Библиографическое описание:

Овчухова О. Ю. Современное состояние и перспективы развития электронного правительства в России [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 37-39.

В наш век высоких технологий, когда практически весь документооборот перенесен на электронные носители, закономерно появление и развитие электронного правительства. Суть электронного правительства состоит в использовании виртуального пространства для совершенствования моделей оказания услуг и повышения эффективности функционирования органов власти и государственных учреждений. Создание национальных «электронных правительств» в постиндустриальных странах происходит в русле глубокого реформирования всей системы государственного управления. В наибольшей степени в осуществлении таких проектов преуспели страны Европейского Союза и Северной Америки, где правительства хотят и могут себе позволить тратить немалые средства на информатизацию управления государством. Опыт этих стран показал, что при стабильном финансировании и эффективном менеджменте эта инициатива способна в короткие сроки окупить затраченные средства. При этом граждане получают реальный шанс участвовать в диалоге с властью, влиять на принятие решений и выдвигать собственные инициативы, получать детальную информацию о работе государственных структур и осуществлять контроль за их деятельностью.

Применение успешных практик реализации концепций электронного правительства зарубежных стран является одним из инструментов достижения целей эффективного электронного правительства России. Ведь, несмотря на всю свою важность, в России только 38 федеральных органов исполнительной власти из 64 представили в министерство планы по переходу на оказание государственных услуг в электронном виде. Из них 13 не оказывают гражданам государственных услуг и не имеют государственных функций в электронном виде, остальные пока не готовы к электронному правительству [4].

В первую очередь, это связанно с проблемами формирования законодательства в сфере перехода к электронным государственным услугам. В российском законодательстве по-прежнему не определен правовой статус электронного документа и связанных с ним процедур так, чтобы электронный документ мог выполнять все функции традиционного документа. Хотя закон «Об электронном документе» был внесен в Государственную Думу еще в декабре 2000 г. (проект Федерального закона № 39828–8), он до сих пор не вышел на стадию утверждения. Между тем аналогичный закон в Республике Беларусь был принят в 2009 г., а в Республике Казахстан — в 2003 г.

Однако в области законодательства есть и свои значительные достижения. В ноябре 2009 г. появился «План перехода федеральных органов исполнительной власти на предоставление государственных услуг и исполнение государственных функций в электронном виде», в который были включены 73 базовые государственные услуги, которые к 2015 г. необходимо перевести в электронный вид, а в 2010 г. была завершена работа над долгосрочной государственной программой «Информационное общество 2011–2018». Были приняты два важнейших закона: ФЗ от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» и ФЗ от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» которыми регулируются предоставление государственных и муниципальных услуг в электронной форме. Кроме того, вышло множество постановлений и распоряжений Правительства РФ, которые регулируют самые разные аспекты межведомственного электронного взаимодействия.

Стоит отметить так же, что рядовой гражданин не совсем понимает суть и значение электронного правительства. По данным Фонда общественного мнения, реально к государственным услугам в интернете прибегают лишь около 6 % населения, причем наиболее популярными услугами являются вызов врача или запись на приём в поликлинику. Так же отмечено, что основными причинами, по которым у людей нет желания пользоваться электронными госуслугами, являются недостаток навыков или возможности работы с компьютером и интернетом, а также отсутствие такой необходимости. Подобные мотивы шире распространены среди людей старшего возраста. Поэтому очевидно, что среди желающих в будущем использовать данные услуги преобладают молодые, в качестве причин своей заинтересованности чаще отмечая удобство, доступность и простоту использования, возможность сэкономить время и не стоять в очередях. Наличие у 18–35-летних опыта пользования интернетом в сочетании с потребностью рационализировать личное время является мотивом к использованию государственных услуг через интернет [3].

Для повышения востребованности электронных услуг необходима очень тщательная и выверенная стратегия работы с такими гражданами, и особенно с теми, кто, в общем доверяет органам власти и не слишком часто посещает государственные учреждения. Именно у представителей этой группы в настоящее время интерес к электронному правительству выше. Именно у них следует формировать позитивную связку «ожидаемая польза от электронного правительства — легкость освоения новых навыков», а также формировать доверие к техническим аспектам новой системы. В этом случае электронное правительство если и не обеспечит перехода к идеальной бюрократии, то позволит к ней приблизиться. Преимущества «электронного правительства» очевидны: упрощение бюрократических процедур, значительное сокращение сроков при оформлении документов, обеспечение легко верифицируемой, строгой налоговой подотчетности юридических и физических лиц посредством введения унифицированной системы электронного учета, повышение уровня бюджетных поступлений, сокращение масштабов коррупции и, соответственно, рост доверия граждан к институтам власти.

Можно выделить ряд актуальных задач, стоящих в повестке дня дальнейшего развития «электронного правительства» в России.

  1. Переход к более высоким стадиям электронного правительства, взаимосвязь электронного государственного управления с характером административных реформ, большая ориентация на нужды граждан как потребителей государственных электронных услуг.

  2. Улучшение электронного документооборота и обмена информацией внутри органов исполнительной власти, особенно по линии «центр — регионы — органы местного самоуправления — организации гражданского общества».

  3. Организация непрерывного обучения госслужащих и введения этого критерия в результаты периодической аттестации, предусмотренной законом.

  4. Унификация страниц государственных учреждений в Интернете, с тем чтобы гражданам было легче воспринимать ту информацию, которая в них есть.

  5. Формирование национальных стандартов доступности электронного правительства.

  6. Создание административных регламентов, чтобы заявитель понимал, что происходит с его документом.

  7. Повышение компьютерной грамотности населения страны [6].

Модель «электронного правительства» привлекательна для тех стран и культур, в которых государство воспринимается как социальная структура, обслуживающая интересы граждан. Российская же политическая культура базируется на укоренившемся в патерналистском стереотипе восприятии государства. Однако, несмотря на эту и другие национальные особенности политических культур, все государства имеют достаточно стандартный набор обязанностей перед обществом. Ценность электронного правительства заключается именно в конкретной пользе для граждан и бизнеса — в сокращении издержек, в сокращении затрат времени граждан, времени и денег бизнесменов и в той добавленной стоимости, которые дают эти системы для общества. Следовательно, проект электронного правительства будет успешным тогда, когда станет приносить реальную пользу гражданам, обществу и государству. Электронное правительство имеет целый ряд базовых преимуществ, делающих его частью глобальной социально-технологической парадигмы нового века, и решение его текущих проблем применения сделает его наиболее «дружественным» к гражданам РФ, что, возможно, послужит шагом к восстановлению доверия народа к власти [5].


Литература:

  1. Алексеева Ю. А. Количественная оценка взаимодействия правительства субъектов РФ с населением посредством систем электронного правительства// Вестник Астраханского технического университета. — 2007. — № 4. — С 212–215

  2. Болдырева Е. П. Выявление и экспертная оценка проблемных вопросов электронного правительства // Информационная безопасность регионов. — 2012. — № 1. — С. 83–87

  3. В тридевятом царстве, в электронном государстве // Пресс-релиз Фонда «Общественное Мнение», 2011. 13 июля [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_int/pressr_080711 (дата обращения — 17.10.2012)

  4. Дьякова Е. Г. Переход к электронному правительству как процесс институциональной адаптации// Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. — 2011. — № 11. — С 234–252

  5. Зайко А. Русь электронная // Энергия промышленного роста — 2009 — № 3 [31] — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.epr-magazine.ru/prompolitics/maintheme/cyber_russ/ (дата обращения — 17.10.2012)

  6. Ирхин Ю. В. «Электронное правительство» как форма интерактивной коммуникации между органами власти и гражданами// Вестник Российского государственного гуманитарного университета. — 2009. — № 1. — С. 160- 174

  7. Красильникова Е. В. Экономические издержки и результаты реализации концепции электронного правительства в России// Вестник Поволжской академии государственной службы. — 2010. — № 3. — С 18–27

  8. Сединкин М. А. Возможности применения зарубежного опыта формирования электронного правительства в России// Вестник Адыгейского государственного университета. Серия1: Регионоведение, философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2011. — № 3. — С 349–360

  9. Шадаев М. И. Внедрение электронного правительства: первые итоги и новые задачи // Информационное общество. -2007. — № 1–2. — С. 25–27.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle