Библиографическое описание:

Мацкевич Ю. Д. К вопросу о международных обязательствах РФ по созданию специализированной судебной системы по делам несовершеннолетних [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 62-64.

Создание судебной системы по делам несовершеннолетних прямо вытекает из обязательств Российской Федерации по применению общепризнанных принципов и норм международного права, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ 1993 г. общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы РФ.

Российская Федерация, как правопреемница СССР, взяла на себя обязательства по исполнению Конвенции о правах ребенка, вступившей в силу для РСФСР 2 сентября 1990 года, и предоставлению Комитету ООН по правам ребенка периодического доклада об исполнении Конвенции, осуществляющему контроль за его соблюдением [4, с. 6].

Комитет по правам ребенка чаще всего подвергает критике именно политику и практику отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Учет зарубежного и российского исторического опыта, первых результатов экспериментов по специализации отдельных судов свидетельствуют в пользу необходимости специализации судов и создания системы правосудия по делам несовершеннолетних [5, с. 35].

Государства-участники обязаны соблюдать международные обязательства в отношении правосудия для несовершеннолетних, в том числе, обязательства по созданию всеобъемлющей системы правосудия в отношении несовершеннолетних, оказавшихся в конфликте с законом, а также детей-свидетелей и потерпевших.

Российская Федерация не является исключением, поскольку создание судебной системы по делам несовершеннолетних прямо вытекает из обязательств России по применению общепризнанных принципов и норм международного права, и, прежде всего, Конвенции ООН о правах ребенка.

Непосредственно правосудию в отношении несовершеннолетних посвящены статьи 37 и 40 Конвенции, однако при их реализации также должны учитываться и статьи 2-4, 6, 12 и 39 Конвенции.

Государства-участники Конвенции признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитываются возраст ребенка и желательность содействия его реинтеграции и выполнению им полезной роли в обществе [3].

Помимо Конвенции ООН о правах ребенка Российская Федерация в области отправления правосудия в отношении несовершеннолетних должна учитывать Минимальные Стандартные Правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила» 1985 г.), Руководящие Принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних («Эр-Риядские руководящие принципы») и другие.

Статья 40 Конвенции о правах ребенка предусматривает, что государства должны создать для детей, оказавшихся в конфликте с законом, отдельную систему правосудия, в рамках которой обеспечивалось бы соблюдение их прав [7, с. 30]. Согласно п. 3 ст. 40 Конвенции государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении [3].

Кроме того, в 2009 году состоялось принятие Федеральным Собранием РФ и подписание Президентом России Федерального закона «О ратификации Европейской социальной хартии» [10]. Россия подписала Хартию 14.09.2000 (Распоряжение Президента РФ от 12.05.2000 N 151-рп), ратифицировала (Федеральный закон от 03.06.2009 № 101-ФЗ). Ратификационная грамота передана на депонирование Генеральному секретарю Совета Европы 16.10.2009. Хартия вступила в силу для России 01.12.2009. Это событие явилось также одним из главных аргументов актуализации проблемы ювенальных судов.

При этом в печати наблюдаются противоречивые оценки данного документа. Одни воспринимают ее как благо для повышения авторитета нашей страны на международной арене. Другие расценивают как посягательство на нравственные устои и традиции российского общества, которое основано на принципах вседозволенности.

Представляется закономерным обсуждение данного документа в контексте проблем ювенальной юстиции, поскольку на его основе состоится легализация ряда институтов в ее системе. Ратифицировав хартию, Россия приняла на себя обязательства по созданию специальных органов по защите детства, которые должны быть включены в структуру ювенальной юстиции. Между тем предлагаемые защитные механизмы воспринимаются и применяются неоднозначно.

Особое внимание аналитиков обращается на статьи 11 и 17, реализация которых может обернуться непоправимыми последствиями для семьи и других институтов воспитательного характера, поскольку, согласно пункту 2 статьи 11 сексуальное просвещение школьников в рамках учебного плана практически становится обязательным, а статья 17 предусматривает создание специальных органов по защите детства, которые должны быть включены в структуру ювенальной юстиции. В соответствии со статусом страны, ратифицировавшей международный документ, Российская Федерация теперь обязана создать соответствующие механизмы по реализации указанных и иных положений Европейской социальной хартии [1, с. 17-67].

Поскольку ратификация Европейской социальной хартии произведена Россией без каких-либо оговорок, реализация ее статей вполне может обернуться последствиями, подобными приведенным выше. При этом надо учитывать не только текст Хартии, а в том содержании, которым наполняет ее Совет Европы. Совет Европы рассматривает Хартию как декларативный документ. Есть Хартия, а есть еще механизмы ее реализации и методы, которые предписываются странам.

В соответствии с п. 3 ст. 2 Пекинских правил в рамках каждой национальной юрисдикции следует предпринять усилия для принятия комплекса законов, правил и положений, которые относятся непосредственно к несовершеннолетним правонарушителям и учреждениям и органам, в функции которых входит отправление правосудия в отношении несовершеннолетних[6].

В ст. 38 Руководящих принципов, касающихся правосудия в вопросах, связанных с участием детей-жертв и свидетелей преступлений от 22 июля 2005 г. указано, что в дополнение к профилактическим мерам, которые должны быть предусмотрены для всех детей, дети-жертвы и свидетели, являющиеся особо уязвимыми с точки зрения рецидивной виктимизации или совершения преступлений, нуждаются в специальных стратегиях[9].

Руководящие принципы ООН в отношении действий в интересах детей в системе уголовного правосудия 1995 г. в п. «а» ст. 14 закрепляют, что должны быть приняты такие процессуальные нормы по делам несовершеннолетних, которые комплексно учитывают интересы ребенка[8].

П. «d» ст. 14 данного документа указывает, что государствам следует создавать суды по делам несовершеннолетних, обладающие главным образом юрисдикцией над несовершеннолетними, совершившими преступные акты, и разрабатывать специальные процедуры, учитывающие особые потребности детей. В качестве альтернативы обычные суды должны применять, как это требуется, такие процедуры.

Исходя из вышеизложенного, термин «система правосудия в отношении несовершеннолетних» (ювенальная юстиция) употребляется применительно к законам, процедурам, руководящим принципам, нормам уголовного и уголовно-исполнительного, материального и процессуального права, специалистам, учреждениям и методам (технологиям) воздействия, специально предназначенным для работы с детьми, преступившими закон.

Для оценки эффективности системы правосудия по делам несовершеннолетних, соблюдения прав детей в конфликте с законом, в результате продолжительного процесса изучения общемировых показателей качества правосудия в отношении несовершеннолетних, во исполнение положений Конвенции ООН о правах ребенка (в части положений Конвенции, которые устанавливают принципы обращения с несовершеннолетними, оказавшимися в конфликте с законом и обеспечения их прав при отправлении правосудия), группой специалистов ООН подготовлено «Руководство по оценке показателей в области правосудия в отношении несовершеннолетних».

Показатели в области правосудия в отношении несовершеннолетних обеспечивают основу для определения и представления специальной информации о положении детей, преступивших закон. Эта информация касается как количественных показателей – таких как число детей, находящихся в заключении на момент проведения конкретной переписи, - так и наличия соответствующей политики. Основные показатели представляют собой базовый набор данных и инструмент сравнительного анализа, который обеспечивает основу для оценки, исследования и разработки услуг и политики. Описанная в «Руководстве» методология помогает каждой стране начать и поддерживать национальный процесс сбора данных о правосудии в отношении несовершеннолетних, который ведет к оценке показателей. Оно служит практическим руководством, предоставляет процедуры и инструментарий для сбора информации, систематизации данных, расчета показателей и показывает – какие необходимо принять меры на местном и федеральном уровнях по созданию всеобъемлющей системы правосудия в отношении несовершеннолетних в конфликте с законом.

«Руководство» конкретно и чётко определяет «границы» правосудия в отношении несовершеннолетних – это правосудие в отношении несовершеннолетних, оказавшихся в конфликте с законом, а также детей-свидетелей и потерпевших. При этом «Руководство» не содержит прямых указаний, какие органы должны входить в систему правосудия в отношении несовершеннолетних, оставляя этот вопрос на усмотрение государств. «Не важно, является ли система преимущественно административной, или судебной, или носит смешанный характер, – она должна так или иначе быть способной определить орган или органы, несущие ответственность за принятие окончательного решения по делу ребенка с учетом полного набора обстоятельств, при которых ребенок переступает закон» [7, с. 40].

Комитет по правам ребенка указывает, что для обеспечения полного осуществления принципов Конвенции ООН о правах ребенка и прав детей, оказавшихся в конфликте с законом, необходимо наличие всеобъемлющей системы правосудия по делам несовершеннолетних [2, с. 36].

Всеобъемлющая система правосудия по делам несовершеннолетних требует наличия специализированных подразделений в полиции, прокуратуре, судебной системе (например, эффективная организационная структура для отправления правосудия по делам несовершеннолетних – специализированный суд либо специализированные судьи), адвокатуре или иных представителей, которые оказывали бы правовую помощь ребенку [2, с. 36].

Следует создать специализированные службы, например, службы пробации, консультационных услуг или надзора, а также специализированные учреждения, включая, например, дневные центры ухода и, если это необходимо, учреждения для размещения детей – правонарушителей и ухода за ними по месту жительства. В системе правосудия по делам несовершеннолетних следует постоянно поощрять эффективную координацию деятельности всех специализированных подразделений, служб и учреждений [2, с. 37].

Комитет ООН рекомендует добиваться более активного участия неправительственных и общественных организаций в разработке и осуществлении комплексной политики в области правосудия по делам несовершеннолетних и предоставлять им необходимые ресурсы для такого участия [2, с. 37]. При этом Комитет прямо не указывает, что специализированные службы, неправительственные организации должны входить в систему правосудия для несовершеннолетних.

Таким образом, анализ международных документов подтверждает, что создание ювенальных судов вытекает из международных обязательств, которые приняла на себя Российская Федерация.


Литература:

  1. Европейская социальная хартия (пересмотренная) от 3 мая 1996 года / Бюллетень международных договоров. 2010. № 4. - 17 – 67 с.

  2. Замечания общего порядка №10 (2007) «Права детей в рамках отправления правосудия в отношении несовершеннолетних» /Комитет ООН по правам ребенка, 44 сессия, Женева, 15 января - 2 февраля 2007 г. ст. 90, 92, 94-95. – 36 - 37 с.

  3. Конвенция ООН о правах ребенка. Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года. Вступила в силу 2 сентября 1990 года. ст. 40. - [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm (дата обращения 10.10.2012)

  4. «Конституция детства» / Сборник. - М.: Издательский, образовательный и культурный центр «Детство. Отрочество. Юность», 2009. – 6 с.

  5. Марковичева Е.В. Некоторые аспекты дифференциации уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних// Российский судья. 2007. № 10. - 35 с.

  6. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. 40/33 «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»)». п. 3 ст. 2. - [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/russian/documen/ (дата обращения 10.10.2012)

  7. Руководство ООН по оценке показателей в области правосудия в отношении несовершеннолетних // - М.: ЮНИСЕФ, 2010. - 30, 40 с.

  8. Руководящие принципы ООН в отношении действий в интересах детей в системе уголовного правосудия (1995). п. «а» ст. 14. - [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/russian/documen/ (дата обращения 10.10.2012)

  9. Руководящие принципы, касающихся правосудия в вопросах, связанных с участием детей-жертв и свидетелей преступлений. Принята резолюцией 2005/20 ЭКОСОС от 22 июля 2005 года. 1. ст. 38. - [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/russian/documen/ (дата обращения 10.10.2012)

  10. Федеральный закон от 3 июня 2009 г. N 101-ФЗ «О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года». // «Собрание законодательства РФ», 08.06.2009, № 23, ст. 2756.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle