Библиографическое описание:

Репченко Н. Н. Особенности правового регулирования деятельности обществ с ограниченной ответственностью в России, Украине и Беларуси [Текст] // Право: современные тенденции: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июль 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012.

Современная практика правового регулирования Обществ с ограниченной ответственностью (далее – ООО) в Российской Федерации отличается от соответствующих правовых норм в других странах СНГ, в частности в Украине и Беларуси.

Отметим наиболее принципиальные отличия правовых характеристик. В отличие от России, где деятельность ООО регламентируется двумя основными правовыми документами: Гражданским кодексом (далее – ГК) Российской Федерации и Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – ФЗ «Об ООО»), в Украине таких нормативных документов три: ГК Украины, Хозяйственный кодекс Украины (далее – ХК Украины) и Закон Украины «О хозяйственных обществах» (далее – ЗУ «О ХО»).

Сравнительный анализ этих документов позволяет сделать вывод о том, что российское законодательство является более подробным и специализированным, поскольку здесь существуют отдельные федеральные законы, касающиеся каждого вида коммерческих структур, в то время как в Украине специальный закон меньше по объёму, и регламентирует деятельность всех видов хозяйственных обществ (акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, обществ с дополнительной ответственностью, полных обществ и коммандитных обществ).

Сами определения ООО в России и Украине сходны. Согласно ч. 1 ст. 140 ГК Украины, ч. 3 ст. 80 ХК Украины и абзацу 1 ст. 50 ЗУ «О ХО» обществом с ограниченной ответственностью является учреждённое одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделён на доли, размер которых устанавливается уставом. Причём, в ГК используется термин «уставный капитал», а в ХК Украины и ЗУ «О ХО» – «уставный фонд».

В соответствии с ч. 1 ст. 141 ГК Украины максимальное число участников ООО устанавливается законом. При превышении этого числа ООО подлежит преобразованию в АО. Но ни в ХК Украины, ни в ЗУ «О ХО» это число точно не регламентируется, что, безусловно, приводит к созданию определённого правового вакуума и усложняет управление ООО.

Абзацем 2 ч. 2 ст. 141 ГК Украины предусмотрено, что лицо может быть участником лишь одного ООО, которое имеет одного участника. Из этого следует, что никакое юридическое лицо не может создать сеть филиалов в форме ООО. Следует согласиться с мнением И. Колтунова, который считает, что это является определённым препятствием в создании холдинговых структур и организации управления в группе компаний.1

Высшим органом управления ООО как в России, так и в Украине является общее собрание его участников. Компетенция собрания в украинских ООО определяется ч. 4 ст. 145 ГК Украины, ст. 41 и ст. 59 ЗУ «О ХО». Принципиальным отличием от российских ООО является то, что к исключительной компетенции общего собрания участников украинских ООО относится решение, в том числе, следующих вопросов:

1) утверждение отчётов и выводов ревизионной комиссии (п. «д» ст. 41 ЗУ «О ХО»);

2) решение вопроса о приобретении обществом доли участника (п. 6 ч. 4 ст. 145 ГК Украины и п. «б» ст. 59 ЗУ «О ХО»);

3) исключение участника из общества (п. 7 ч. 4 ст. 145 ГК Украины и п. «в» ст. 59 ЗУ «О ХО»).

До изменений в ФЗ «Об ООО» данная коммерческая структура имела два учредительных документа: устав и учредительный договор. Теперь так же, как и в Украине, основным учредительным документом общества является устав. Но в украинском законодательстве по этому вопросу существуют некоторые нестыковки. В ст. 4 ЗУ «О ХО», которая называется «Учредительные документы общества», говорится, что «…акционерное общество, общество с ограниченной и общество с дополнительной ответственностью создаются и действуют на основании учредительного договора и устава». Таким образом, можно предположить, что украинский законодатель отнёс учредительный договор к учредительным документам. Однако, ч. 2 ст. 142 ГК Украины гласит, что «… договор об учреждении общества с ограниченной ответственностью не является учредительным документом. Представление этого договора при государственной регистрации общества не обязательно». Аналогичный подход содержится и в ч. 1 ст. 82 ХК Украины, согласно которому «…учредительным документом акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью и общества с дополнительной ответственностью является устав». Следовательно, можно говорить о допущении терминологической неточности в ст. 4 ЗУ «О ХО», и единственным учредительным документом ООО в Украине всё-таки является устав. Что касается учредительного договора, то это фактически договор о создании ООО, который носит временный характер.

По оценкам правоведов, одним из самых сложных и противоречивых в украинском законодательстве об ООО является вопрос об определении количества голосов, необходимых для принятия тех или иных решений на общем собрании участников.2

В российском законодательстве чётко определены пороговые значения для принятия тех или иных решений: 50%, 2/3 и 100% голосов от общего числа голосов участников ООО. Другими словами, понятие кворума на собрании просто отсутствует, поскольку подсчёт ведётся от общего числа голосов. В дополнение к этому диспозитивная норма ч. 8 ст. 37 ФЗ «Об ООО» позволяет увеличить в уставе эти пороговые значения, но не позволяет их уменьшить.

В украинском законодательстве введено понятие кворума на общих собраниях участников. Согласно абзацу 1 ст. 60 ЗУ «О ХО» собрания участников считаются полномочными, если на них присутствуют участники (представители участников), владеющие в совокупности более чем 60% голосов. Одновременно абзацем 5 ст. 59 ЗУ «О ХО» предусмотрено, что по вопросам об определении основных направлений деятельности ООО, внесении изменений в его устав, а также при решении вопроса об исключении участника из общества, решение считается принятым, если за него проголосовали участники, владеющие в совокупности более чем 50% общего количества голосов участников общества.

Российское законодательство допускает формирование в ООО совета директоров (диспозитивная норма ч. 2 ст. 32 ФЗ «Об ООО»). В украинских ООО формирование совета директоров не предусмотрено ни ГК, ни ХК, ни ЗУ. Подобное создаёт серьёзные проблемы в управлении обществом, поскольку все ключевые вопросы в такой ситуации относятся к компетенции общего собрания участников. Во-первых, при большом количестве участников не всегда можно собрать необходимый кворум, поскольку формально количество участников ограничено ГК Украины, а фактически ЗУ «О ХО» такой границы не установил. Во-вторых, императивные нормы, регулирующие сроки созыва собрания, не позволяют быстро принять необходимые решения (например, при болезни или смерти директора, при попытке рейдерства и др.).

И в российских, и в украинских ООО контроль за деятельностью исполнительных органов осуществляют ревизионная комиссия и независимый аудитор. Но если в соответствии с п. 6 ст. 32 ФЗ «Об ООО» образование ревизионной комиссии является обязательным только в ООО, имеющих более 15 участников, то в соответствии со ст. 63 ЗУ «О ХО» образование ревизионной комиссии является обязательным для любого ООО, причём в соответствии с абзацем 4 вышеназванной статьи «…без вывода ревизионной комиссии собрание участников общества не имеет права утверждать баланс общества». В соответствии с абзацем 1 «…контроль за деятельностью дирекции…осуществляется ревизионной комиссией, которая избирается собранием участников общества из их числа в количестве, предусмотренном учредительными документами, но не менее 3 человек. Члены дирекции не могут быть членами ревизионной комиссии». Эта императивная норма не предусматривает, например, случай, если участников в ООО всего двое и оба занимают руководящие должности.

Если руководствоваться нормами ст. 147 ГК Украины, то порядок уступки участником ООО своей доли в уставном капитале другим участникам, третьим лицам, преимущественное право других участников на приобретение доли, а также переход доли в порядке наследования или правопреемства совпадают с соответствующим порядком, предусмотренным ФЗ «Об ООО». Единственным отличием является то, что в п. 4 ст. 21 ФЗ «Об ООО» присутствует диспозитивная норма, согласно которой «…уставом общества может быть предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли или части доли, принадлежащих участнику общества, по цене предложения третьему лицу или по заранее определённом уставом цене, если другие участники общества не использовали своё преимущественное право покупки доли или части доли участника общества». Украинское законодательство такой возможности не предусматривает.

В украинских ООО, так же как и в российских, участник имеет право выйти из ООО и получить стоимость части имущества, пропорциональную его доле в уставном капитале ООО. Однако существуют некоторые различия в подходах. Согласно п. 1 ст. 26 ФЗ «Об ООО» «…участник общества вправе выйти из общества путём отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества». Вместе с тем право участника общества на выход может быть предусмотрено уставом общества при его создании или при внесении дополнительных изменений в учредительные документы общества.

В соответствии с ч. 1 ст. 148 ГК Украины «…участник общества с ограниченной ответственностью имеет право выйти из общества, уведомив общество о своём выходе не позднее, чем за три месяца до выхода, если иной срок не установлен уставом».

В России и в Украине принципиально различаются механизмы исключения участника из общества. Так, в соответствии со ст. 10 ФЗ «Об ООО» участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала, вправе требовать в судебном порядке исключения из ООО участника, который грубо нарушает свои обязанности, либо своими действиями (бездействием) существенно затрудняет деятельность общества. Таким образом, можно, например, по решению суда исключить участника, владеющего контролирующим паем (более 50%), если он своей неявкой систематически срывает проведение общих собраний участников. В украинском ООО, с одной стороны, процедура проще – не нужно решения суда. С другой стороны, для принятия решения на общем собрании нужно набрать свыше 50% общего количества голосов участников общества (ст. 64 ЗУ «О ХО»). Отсюда следует, что владелец контрольного пакета имеет преимущества перед другими членами общества.

Законодательные механизмы регулирования деятельности обществ с ограниченной ответственностью в России и Республике Беларуси также имеют общие черты и различия.

При аналогии определений отметим наиболее существенные различия.

Особенностью белорусского законодательства является то, что один специальный закон регулирует деятельность сразу нескольких организационно-правовых форм: ОАО, ЗАО, ООО и ОДО, в то время как в российском законодательстве существует специальный федеральный закон.

В Республике Беларусь не может быть зарегистрировано ООО с одним участником. Напротив, в соответствии со ст. 2. ФЗ «Об ООО» общество с ограниченной ответственностью может быть создано одним лицом.

По законодательству РБ один владелец – это унитарное предприятие (УП) или частное унитарное предприятие (ЧУП).

ООО в Беларуси может быть учредителем унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности хозяйственного общества – учредителя, и принадлежит унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения. При этом УП, учреждённое ООО, отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

В России любая стопроцентная дочерняя фирма (как в форме АО, так и в форме ООО) является собственником принадлежащего ей имущества. Это имеет значение при построении холдинговых структур и организации корпоративного управления в группе компаний.

В РБ нужно предварительно до регистрации ООО согласовывать его наименование. Это наименование должно быть согласовано в установленном законодательством порядке.

В РФ фирменное наименование не нужно предварительно согласовывать до регистрации ООО. Если в данном регионе (в данном территориальном регистрирующем органе) уже есть юридическое лицо с аналогичным наименованием или наименование создаваемого юридического лица противоречит законодательству РФ, то в регистрации ООО может быть отказано.

В РБ учредители хозяйственного общества после государственной регистрации ООО и создания ООО становятся участниками хозяйственного общества.

Учреждение белорусского ООО осуществляется по решению его учредителей, которое принимается до проведения учредительного собрания путём заключения договора в письменной форме или подписания.

Процесс учреждения ООО в РБ и РФ идентичен, одинаковы права и обязанности учредителей ООО. На общем собрании они единогласно утверждают денежную оценку не денежных вкладов и учредительные документы: устав и учредительный договор.

В белорусских хозяйственных обществах формируется уставный фонд. Он состоит из вкладов (долей) участников, которые определяют минимальный размер имущества ООО. В состав вкладов в уставной фонд входят деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку.

Вместе с тем белорусское законодательство вводит ряд ограничений:

- Вносимое в уставный фонд ООО имущество должно быть необходимым и пригодным для использования в деятельности этого общества.

- Уставный фонд хозяйственного общества не может быть сформирован полностью за счёт не денежного вклада в виде имущественных прав. При этом объём имущественных прав, вносимых в качестве вклада в уставный фонд, не может быть более 50% размера уставного фонда для данного ООО. Как видим, подобные ограничения обеспечивают дополнительную защиту интересов кредиторов общества.

В российских ООО после принятия решения о пропорциональном внесении участниками дополнительных вкладов каждый из них может воспользоваться этим правом, а может внести дополнительный вклад меньше, чем ему определено этой пропорцией (или вообще отказаться от внесения дополнительного вклада).

В российских ООО формируется уставный капитал, который составляется из вкладов (долей) участников. Они же определяют минимальный размер имущества ООО. Состав вкладов в уставный капитал: деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку.

В российском корпоративном законодательстве нет никаких ограничений на виды и структуру активов, вносимых в качестве вкладов в уставный капитал ООО. Основное условие – должна быть договоренность между учредителями.

И в российском, и в белорусском корпоративном законодательстве содержится императивная норма, разрешающая участнику общества в любое время выйти из этого общества независимо от согласия других его участников.

Однако белорусское законодательство в большей степени защищает интересы выходящего участника: участник может указать в заявлении дату выхода, но не ранее даты подачи заявления.

Стоимость части имущества, соответствующая его доле в уставном фонде и выплачиваемая выходящему участнику, определяется по балансу, составляемому на момент его выхода.

Выходящему участнику определяют часть прибыли, приходящуюся на его долю, а размер прибыли устанавливают на момент расчета, то есть на момент выплаты всей приходящейся ему суммы.

По законодательству РФ выходящий участник слабо защищен от недобросовестных участников, которые остаются в ООО. Доля выходящего участника переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе. А действительная стоимость доли, подлежащая выплате выходящему участнику, определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе (то есть по состоянию на 31 декабря).

Выплата осуществляется в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе. Таким образом, если заявление о выходе подано, например, в июле, то до конца декабря у остальных участников имеется масса возможностей вывести активы в подставные фирмы и уменьшить чистые активы ООО до размера его уставного капитала (а он, как правило, минимальный). В результате, выходящий участник получает, в лучшем случае, несколько тысяч рублей.

Таким образом, законодательство России, касающееся создания, функционирования, реорганизации и ликвидации общества с ограниченной ответственностью, не всегда отвечает рыночной практике хозяйствования, имеет противоречивые нормы и, соответственно, требует дальнейшего реформирования.

1 Колтунов И. Общества с ограниченной ответственностью в России и Украине: общие черты и различия // Акционерный вестник Украины. – 2008 - №1. – С. 23.

2 Там же. – С. 24.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle