Библиографическое описание:

Нурмаганбет Е. Т. Международные стандарты и задачи, стоящие перед адвокатурой в Казахстане [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 119-122.

Народ Казахстана уже сделал достаточно много в плане содействия развитию независимой адвокатуры. Среди наших достижений в этом плане - принятие Конституции, которая защищает основополагающие права человека, включая свободу выражения и совести, свободу собраний и защиту прав на надлежащую правовую процедуру в уголовных процессах. В 2005 г. власти Казахстана ратифицировали Международный пакт о гражданских и политических правах, который содержит меры по защите права уголовного подсудимого на помощь защитника. [1] Кроме того, власти Казахстана согласилось придерживаться обязательств ОБСЕ в области человеческого измерения, включая содействие независимости ассоциаций судей и адвокатов, равенство сторон / состязательность в уголовных делах и независимость и беспристрастность судов. [2] Международное сообщество понимает, в чем состоят цели Казахстана в области правовых реформ, и горячо поддерживает их.

Сравнительный анализ российской и казахстанской адвокатуры.

Мой научный опыт сосредоточен на казахстанской адвокатуре3, но я также уделял время исследованию российской адвокатуры и анализу Проекта изменений и дополнений к законам, касающимся казахстанской адвокатуры, представленного Мажилисом ранее в этом году. Поэтому сейчас я могу лучше проанализировать параллели между этими двумя системами с аналогичной структурой и сделать некоторые предложения.

Я начну с положительных параллелей, и таковых много. В обеих странах работа тысяч высокообразованных адвокатов отражает серьезные профессиональные и этические ценности. Многие квалифицированные юристы, работающие в области просвещения, и специалисты по правам человека помогают поднимать уровень общественного сознания в отношении важности правовой реформы. Обе страны приняли конституции и законодательные акты, которые учитывают международные стандарты и закрепляют гражданские, политические, экономические и социальные права, включая право на квалифицированную юридическую помощь. Российские и казахстанские адвокаты сейчас имеют свободу выбирать свою форму работы, от единоличной практики до работы в организациях большего масштаба, таких как юридические консультации и крупные фирмы. Они также имеют право образовывать адвокатские ассоциации, через которые могут выступать за проведение правовых реформ, а также использовать их для повышения своего профессионального уровня. Это крупные достижения в плане содействия развитию идеалов либеральной демократии, гражданского общества и верховенства права.

В отрицательном плане Россия и Казахстан продолжают бороться с элементами коррупции, направленными против реформ в правоохранительных органах. Эти элементы подрывают право на надлежащую правовую процедуру, включая работу адвокатов. Пытки подозреваемых представляют собой проблему, особенно в казахстанских местах содержания под стражей. Согласно информации Ануара Курманбаевича Тугела, президента Союза адвокатов Казахстана, правоохранительные должностные лица зачастую плохо обращаются с защитниками. Г-н Тугел утверждает, что «существующий закон защищает привилегию «защитник-клиент«, но это не работает на практике. Нет юридического механизма, который бы привлекал к ответственности тех, кто мешает осуществлению адвокатской деятельности». [3]. Алимкулов Ербол Темирханович, доцент кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики утверждает, что нарушение прав человека в Казахстане продолжается отчасти потому, что бюрократы действуют согласно внутренним служебным инструкциям, нежели на основе государственных или международных принципов.[4, с.48]

Для того, чтобы разрешить эти и подобные проблемы, нужно сосредоточить усилия на реформировании правоохранительных органов, а не на усилении государственных механизмов контроля над адвокатурой. Это должно стать руководящим принципом. Одним шагом вперед для Казахстана будет реформа прокуратуры, как сделала Россия, с тем чтобы прокуратура больше не осуществляла функций надзора за законностью органов правосудия, а сосредоточила свои усилия исключительно на уголовном преследовании преступлений. Независимые группы мониторинга также должны получить открытый доступ к местам содержания под стражей.

Во-вторых, с адвокатами нельзя обращаться так, как будто они являются государственными служащими. Адвокаты и их деятельность не должны подпадать под законодательство, регулирующее меры по борьбе с коррупцией, нацеленные на государственных служащих, нарушающих закон. Единственное обязательство адвоката, наложенное на него государством, подпадает под ст. 13.3 Конституции Казахстана (всеобщее право на квалифицированную юридическую помощь). Этой цели можно достичь посредством повышения качества юридического образования, обеспечения независимости адвокатских руководящих органов и государственных гарантий на конституционное право иметь юридического представителя.

Мой сравнительный анализ проблем и сильных сторон российской и казахстанской адвокатуры показал, что у казахстанских адвокатов, в частности, нет достаточного доступа к клиентам, дела которых рассматриваются на тайных/закрытых судебных процессах. Для того чтобы получить специальное разрешение, чтобы защищать таких клиентов, казахстанский адвокат обычно должен согласиться на надзор со стороны Комитета национальной безопасности. Кроме того, не существует публично-правовой процедуры получения такого разрешения (о ней нет упоминания в Уголовно-процессуальном кодексе Казахстана), не возможны апелляции, если в таком разрешении отказано. Эту произвольную процедуру следует отменить немедленно. Она противоречит международным правовым стандартам, таким как те, что изложены в ст.14.3 МПГПП, и Стандарту 9 Стандартов о независимости юридической профессии, принятых Международной ассоциацией юристов. [5] Процедуры, регулирующие то, как защитники должны получать разрешение службы безопасности, не урегулированы во внутригосударственном праве Казахстана, и таким образом нет прозрачности в том, как эта практика осуществляется, и в результате она, скорее всего, станет жертвой произвольных действий сотрудников правоохранительных органов. Любому лицензированному адвокату должно быть позволено представлять подсудимого в политически деликатных делах в обычных судах, как это практикуется в настоящее время в демократических странах.[6] У Комитета национальной безопасности (КНБ) нет юридических оснований для того, чтобы отказывать обвиняемым по уголовным делам в праве на защитника по их собственному выбору и в праве работать вместе с квалифицированным адвокатом при подготовке своей защиты.[7, с.214]

Далее, два взаимосвязанных отрицательных качества, которые присутствуют как в российской, так и в казахстанской юридических системах, - это нехватка адвокатов, особенно в сельских регионах (где работает примерно 18% казахстанских адвокатов), и тот факт, что многие адвокаты перегружены делами бесплатной юридической помощи, за которые им мало платят. Как можно увеличить количество адвокатов? Хотя этот вопрос должен быть решен, прежде всего, руководящими органами адвокатуры, правительство может помочь коллегиям адвокатов путем предоставления финансовых стимулов юристам с тем, чтобы они ехали в менее населенные регионы и работали в качестве адвокатов. Такие стимулы должны включать увеличение почасовой оплаты за дела, связанные с оказанием бесплатной адвокатской помощи малоимущим клиентам, и предоставление более привлекательных условий в отношении получения ими пенсий по достижении пенсионного возраста. Правительству Казахстана также необходимо выделять больше доходов от продажи своих природных ресурсов на программы по правовому обучению в 14 областях Казахстана. Необходимо ввести курсы по правам человека в программу средней школы в качестве стратегии по построению правовой культуры с тем, чтобы для большего числа молодых людей карьера в сфере адвокатуры стала более привлекательной альтернативой, чем работа в других областях.

Проект изменений и дополнений к законам, относящимся к адвокатуре и адвокатской деятельности.

Основной целью моего анализа было определить, какие реформы могли бы обеспечить тот факт, чтобы, в соответствии с международными правовыми обязательствами Казахстана, казахстанская адвокатура стала сильной организацией гражданского общества, члены которой могли бы предоставлять квалифицированную юридическую помощь и управлять своими собственными корпоративными делами, включая наложение дисциплинарных взысканий на своих членов. В Проекте изменений и дополнений есть несколько мер, которые должны быть приняты, несмотря на то, что их надо сформулировать таким образом, чтобы органы юстиции не могли контролировать управление организациями адвокатуры. Это позволит коллегиям адвокатов продолжать управлять своими собственными делами, включая руководство и наложение взысканий на своих членов без ненужного вмешательства со стороны.

Законодательные изменения, которые будут способствовать развитию независимой адвокатуры.

Лицензирование адвокатов, так как его описывает ст. 9, не противоречит международным стандартам и является нормой как во многих странах гражданского права, включая Европу, так и в странах общего права, включая отдельные территории Канады. Требование стажировки прежде, чем получить лицензию на адвокатскую практику, изложенное в ст. 9.2, поможет повысить квалификацию адвокатов. Я согласен с Научно-исследовательским институтом правового мониторинга, что все кандидаты в адвокатуру должны сдавать вступительный экзамен. Хочу обратить на то, что, согласно ст. 9.3, только юристы с ограниченным рабочим опытом должны сдавать этот экзамен.[8] Будет полезным сопоставить квалификации, необходимые для того, чтобы заниматься адвокатской деятельностью в Канаде (провинция Онтарио). В Онтарио лицензионный процесс включает в себя два лицензионных экзамена (один - проверяющий профессиональные знания солиситора, адвоката, выступающего только в судах низшей инстанции, а второй - профессиональные знания барристера, адвоката высшего ранга, имеющего право выступать в судах высшей инстанции); 10-месячную стажировку в юридическом офисе (называемую «артиклинг«, хотя некоторые исключения допускаются) и положительную характеристику, подтверждающую их «хорошую репутацию».[9]

В принципе, новая ст. 9-1, которая подробно описывает работу Аттестационной комиссии, не будет иметь отрицательного воздействия на независимость адвокатуры. Однако эту статью надо дополнить информацией о том, кто конкретно будет состоять в данной комиссии и как эти люди будут избираться. Из того, как она сформулирована сейчас, не ясно, как будет формироваться членство этой комиссии. Это важная тема, так как она может иметь влияние на независимость адвокатуры. Большинство членов комиссии должны быть адвокатами. Аттестационная комиссия должна быть в каждом регионе Казахстана, также как имеется Квалификационная комиссия в каждом субъекте России, и в каждом штате в Соединенных Штатах, и в каждой провинции Канады. Мне могут возразить, что перечисленные мною страны являются федеративными государствами, а Казахстан - унитарное. Я же смотрю на эту проблему через призму расстояний. Россия, США, Канада, Казахстан это большие по размеру страны. Поэтому в Казахстане лицензионная процедура, по крайне мере, должна быть децентрализована с тем, чтобы кандидатам не надо было ехать в Астану сдавать экзамен и представлять документы, подтверждающие квалификацию. Такое требование наверняка является обременительным и дорогостоящим для молодых юристов, например. И, наконец, ст. 9.4, посвященная решениям о выдаче лицензий, должна быть либо исключена или переформулирована так, чтобы Аттестационная комиссия, а не Министерство юстиции, была главным органом, принимающим решение о выдаче лицензий.

Дальнейшая детализация положений ст. 15, прописывающей обязанности адвокатов, не наносит, inter alia, вреда независимости адвокатуры. Упоминание в ст. 15.1.1 об обязанности адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики является важным и уместным дополнением. Однако язык ст. 15 должен быть четким, особенно с той целью, чтобы избежать ситуации, когда органы юстиции могут использовать его произвольно для того, чтобы преследовать принципиальных адвокатов. В частности, я согласен с мнением Научно-исследовательского института правового мониторинга, что ст. 15.1.3, в которой говорится об обязанности постоянно повышать уровень своей профессиональной квалификации, может быть превратно истолкована сотрудниками органов юстиции. Возможно, это положение следует переформулировать таким образом: «Продолжать в дальнейшем посещать курсы правового образования для того, чтобы быть в курсе новой юридической практики и законодательных изменений«.

Меры, которые будут сдерживать развитие независимой адвокатуры

В Проекте изменений и дополнений ст. 34.2 серьезно противоречит международным правовым стандартам. В ней прописывается создание новых комиссий, управляемых государством, по рассмотрению жалоб против адвокатов. Такая практика может привести к ненадлежащему государственному контролю над управлением делами адвокатуры. В том виде, как она сформулирована в настоящий момент, не ясно, какие жалобы будут рассматривать новые комиссии, в отличие от президиумов коллегий. Практика уполномочивания органов юстиции анализировать жалобы, направленные против адвокатов, противоречит международным правовым стандартам. Например, согласно ст. 28 Основных принципов ООН о роли адвокатов, которые были приняты Восьмым съездом Объединенных наций по предотвращению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в августе 1990 г.: «Дисциплинарные процедуры, направленные против адвокатов, должны осуществляться беспристрастным дисциплинарным комитетом, созданным адвокатами, независимым статутным органом или судом, и должны быть подвергнуты независимому судебному контролю».[10]. Согласно Стандарту 18 b) Стандартов о независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов, «функции надлежащей ассоциации адвокатов по обеспечению независимости адвокатуры должны, inter alia, поддерживать честь, достоинство, целостность, компетентность, этику, стандарты поведения и дисциплину профессии». Существующая практика, осуществляемая внутри президиумов коллегий адвокатов, подпадает под ст. 28 «Основных принципов ООН о роли адвокатов и Стандарта 18 Стандартов независимости юридической профессии, принятых Международной ассоциацией юристов.

И наконец, все упоминания в Проекте изменений и дополнений о требованиях к коллегиям адвокатов предоставлять в Министерство Юстиции статистические данные об адвокатской деятельности должны быть исключены из Проекта изменений и дополнений. Это также означает исключение данного положения из ст. 25, содержащей требование о том, чтобы Председатели президиумов коллегий адвокатов направляли статистические данные по оказанию юридической помощи в Министерство юстиции. Такая практика представляет собой наследие советской эпохи, когда существовали менталитет «выполнения плана« и страх перед репрессиями, и она символизирует функции надзора за адвокатурой со стороны органов юстиции. Данная практика не принята в юридических системах правовых государств, так как она представляет собой надзирательную власть государственных бюрократов и подразумевает, что адвокаты являются государственными служащими, каковыми они ни в коей мере не являются.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Каждый знает, что нет ни одной страны, правовая система которой не была бы лишена недостатков, и изменения, вносимые в законодательство, никогда не бывают достаточным фактором при создании правового государства. Прежде чем правовые реформы смогут быть полностью осуществлены, должно измениться отношение людей. Кроме того, лица, ответственные за выработку политических решений, должны выделять больше ресурсов на просветительскую работу в обществе и бесплатную юридическую помощь малоимущим и должны создать новые стимулы для того, чтобы подвигнуть всех задействованных лиц - особенно сотрудников правоохранительных органов - к поддержке реформ.

Казахстан находится в идеальном положении, чтобы показать всему миру свой прогресс на пути к демократии и верховенству права. Одним из надежных способов сделать так было бы обеспечить ситуацию, при которой адвокатура оставалась бы независимой профессиональной организацией, принадлежащей гражданскому обществу, а не была бы контролируема со стороны государственных органов.

Согласно Международной ассоциации юристов, независимость адвокатуры «представляет собой важнейшую гарантию развития и защиты прав человека и необходима для эффективного и адекватного доступа к юридическим услугам».[11]. Казахстан уже сделал важнейшие первые шаги по принятию законов, находящихся в соответствии с международными стандартами независимой адвокатуры. Более того, у него уже есть группа высокообразованных, трудолюбивых и профессионально мыслящих адвокатов; они представляют собой ценный актив в работе по продвижению к верховенству права. Как я заметил ранее, лица, ответственные за выработку политических решений в Казахстане, должны сосредоточить свои усилия на перестройке правоохранительных органов, а не на усилении механизмов государственного контроля над адвокатурой. Это должно стать руководящим принципом.

Литература:
  1. 1.Текст Международного пакта о гражданских и политических правах на английском языке находится на <http://www2.ohchr.org/english/law/ccpr.htm>. Меры, касающиеся участия защитника в уголовном процессе, изложены в Статье 14.3 [(b).

  2. В плане независимости судебных и адвокатских ассоциаций см. Статьи 20.1-20.4 в Части 2.4.2 «Обязательств, относящихся к структурным компонентам демократического общества - верховенство права: независимость лиц, практикующих судебную и адвокатскую деятельность, и беспристрастность государственной судебной службы» на http://www.osce.org/publications/odihr/2005/09/16237_444_en.pdf>.

  3. Булат Мустафин. «Ануар Тугел: «Сначала выбивают признание, а потом приглашают адвоката», megalopolis.kz, 11 ноября 2010 г.; на <http://megapolis.kz/art/Anuar_Tugel_Snachala_vibyut_priznanie_a_potom_priglashayut_advokata_>.

  4. Алимкулов Е.Т. Участие адвоката-защитника в доказывании по уголовному делу. Каспийский общественный университет. Научные труды «Әділет» №3, 2011. С.48

  5. Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов, принятые в 1990 г., находятся на <www.ibanet.org>. Стандарт 9 гласит: «Ни один суд или административный орган не должен отказаться признать право адвоката, квалифицированного в этой юрисдикции, предстать перед ним, защищая своего клиента».

  6. Центр исследования правовой политики (Алматы, Казахстан). «Правовое регулирование допуска адвокатов к участию в уголовных делах, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну (национальное законодательство и нормы международного права)», декабрь 2009 г.

  7. Human Rights Watch, «Kazakhstan: US Should Press for Rights Reform, апрель 2010 г., находится на <http://www.hrw.org/en/news/2010/04/10/kazakhstan-us-should-press-rights-reform>.

  8. Письмо TOO «Научно-исследовательский институт правового мониторинга, экспертизы и анализа« от 11 июня 2010 г. № 01/4-609: «Заключение научной антикоррупционной экспертизы проекта Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам адвокатуры».

  9. Как изложено в «Политике лицензионного процесса» Юридического общества Верхней Канады, на<http://rc.lsuc.on.ca/pdf/licensingprocesslawyer/policy/lp14pol_Policies.

  10. Текст «Основных принципов о роли адвокатов», которые были приняты Восьмым съездом Объединенных наций по предотвращению преступности и обращению с правонарушителями в августе 1990 г., на английском языке находится на <http://www2.ohchr.org/english/law/lawyers.htm>.

  11. Преамбула, «Стандарты независимости юридической профессии», принятые в 1990 г.; текст на английском языке находится на <www.ibanet.org>.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle