Библиографическое описание:

Гарашко А. Ю. Соотношение принципов права и системы источников права [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 1-3.

Одной из актуальных проблем такого института науки теория государства и права, как источники права, является перманентное желание ученых отнести к нему нечто новое, не позиционирующееся ранее в качестве источников права. Следствием данной тенденции выступает наделение статусом источников права «права юридической экспертизы», «права односторонних обещаний и программного права» [1, c. 18-20], «естественного права» [2, c. 82-91] и т.д. Нельзя не согласиться с аргументами авторов, придерживающихся подобных взглядов, о необходимости эволюции права и расширения правового поля, однако, не следует смешивать естественное развитие права, соответствующее его природе, и искусственную имплементацию, часто преследующую неправовые (политические, религиозные и др.) цели. К таким же «новоявленным» источником права в данное время многие ученые относят принципы права. Так, например, С.В. Бошно называет принципы права доктринальными источниками права [3, с. 82-91], а Д.В. Храмов – нетрадиционными [4, с. 15].

При этом особое внимание в правовой науке уделяется общепризнанным и иным принципам международного права, которые в ракурсе рассматриваемой нами проблемы и приводимой аргументации в целом идентичны общеправовым принципам. Поэтому далее в данной статье будут приводиться примеры, связанные и с принципами международного права.

Определим сущность двух важнейших рассматриваемых правовых категории. Полагаем, что принцип права представляет собой идейную, абстрактную (часто - универсальную) основу функционирования права, априори имманентную правосознанию индивида, и вследствие этого часто не нуждающуюся в официальном общеобязательном закреплении. В отношении принципов международного права П.Н. Бирюков указывает следующее: «Эти принципы не содержат конкретных правил поведения адресатов международно-правовых норм и, следовательно, не могут быть источниками международного права» [5, с. 241]. В то время как источник права – место его появления, то, откуда право «проистекает», имеющее более или менее определенный предмет или сферу регулирования, а также строгое унифицированное оформление. По отношению к источникам права, принципы должны выполнять авангардную роль вектора естественно-правовых начал, на которые, подобно идеалу, должно ориентироваться позитивное право.

Одним из доводов сторонников принципов права, как его источников, является отнесение первых к разновидности норм права, обладающих универсальным характером или к аналогии права. Д.А. Баранов даже относит общепризнанные принципы международного права к составной части системы нормативных правовых актов России [6, с. 17]. Здесь следует вспомнить знаменитый афоризм У. Оккама о нецелесообразности «умножения сущностей без необходимости», в нашем случае, путем выведения норм или нормативных актов из иного по своей природе явления – принципов права, к тому же, не предназначенных для закрепления обязательных правил поведения.

Приведем еще несколько аргументов, к которым прибегают апологеты принципов международного права как источников права. Опираясь на юридический авторитет, они обращаются к основному закону страны (часть 4 статьи 15 Конституции Российской федерации), который гласит следующее: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» [7, с. 12]. Статья 25 Основного Закона Федеративной республики Германия предусматривает, что «общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории» [8, с. 107]. Статья 10 Конституции Италии определяет: «Правовой порядок Италии согласуется с общепризнанными нормами международного права» [9, с. 64]. Пункт 1 ст. 28 Конституции Греции гласит, что «общепризнанные нормы международного права, а также международные договоры с момента их санкционирования при помощи закона и вступления в силу, согласно положениям самого договора, являются частью национального права Греции и имеют преимущество перед законами, противоречащими им» [10, с. 494].

Соответствующие изменения внесли в свое законодательство также Ирландия (ст. 29 Конституции), Дания (Закон о присоединении Дании к Европейским сообществам) и Норвегия (ст. 29 Конституции).

Однако, на наш взгляд, подобная формулировка еще не является прямым указанием на то, что вышеуказанные принципы являются источником права. Руководство подобной логикой сделало бы возможным отнесения любого из элементов правовой системы (как, например, правоприменения, правоотношений, правоохраны и т.д.) к источникам ее права. Данную точку зрения (не лишая, впрочем, возможности ее существования в силу плюрализма научных позиций), следует относить к «домысливанию» в целях подкрепления и оправдания научной новизны той или иной авторской концепции.

Закрепление в Конституции Российской Федерации и законодательстве иных государств вышеуказанных положений обозначает, на наш взгляд, лишь возможность рецепции принципов международного права в качестве принципов национального права.

Подобную позицию целесообразно заявить и по поводу «знаменитой» статьи 38 Статута Международного суда Организации Объединенных Наций, в которой закреплено нижеуказанное: 1. Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет: а) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами; b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы; с) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями; d) с оговоркой, указанной в статье 59 (решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу), судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм. 2. Это постановление не ограничивает право Суда разрешать дело ex aequo et bono, если стороны с этим согласны [11]. Следует согласиться, что принципы в данной статье перечислены наряду с признанными источниками права, однако в формулировке: «суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет следующее… » также отсутствует непосредственное указание на принципы как источники права. Как известно, суд может ориентироваться и на неправовые феномены, как в частности, указано в статье 17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: «Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» [12, с. 11]. Однако это не является причиной для того, чтобы относить к источникам права совесть и внутреннее убеждение.

Обращаясь непосредственно к международному праву, мы находим его принципы закрепленными в подлинном смысле слова источниках права – в декларациях, конвенциях, резолюциях и т.п. Например, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г. закреплены следующие принципы: а) принцип, согласно которому государства воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями ООН; b) принцип, согласно которому государства разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость; c) обязанности в соответствии с Уставом не вмешиваться в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, d) обязанности государств сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом; e) принципа равноправия и самоопределения народов; f) принципа суверенного равенства государств; g) принципа, согласно которому государства добросовестно выполняют обязательства, принятые ими в соответствии с Уставом и др. [13] Это одно из проявлений взаимосвязи и взаимообусловленности источников права и его принципов: в процессе правотворчества источники «опираются» на принципы – «законы законов», а принципы, в определенной степени, находят отражение в источниках. Принципы права можно рассматривать как средство легитимации его источников, а источники, в некоторых случаях, как средство легализации его принципов. Но это обстоятельство еще не дает оснований для отождествления данных понятий, отличимых этимологически и обладающих, как уже было подчеркнуто, различной природой.

Следует отметить, что право не возможно без источников, но оно не возможно и без принципов. При отсутствии последних, право превращается в произвол. Поэтому необходимо дифференцирование источников и принципов права – места, где право «берет свое начало», и базовых идеи, на основе которых оно существует.

Таким образом, полагаем нецелесообразным отнесение принципов права, в том числе принципов международного права, к источникам права, так как данные категории, хотя и являются взаимообусловленными в рамках теории права и отраслевых наук, тем не менее, представляют собой два различных феномена.


Литература:

  1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2005.

  2. Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. №1.

  3. Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. №1.

  4. Храмов Д.В. Нетрадиционные источники российского частного права: общетеоретический аспект. М., 2012.

  5. Бирюков П.Н. Международное право. М, 1998.

  6. Баранов Д.А. Место и роль общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации в системе источников российского права // Источники права: проблемы теории и практики. Сборник материалов межвузовского «круглого стола». 2009.

  7. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 // Российская газета. 25.12.1993. № 237.

  8. Конституции буржуазных стран. М., 1968.

  9. Конституции буржуазных стран. М., 1968.

  10. Amerjcan journal of International Law. 1976. Vol. 70. № 3.

  11. Статут международного суда ООН // URL: http:// http://www.un.org/ru/icj/statut.shtml

  12. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №177-ФЗ (в ред. от 25.06.2012 № 87-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. №52 (ч.1). Ст. 4921.

  13. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 года // URL: http://sevkrimrus.narod.ru/ZAKON/deklmegd.htm

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle