Библиографическое описание:

Надбитов А. С. Региональная преступность и некоторые аспекты ее исследования [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 97-101.

В настоящее время развитие такого направления, как региональная криминология, не вызывает никаких сомнений. Как отмечается в литературе, это обусловлено переносом центра тяжести решения проблем, связанных с преступностью на региональный уровень, учетом специфических криминогенных факторов, определяющих региональную преступность [18, с. 16]. Данное направление позволяет выявить с учетом специфики территории определенную совокупность факторов, детерминирующих региональную преступность, и на основе полученных данных выработать меры предупреждения.

А.И. Долгова отмечает, что «указанные исследования позволяют глубже проникать в механизм детерминации преступности и ее изменений, устанавливать закономерности порождения и функционирования преступности в разных по своим социально-экономическим, социально-культурным и иным характеристикам регионах, выделять в этих закономерностях общее и специфическое. Все это служит необходимой предпосылкой выработки стратегических мер борьбы с преступностью» [6, с. 5].

О необходимости изучения влияния особенностей регионов на криминогенную обстановку указывал ряд ученых. Так, Г.М. Миньковский отмечал, что при планировании организации борьбы с преступностью и иными правонарушениями надо более детально отрабатывать типологию населенных пунктов и районов и на их основе изучать особенности конкретной криминогенной обстановки [10, с. 50].

Значимость данного направления в криминологии высока, так как анализ преступности в регионе служит достижению ряда целей. Во-первых, позволяет предопределить существенную региональную специфику преступности и связанную с ней криминогенную ситуацию (оперативную обстановку) в различных зонах Российской Федерации, что создаст возможности для дифференцированного подхода к организации борьбы с преступностью в регионе (в том числе корректировки региональной политики в этой сфере). Во-вторых, дает возможность разработать криминологическую классификацию регионов России. В-третьих, поможет сформулировать в общем виде рекомендации, относящиеся к региональной стратегии предупреждения преступлений, выработать управленческие решения, связанные с правовым, организационным, материальным и иным обеспечением профилактики преступлений и борьбы с преступностью в регионах России [17, с. 63-64].

Более детально значение этого направления определил В.В. Сосновский: «Региональный анализ представляет собой традиционное и вместе с тем одно из значительных по своей важности направлений изучения преступности. Он позволяет:

  • во-первых, выявлять различия в криминологической характеристике регионов Российской Федерации, которые:

а) отражают существенную региональную специфику преступности и связанную с ней криминологическую ситуацию (оперативную обстановку) в различных частях Российской Федерации;

б) требуют дифференцированного подхода к организации борьбы с преступностью в регионе и корректировки региональной политики в этой сфере;

  • во-вторых, по итогам исследования разрабатывать криминологическую классификацию регионов России и проводить их ранжировку;

  • в-третьих, разрабатывать в общем виде рекомендации, относящиеся:

а) к региональной стратегии борьбы с преступностью силами и средствами местных органов законодательной и исполнительной власти, а также правоохранительных органов;

б) формированию управленческих решений, связанных с правовым, организационным, материальным и иным обеспечением борьбы с преступностью в регионах России» [16, с. 28-29].

Региональный подход к изучению преступности лежит в русле сравнительно мало разрабатываемого в нашей стране направления криминологии, получившего в XIX в. на Западе название «география преступности». Это направление представлено именами француза Андре-Мишеля Герри, бельгийца Адольфа-Жака Кетле, американцев Клифорда Шоу, Генри Маккея, англичан Стюарта Лотье, Роланда Чильтона, немцев Йоахима Хельмера, Кельвина Шмида, Герольда, Ганса, Швиндта и др. Указанные авторы на материалах отдельных регионов решали проблемы пространственно-временного распределения преступности (девиантности и делинквентности) и совершенствования на этой основе регионального и городского планирования, а также полицейской деятельности.

В отечественной криминологической литературе более распространены термины «территориальные», «региональные» особенности преступности, хотя употребляется и понятие «география преступности» [3, с. 13].

Региональный аспект в изучении проблем борьбы с преступностью представлен в нашей стране в основном двумя направлениями.

Первое можно условно назвать сравнительно-региональным. Оно ориентировано на криминологическое исследование крупных территориальных образований – области, края, республики. Для него характерен такой подход к изучению причин преступности, который позволяет не только фиксировать общие закономерности их возникновения, но и учитывать специфику проявления в конкретном регионе. Это, по мнению И.Б. Михайловской и А.В. Возника, «создает предпосылки для дифференцированной социальной профилактики преступности с учетом особенностей и перспектив развития региона» [11, с. 13]. В основе подобной дифференциации лежит критерий деления регионов по уровням развития, например, преимущественно аграрный, индустриально-аграрный и высоко урбанизированный [11, с.104].

Второе направление определяется характером территориально-географических условий проживания людей – в городах и сельской местности. Неизбежным следствием наблюдаемой неоднотипности социальных условий в городе и сельской местности выступают различия между «городской» и «сельской» преступностью, которые и являются предметом специальных криминологических исследований [15].

В криминологической литературе под регионом понимается определенная часть территории страны с однородными, социально-экономическими, социально-психологическими и демографическими признаками, обусловливающими особенности преступности в данном территориально-пространственном формировании [2, с. 59]. Региональные (территориальные) особенности преступности составляют проблему, которая постоянно привлекает внимание криминологов.

Ряд исследователей пришли к выводу, что базовыми характеристиками, определяющими территориальные различия преступности, выступают социально-экономические явления и процессы. Было определено, что они являются итогом, во-первых, региональной специфики явлений социально-экономического, социально-культурного, организационно-управленческого, правового характера; во-вторых, особенностей динамики этих явлений в одном и том же регионе, разных характеристик условий этого взаимодействия – состояния внешнего социального контроля, предупредительной и правоохранительной деятельности. Базовыми характеристиками, определяющими территориальные различия преступности, являются социально-экономические явления и процессы. Причем социально-экономические изменения влияют на преступность не сразу, а через определенный период, поскольку, во-первых, механизм этого влияния исследуется характеристиками населения, субъективным фактором; во-вторых, преступность порождают не сами по себе экономические процессы, пусть даже неблагоприятные, а отрицательные последствия недостаточного учета или игнорирования этих процессов в управленческой деятельности предупреждения преступности [14, с. 63]. При проведении криминологических исследований выявилось и влияние географического фактора на преступность, но он проявляется во взаимодействии с социальными условиями жизни людей и особенностями управления экономикой региона. Так, например, в России в 1985 году выделялось два криминологических типа региона:

  1. Северный тип с особо неблагоприятными характеристиками общеуголовной преступности, существовавшей на фоне явного о острого различия в уровне развития региона, трудовой недостаточности, высокой «криминальной зараженности» населения, значительной доли в нем деморализованного контингента, распространения традиций злоупотребления спиртными напитками;

  2. Южный тип, который выделялся неблагоприятными характеристиками хозяйственно-корыстной преступности и той части общеуголовной корыстной преступности, в основе которой лежит стяжательство [16, с. 125].

Южный тип существовал на фоне получения частью населения доходов в результате деятельности вне сферы общественного производства, превращения личного подсобного хозяйства в товарное производство, необеспеченности новых потребностей населения в развитии инфраструктуры стихийно складывающегося широкого рынка товаров и услуг, решения проблем несбалансированного планирования, просчетов в социальном управлении за счет взяток и поборов с использованием преступных и иных теневых доходов, усиления различий в материальной обеспеченности разных социальных групп населения, расширения ориентации населения на частнопредпринимательскую деятельность. Характерно, что именно в южных регионах начали получать распространение акции бандитизма, вымогательства в отношении владельцев крупных теневых, в том числе криминальных капиталов. То есть уже в середине 80-х гг. ХХ столетия началось криминальное перераспределение доходов.

На любом уровне федерального устройства России существуют регионы, которые независимо от исторической, социокультурной, демографической, экономической и другой схожести, отличаются между собой по уровню распространенности преступности [12, с. 5].

Объяснить такую резкую криминогенную дифференциацию регионов можно существованием общих причин преступности, характерных для России как для определенной социально-экономической, культурно-исторической целостности, но есть и специфические региональные особенности, обусловливающие имеющиеся территориальные отличия преступности.

На возникновение, существование и судьбу закономерностей территориального распределения преступности особое влияние оказывают криминологические законы, прежде всего закон «криминального равновесия». По мнению Г.И. Забрянского, закон «криминального равновесия» состоит в том, «что в каждую криминогенную нишу (класс, зону) входит определенное число регионов. Основное свойство расположения – стабильность ниши. Если какая-нибудь группа покидает свою нишу, то с высокой степенью вероятности освободившееся место занимают регионы из других ниш, сохраняя тем самым устойчивость классификации. Закону «криминального равновесия» подчиняются, помимо территориального распределения, другие свойства преступности, например, ее внутренние структурные соотношения» [7, с. 42].

Большую роль в исследовании территориальных особенностей преступности играют социальные особенности региона, прежде всего, неоднородность социальной среды и социальное неравенство. В связи с этим А.И. Долгова отмечает, что, анализируя особенности территориальной преступности, целесообразно уделять внимание анализу социально-групповых и личностных характеристик населения, а также исследовать:

  • особенности социальной среды в разных регионах страны до начала перестройки и в период реформ;

  • характеристику населения регионов в указанные периоды, его социальные типы;

  • изменение социальной среды и типов личности, характеристик разных социальных групп в разных регионах;

  • трансформации условий взаимодействия среды и населения, типов личности;

  • современную характеристику социальной среды, типов личности, соответствующих социальных групп и их взаимодействие в регионах [8, с. 210].

При региональном анализе преступности необходимо исследовать зависимость между уровнем преступности и преобладанием в составе населения определенных социально-экономических групп, характеризующихся повышенной криминогенностью (подростки 14-17 лет, мужчины в возрасте 25-29 лет, городские жители с низким образовательным уровнем, приезжие, беженцы и другие категории мигрантов).

К социальным проблемам относятся качественные изменения демографической ситуации: низкие показатели рождаемости и естественного прироста, более высокий уровень смертности, низкая доля детей и подростков и соответственно высокая доля лиц пенсионного возраста [5, с. 64]. Коренные изменения системы расселения оказывают заметное воздействие на преступность. Однако имеющегося криминологического знания о природе и механизмах такого воздействия явно недостаточно. Это отчасти объясняется тем, что объектом исследования пространственной распространенности преступности до сих пор являлись соответствующие характеристики административно-территориальных единиц. Исследования территориальных особенностей преступности, как правило, замыкались рамками территориальных границ, то есть опирались на формальный критерий. Даже при сравнительном изучении «городской» и «сельской» преступности разграничительной линией между городом и селом являлись административные границы.

В ходе изучения социальных групп населения пристальное внимание следует уделять социально-этнической структуре населения, поскольку региональные различия во влиянии этнических факторов на криминогенную обстановку в большинстве регионов [4, с. 91-93].

Следует отметить, что территориальный этносоциальный фактор, который, как правило, проявляется в криминальной активности преступных группировок, сформированных по этническому признаку, зависит от уровня миграции [13, с. 56] и численности постоянных жителей, относящихся к соответствующим этническим группам.

Схожие по своему национальному составу, уровню экономического развития регионы могут отличаться по уровню преступности. По мнению В.Н. Кудрявцева, причинами такого положения являются:

  • особенности социальных типов преступников, преобладающих в той или иной области;

  • различная интенсивность конфликтных ситуаций, складывающихся в жизни населения;

  • степень распространенности таких видов асоциального поведения как пьянство, тунеядство и др.;

  • особенность нравственно-правового сознания населения; различия в таких социально-экономических и демографических факторах, как характер и условия труда, интенсивность миграции [9, с. 48].

Различия в уровне, структуре и динамики преступности объясняются и тем, что в разных регионах, где проживает этнически однородное население, существуют весьма различные социальные, экономические и психологические факторы, влияющие на поведение людей и различающиеся интенсивностью или же действующие в разных сочетаниях [1, с. 4].

На основании изложенного можно сделать следующие выводы:

  1. Отдельный регион должен рассматриваться как самостоятельный объект криминологических исследований. Изучение преступности, порождающих ее причин и сопутствующих ей условий в регионе позволит выявить и оценить закономерности развития криминогенной ситуации в реально существующем социальном организме;

  2. Задачи анализа преступности в регионе направлены на выявление:

  • общих данных о преступности как объекте анализа (общая распространенность и общественная опасность преступности в конкретных условиях места и времени);

  • социальных характеристик преступности, указывающих на особенности ее порождения и функционирования (социальная направленность, мотивация, социально-территориальная, а также социально-групповая распространенность);

  • характеристик, дающих представление об особенностях самой преступности как относительно самостоятельном явлении (степень ее активности, устойчивости, организованности);

  • типологических черт личности преступника;

  • результатов деятельности правоохранительных органов.

  1. Преступность принято рассматривать как статистическую совокупность конкретных единичных преступлений, ограниченную определенными пространственно-временными рамками и включающую в себя данные, как о самих преступлениях, так и о лицах, их совершивших. В связи с этим криминологическая классификация и группировка статистических данных о преступности (контингенте преступников) в регионе должны строиться именно в этих двух направлениях.

  2. При характеристике преступности чаще всего используют такие показатели, как ее состояние, уровень, структура и динамика, зависящие от многих криминогенных и антикриминогенных факторов. Чтобы правильно оценивать полученные результаты, следует постоянно учитывать воздействие на преступность самых разнообразных факторов, в том числе изменений законодательства. Это особенно актуально в периоды социально-экономических реформ, когда довольно интенсивно изменяется уголовное законодательство, происходят процессы декриминализации (исключения определенных деяний из числа уголовно наказуемых) и криминализации (включения новых деяний в число уголовно наказуемых).

  3. Криминогенная дифференциация регионов, схожих по основным социальным и экономическим характеристикам, различия в уровне, структуре и динамике преступности объясняются не только воздействием однородных, в силу географической близости причинных факторов, но и тем, что в различных регионах, в которых проживает этнически однородное население, существуют разнообразные социальные, экономические и психологические факторы, влияющие на поведение людей и различающиеся интенсивностью и действующие в разных сочетаниях.


Литература:

  1. Бабаев М.М. Демографические процессы и проблемы территориальных различий преступности. Вопросы борьбы с преступностью. – М., 1974;

  2. Беляев Н.А., Цалиев В.М. Вопросы методологии регионального подхода к исследованию преступности // Вестник ЛГУ. Вып. 3. 1986;

  3. Гладких В.И., Борбат А.В., Шабанов Г.Х. Преступность в Московском регионе. Состояние. Особенности. Тенденции. М., 1998;

  4. Гладких В.И. Преступность в сверхкрупном городе и ее предупреждение органами внутренних дел (на материалах Москвы): Монография. – М., 1994;

  5. Гришаков А., Мороз Н. Особенности демографического развития крупнейших городов (по материалам РСФСР) // Крупнейшие города – их настоящее и будущее. М.,1979;

  6. Долгова А.И. Теоретические посылки и общие итоги изучения территориальных различий преступности и их причин // Территориальные различия преступности и их причины: Сб. науч. тр. М., 1987;

  7. Забрянский Г.И. Криминологическая классификация регионов Российской Федерации//Укрепление и законности и борьба с преступностью. Вестник МГУ. Сер.II. Право № 2.1993;

  8. Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997;

  9. Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность (О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения). – М., Политиздат,1989;

  10. Миньковский Г.М. Об учете условий крупного и особо крупного города при изучении правонарушений среди несовершеннолетних и молодежи // Методологические и методические вопросы изучения и профилактики преступности в крупных городах. М., 1979;

  11. Михайловская И.Б., Возник А.В. Социально-экономическое развитие региона и противоправное поведение // Социологическое исследование № 4. 1980;

  12. Модель регионального криминологического и уголовно-правового прогноза.- М.,1994;

  13. Пинкевич Т.В., Пастырев Д.И. Миграционные процессы в России как объект криминологического исследования (региональный аспект). – Ставрополь, 2002;

  14. Ростов К.Т. Преступность в регионах России (социально-криминологический анализ).- Спб., 1998;

  15. Соколов А.Ф. Особенности преступности в городах и сельской местности: Автореф. Дис. … канд.юрид. наук. Свердловск, 1971; Габиани А.А., Гачесиладзе Р.Г., Дидебуладзе М.И. Преступность в городах и сельской местности. Тбилиси, 1985; Изучение преступности в городах и сельской местности. М., 1971; Проблемы преступности в городах и сельской местности и пути совершенствования предупредительной деятельности органов внутренних дел. М., 1986;

  16. Сосновский В.В. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений в регионе (на материалах Московской области): Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1999;

  17. Фортуныч М.В. Особенности изучения региональной насильственной преступности // Насилие. Личность. Общество: Тезисы науч.- практ. конф. М., 2000;

  18. Шульга В.И. Основные тенденции преступности и ее предупреждение в Дальневосточном регионе: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1994.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle