Таким образом, объектом конституционной ответственности являются такие общественные отношения, которые регламентируются нормами данной отрасли права, сущность которых состоит в том, что это фундаментальные отношения, в основе которых лежит порядок, при котором соблюдаются права и свободы человека и гражданина, а само государство действует в рамках демократической конституции. Объектом правонарушения могут быть, например, властные отношения в сфере реализации прав и свобод граждан, принятия актов государственных органов, избирательные права граждан и так далее. С объектом непосредственно связан другой элемент состава конституционного правонарушения (объективная сторона) — противоправное деяние, выраженное вовне в форме фактических противоправных действий либо в противоправном несовершении предписанного законом поведения. Мысли, убеждения, намерения, внешне не проявившиеся, не признаются действующим законодательством объектом преследования. К элементам объективной стороны правонарушения относятся причинная связь между деянием и наступившими последствиями и причиненный вред (негативные последствия). В юридической теории и практике под причинной связью понимают такую объективную связь между вредным деянием и наступившими последствиями, при которой противоправное деяние предшествует во времени последствию и является главной и непосредственной причиной, неизбежно вызывающей данное последствие. Вред выражается в совокупности отрицательных последствий правонарушения, представляющих собой нарушение установленного Конституцией Республики Беларусь и законами правопорядка, стеснение свободы поведения других лиц (организаций), ущемление их субъективных прав, уничтожение какого-либо блага, ценности или ограничение пользования ими. Характер деяния и причиняемый при этом вред являются объективными основаниями для определения степени общественной опасности, разграничения конституционных правонарушений и иных отклонений от правопорядка. Объективной стороной нарушения по конституционному праву является противоправное поведение субъекта, которое не отвечает требованиям конституционного права Республики Беларусь. Особенностью этого элемента состава правонарушения является то, что законодатель лишь в наиболее общем виде, указывая только на родовые признаки, определяет объективные основания ответственности. Другой особенностью объективной стороны данного вида правонарушения является то, что, поскольку в конституционном праве отсутствует четко выраженный формализованный критерий состава правонарушения (как, например, в уголовном праве), его объективная сторона закрепляется чаще всего в конкретной регулятивной норме, которая определяет правовое положение виновного субъекта.

Безусловно, практика привлечения к конституционно-правовой ответственности требует совершенствования как правовой теории, касающейся этой сферы отношений, так и законодательства, устанавливающего механизмы ответственности в системе публичной власти. К сожалению, норм законодательства, устанавливающих данный вид ответственности для государственных органов и их должностных лиц, не так уж много. Предписания, содержащиеся в Конституции Республики Беларусь и других актах, принятых на ее основе, часто не содержат четких юридических оснований в каждом конкретном случае для привлечения того или иного субъекта, нет и указания на меры конституционной ответственности в зависимости от совершенного правонарушения. Во многих случаях ответственность за неисполнение обязанностей, возлагаемых на должностное лицо того или иного уровня, только провозглашается и становится призывом к определенному поведению. Действительность настоятельно требует усиления и расширения сферы применения мер ответственности, конкретизации составов правонарушений, обязательного решения вопроса об органах и структурах, правомочных рассматривать вопросы привлечения конкретных субъектов к конституционной ответственности, закрепления порядка привлечения к конституционной ответственности и процедуры рассмотрения обвинения в совершении конституционного правонарушения (так как развитие и совершенствование норм материального права потребуют кодификации процессуальных норм в сфере конституционного права) и многого другого. Следует выработать и законодательно закрепить единые принципы применения конституционной ответственности к высшим государственным органам и выборным лицам публичной власти, определяющие допустимость тех или иных оснований и процедур прекращения их полномочий, а также учитывающие практическую эффективность указанных мер. При этом должна обеспечиваться как стабильность власти, так и ответственность ее представителей за неисполнение возложенных на них обязанностей. Проблема конституционно-правовой ответственности является наиболее важной для теории и практики конституционного права. Однако она недостаточно исследована и требует дальнейших разработок.


Литература:

  1. Лучин В. О. Конституционные деликты // Государство и право. — 2000. — N 1. — С. 12–17.

  2. Шон Д. Т. Конституционная ответственность // Государство и право. — 1995. — N 7. — С. 35–43.




Обсуждение

Социальные комментарии Cackle