Библиографическое описание:

Цахариас А. С. Особенности залога вещей в ломбарде [Текст] // Право: современные тенденции: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июль 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012.

Залог вещей в ломбарде получил широкое распространение в современной России. Это обусловлено, во-первых, невысоким уровнем жизни и доходов основной части населения нашей страны, что предопределяет частую нехватку у многих граждан наличных денежных средств, а, во-вторых, – культивируемой с помощью средств массовой информации нормой «жизни в долг».

Залог вещей в ломбарде, как отдельная разновидность залога, имеет как потребительский оттенок (поскольку залогодателями при данном залоге всегда являются граждане), так и предпринимательские черты (поскольку деятельность ломбардов – самостоятельный вид предпринимательской деятельности).

Залог вещей в ломбарде регулируется нормами параграфа 3 главы 23 части первой Гражданского кодекса РФ1 (далее – ГК РФ), в том числе специальной статьей 358 ГК РФ «Залог вещей в ломбарде», устанавливающей особенности данного вида залога, и, кроме того, Федеральным законом № 196-ФЗ «О ломбардах»2 (далее – Закон о ломбардах). Поскольку залогодателями по этому виду залога (и, соответственно, заемщиками по обеспечиваемому договору займа) всегда выступают граждане, не преследующие предпринимательских целей, на данные правоотношения должно распространяться также законодательство о защите прав потребителей. Это подтверждается как в научной литературе3, так и в судебной практике4. Отсюда вытекают права залогодателей (как клиентов-потребителей), предусмотренные законодательством о защите прав потребителей, которые не противоречат существу соответствующих правоотношений, в частности право на получение полной и достоверной информации об услугах ломбарда. Во многом в связи с «потребительским» характером залога вещей в ломбарде, п. 7 ст. 358 ГК РФ содержит норму-гарантию, запрещающую включать в договор займа условия, ограничивающие права залогодателя по сравнению с правами, предоставляемыми ему ГК РФ и иными законами.

В отношении особенностей и некоторых правовых аспектов залога вещей в ломбарде в научной среде и на практике возникают спорные вопросы, неоднозначные подходы, обусловленные некоторыми пробелами и коллизиями в нормативном регулировании данного вида залога.

Рассмотрим в рамках настоящей статьи правовые особенности залога вещей в ломбарде, выявим недоработки в нормативной базе по данному виду залога, на основании чего попытаемся сформулировать некоторые перспективные направления совершенствования законодательства в данной сфере.

Прежде всего, по нашему мнению, следует рассмотреть квалифицирующие правовые признаки залога вещей в ломбарде, принципиально отличающие данный вид залога от других видов залога.

1. В отношении залога вещей в ломбарде законодательством предусмотрен специальный субъектный состав. Залогодателями по данному виду залога могут быть только граждане (п. 1 ст. 358 ГК РФ, п.1 ст.1, п. 1 ст. 7 Закона о ломбардах). Залогодержателями могут выступать исключительно специализированные организации – ломбарды. При этом п. 1 ст. 2 Закона о ломбардах определяет ломбард как юридическое лицо – специализированную коммерческую организацию, основными видами деятельности которой являются предоставление краткосрочных займов гражданам и хранение вещей. Из этого определения следует, что в качестве ломбардов не могут выступать ни индивидуальные предприниматели, ни некоммерческие организации.

Фирменное наименование ломбарда должно содержать слово «ломбард» и указание на его организационно-правовую форму (п. 2 ст. 2 Закона о ломбардах).

Ломбарду запрещается заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме предоставления краткосрочных займов гражданам, хранения вещей, а также оказания консультационных и информационных услуг (п. 4 ст. 2 Закона о ломбардах).

Кроме того, п. 6 ст. 2 Закона о ломбардах предусматриваются некоторые общие требования к обустройству и оборудованию ломбардов. Установлено, что в ломбарде (в каждом территориально обособленном подразделении) должны быть созданы условия для хранения заложенных и сданных на хранение вещей, обеспечивающие их сохранность, отсутствие вредных воздействий и исключающие доступ к ним посторонних лиц. При этом данная норма (п. 6 ст. 2 Закона о ломбардах) в отношении конкретных обязательных требований к обустройству и оборудованию ломбардов отсылает к специальному законодательному акту, который до настоящего времени не принят.

2. По рассматриваемому виду залога предметом залога могут являться движимые вещи (движимое имущество), принадлежащие заемщику, и предназначенные для личного потребления, за исключением вещей, изъятых из оборота, а также вещей, на оборот которых законодательством Российской Федерации установлены соответствующие ограничения (п. 1 ст. 358 ГК РФ, п. 3 ст. 2 Закона о ломбардах). Как видим, применительно к залогу вещей в ломбарде перечень возможных предметов залога существенно ограничен. Не может быть предметом залога недвижимое имущество, хотя на практике организации, выдающие займы гражданам под залог недвижимости, также нередко именуют себя (в рекламных, информационных источниках, либо даже в фирменном наименовании) ломбардами («ломбардами недвижимости»). Такая практика однозначно противоречит нормам ГК РФ и Закона о ломбардах, а реклама данных организаций, по нашему мнению, должна признаваться недостоверной, как содержащая не соответствующие действительности сведения о характеристиках оказываемых услуг (п. 3 ст. 5 Федерального закона «О рекламе»5).

Исходя из буквального толкования п. 1 ст. 358 ГК РФ, п. 3 ст. 2 Закона о ломбардах, следует, что граждане, имеющие статус индивидуальных предпринимателей, не могут закладывать в ломбарде имущество коммерческого назначения (коммерческий транспорт, торговое и промышленное оборудование, специальный инвентарь и т.д.), используемое (предполагаемое к использованию) в предпринимательской деятельности, однако могут заложить в ломбарде принадлежащие им движимые вещи, предназначенные для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с их предпринимательской деятельностью.

При залоге в ломбарде предметом залога могут являться только индивидуально-определенные вещи. Это следует из положения пп. 3 п. 5 ст. 7 Закона о ломбардах, обязывающего указывать в залоговом билете наименование и описание заложенной вещи, позволяющие ее идентифицировать. Исходя из этого, предметом залога могут быть, например, ювелирные изделия, но не может быть лом драгоценных металлов, если он не имеет индивидуализирующих признаков (т.е. определенный только родовыми признаками).

Не могут быть предметом залога в ломбарде имущественные права.

3. Согласно п. 1 ст. 358 ГК РФ и ст. 7 Закона о ломбардах залогом вещей в ломбарде могут обеспечиваться только краткосрочные займы. При этом краткосрочными п. 1 ст. 7 Закона о ломбардах называет займы на срок не более одного года. Таким образом, никакие иные обязательства залогом вещей в ломбарде обеспечиваться не могут.

В то же время необходимо учитывать, что ст. 807 ГК РФ6 называет в качестве возможного предмета договора займа не только деньги, но и другие вещи, определенные родовыми признаками. Поскольку ни ГК РФ, ни Закон о ломбардах не содержат никаких ограничений в отношении предмета договора краткосрочного займа, следует сделать вывод, что залогом вещей в ломбарде могут обеспечиваться и неденежные займы (предметом которых, например, являются продукты питания – крупы, сахар, мука, масло и т.д.), хотя в современной практике такие операции ломбардов распространения не получили.

Не исключается, по нашему мнению, предоставление ломбардом по договору займа иностранной валюты или валютных ценностей, но конечно с соблюдением всех требований и ограничений, установленных в отношении данных операций действующим законодательством Российской Федерации.

4. При залоге вещей в ломбарде закладываемые вещи всегда передаются ломбарду (п. 3 ст. 358 ГК РФ, п. 1 ст. 7 Закона о ломбардах). Таким образом, предусмотренный ст. 338 ГК РФ второй вариант залога – залог без передачи заложенного имущества залогодержателю – при залоге в ломбарде исключается.

5. Залогом вещей в ломбарде могут обеспечиваться обязательства только самого залогодателя, т.е. фигуры заемщика и залогодателя при этом виде залога всегда совпадают. На этом сделан акцент в п. 3 ст. 2 и п. 1 ст. 7 Закона о ломбардах. Предусмотренное в п. 1 ст. 335 ГК РФ общее правило, согласно которому залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо, здесь не применяется.

Таковы, по нашему мнению, квалифицирующие признаки залога вещей в ломбарде, принципиально отличающие данный вид залога от других видов залога.

Далее рассмотрим особенности оформления и исполнения обязательств при залоге вещей в ломбарде, акцентируя внимание на правоприменительных аспектах.

Согласно п. 2 ст. 358 ГК РФ и п. 4 ст. 7 Закона о ломбардах договор займа оформляется выдачей ломбардом заемщику залогового билета. Из нормы п. 5 ст. 7 Закона о ломбардах, устанавливающей содержание залогового билета, следует, что залоговым билетом оформляется также залог вещи в обеспечение выданного займа. Таким образом, залоговый билет – это документ «два в одном», одновременно оформляющий и обеспечиваемое, и обеспечивающее обязательство.

Форма залогового билета (в качестве формы бланка строгой отчетности) утверждена Приказом Министерства финансов РФ от 14 января 2008 г. № 3н7. При этом по смыслу п. 4 ст. 7 Закона о ломбардах эта форма является обязательной. Это, пожалуй, единственный случай среди многочисленных разновидностей залоговых обязательств, когда форма документа, оформляющего залог, является официально утвержденной и обязательной к применению.

Обязательная форма залогового билета позволила некоторым авторам отнести договор залога вещей в ломбарде к договорам присоединения8. Пожалуй, следует согласиться с таким выводом, причем, по нашему мнению, договор залога вещей в ломбарде правильнее относить к одной из разновидностей договоров присоединения – продиктованным договорам. Под такими договорами в науке подразумевают договоры, условия которых полностью или частично предусмотрены в законодательстве9.

В то же время, как это ни удивительно, несмотря на императивно установленные п.п. 5-7 ст. 7 Закона о ломбардах обязательные требования к содержанию залогового билета и утвержденную обязательную форму залогового билета, судебная практика свидетельствует о том, что такая обязательность является в значительной мере условной.

Так, в частности, пп. 7 п. 5 ст. 7 Закона о ломбардах обязывает указывать в залоговом билете процентную ставку по займу (с обязательным указанием процентной ставки по займу, исчисляемой из расчета на один календарный год). Однако при рассмотрении одного из дел суд, установив отсутствие в залоговом билете сведений о процентной ставке по займу, исчисляемой из расчета за один календарный год, посчитал допустимым указание вместо этого в залоговом билете стоимости оплаты услуг ломбарда за конкретное количество календарных дней (срок займа) в рублях10.

В связи с этим, по нашему мнению, в Законе о ломбардах следует четко прописать правовые последствия несоблюдения одного или нескольких обязательных требований к содержанию залогового билета.

Пункт 3 ст. 358 ГК РФ и ст.ст. 5, 6 Закона о ломбардах обязывают производить оценку вещи, передаваемой в залог, в соответствии с ценами на вещи такого рода и качества, обычно устанавливаемыми в торговле в момент и месте ее принятия в залог. При этом ломбард обязан застраховать в пользу заемщика (залогодателя) за свой счет риск утраты и повреждения вещи, принятой в залог, на сумму, равную сумме ее оценки. Не допускается понуждение заемщика к страхованию вещи, принятой от него в залог, за его счет.

Приведенные нормы, по всей видимости, имеют своей целью максимально защитить имущественные интересы заемщика (залогодателя), как экономически более слабой и зависимой стороны в рассматриваемых правоотношениях, от недобросовестных и неосмотрительных действий ломбарда.

Однако, по нашему мнению, предусмотренный п. 3 ст. 358 ГК РФ и ст.ст. 5, 6 Закона о ломбардах правовой механизм оценки и страхования заложенной вещи является в значительной степени непроработанным.

Оценка вещи, передаваемой в залог, «в соответствии с ценами на вещи такого рода и качества, обычно устанавливаемыми в торговле в момент и месте ее принятия в залог» – слишком неконкретный, «размытый» порядок, предоставляющий, по сути, полную свободу усмотрения. Так, по одному из дел заемщик (залогодатель) попытался оспорить слишком низкую, по его мнению, оценку заложенного автомобиля. При этом в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что в последующем автомобиль был реализован ломбардом по цене более чем в 2,5 раза превышающей произведенную и указанную в залоговом билете оценку (что, казалось бы, уже само по себе доказывает заниженную оценку автомобиля, произведенную при его залоге). Однако, суд указал, что заемщик (залогодатель) добровольно, в соответствии со своим волеизъявлением согласился с оценкой передаваемого в залог автомобиля, а потому такую оценку нельзя признать заниженной11. Очевидно, что при таком подходе любую оценку заложенной вещи, если она указана в залоговом билете, подписанном заемщиком (залогодателем), можно считать надлежащей. Данная позиция не соответствует целям защиты имущественных интересов заемщиков (залогодателей), которые законодатель пытался (хотя, следует признать, не очень удачно) заложить в п. 3 ст. 358 ГК РФ и ст. 5 Закона о ломбардах. В связи с этим, по нашему мнению, названные нормы нуждаются в конкретизации в части установления четких императивных критериев и условий оценки заложенной вещи.

Несколько бессмысленно выглядит запрет понуждения заемщика к страхованию вещи, принятой от него в залог, за его счет. В условиях, когда процентные ставки по займам, устанавливаемые ломбардом, не ограничены верхним пределом, очевидно, что соответствующие затраты учитываются ломбардом при определении оценки заложенного имущества и процентной ставки. Так что, как справедливо отмечается в научной литературе, с экономической точки зрения страхование производится все же за счет залогодателя12.

Договор залога вещей в ломбарде некоторые авторы относят к публичным договорам13. Однако данная позиция, на наш взгляд, не бесспорна.

Рассмотрим прежде признаки публичного договора.

Согласно п.1 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится.

Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

При этом цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей (п.2 ст. 426 ГК РФ).

Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается (п.3 ст. 426 ГК РФ).

Итак, во-первых, по нашему мнению, рассматривая конструкцию «обеспечиваемое обязательство – обеспечивающее обязательство», правильнее искать признаки публичного договора не в обеспечивающем обязательстве (которое по своей природе является акцессорным, зависимым), а именно в основном (обеспечиваемом) обязательстве, поскольку, очевидно, что целью клиента-потребителя является именно получение встречного предоставления по основному (обеспечиваемому) обязательству (например, получение денег по договору займа), и именно по основному (обеспечиваемому) обязательству «продаются товары, выполняются работы или оказываются услуги» (в контексте п.1 ст. 426 ГК РФ).

А, во-вторых, даже если рассматривать договор займа, обеспечиваемый залогом вещей в ломбарде, наличие в нем признаков публичного договора вызывает сомнения. Можно ли говорить, что ломбард обязан выдать заем каждому, кто к нему обратится, причем на одинаковых для всех обратившихся условиях? Ведь при рассмотрении возможности выдачи займа ломбард вправе рассматривать и учитывать такие «индивидуальные особенности» каждого клиента, как: место работы, длительность работы на последнем месте работы, получаемый доход; рыночная стоимость, ликвидность, потребительские качества и состояние предлагаемого в залог имущества и т.д. Исходя из этого, на наш взгляд, ломбард вправе либо учесть свои повышенные (пониженные) риски в повышении (понижении) процентной ставки по займу, либо вовсе отказать в выдаче займа. Т.е. с учетом «индивидуальных особенностей» каждого клиента ломбард вправе, по нашему мнению, определять индивидуальные условия займа.

В связи с этим, полагаем, в отсутствие специального указания в ст. 358 ГК РФ на публичный характер деятельности ломбардов, изложенную выше позицию ученых следует считать как минимум дискуссионной.

Исходя из п. 4 ст. 358 ГК РФ, ответственность ломбарда в случае утраты или повреждения переданных в залог вещей является повышенной – она наступает даже при отсутствии вины. В качестве единственного исключения ломбард освобождается от ответственности за утрату или повреждение переданных в залог вещей только при наличий непреодолимой силы, т.е. чрезвычайного и непредотвратимого при возникших условиях обстоятельства.

Существенная специфика предусмотрена в отношении оснований, порядка и правовых последствий обращения взыскания на заложенную в ломбарде вещь.

Во-первых, следует учитывать, что согласно ст. 8 Закона о ломбардах залог вещей в ломбарде может обеспечивать обязательства заемщика перед ломбардом только в части:

- суммы предоставленного займа;

- процентов за пользование займом.

В данном случае не применяется предусмотренное в ст. 337 ГК РФ общее правило, согласно которому залог обеспечивает, в том числе, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию.

Во-вторых, п. 5 ст. 358 ГК РФ и п. 1 ст. 10 Закона о ломбардах предусматривают льготный месячный срок (после невозвращения в установленный срок суммы займа), в течение которого ломбард не вправе обратить взыскание на заложенную вещь.

В-третьих, п. 5 ст. 358 ГК РФ и п. 3 ст. 13 Закона о ломбардах устанавливают, что после продажи заложенной вещи требования ломбарда к заемщику погашаются, даже если сумма, вырученная при реализации вещи, недостаточна для их полного удовлетворения14. Это исключение из предусмотренного в п. 3 ст. 350 ГК РФ общего правила, согласно которому если сумма, вырученная при реализации заложенного имущества, недостаточна для покрытия требования залогодержателя, он имеет право получить недостающую сумму из прочего имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге.

В то же время ни ст. 358 ГК РФ, ни Закон о ломбардах не предусматривают никаких правил на тот случай, если заложенную в ломбарде вещь не удалось продать, либо, например, ломбард по собственной инициативе отказался от обращения взыскания на заложенную вещь (допустим, в связи с ее неликвидностью) и при этом не желает оставлять заложенную вещь за собой. Вправе ли ломбард в данном случае претендовать на возврат суммы займа с процентами в общем порядке, без получения преимущества перед другими кредиторами заемщика? В некоторых научных источниках, исходя из отсутствия в действующем законодательстве специальных указаний по этому вопросу, вынужденно приходят к выводу о наличии у ломбарда данного права15. В то же время, по нашему мнению, такая ситуация противоречит существу правоотношений, возникающих при залоге вещей в ломбарде. Полагаем, ломбард должен нести риск последствий невозможности реализации, неликвидности либо снижения рыночной стоимости заложенной вещи, и в любом случае, даже если не было обращено взыскание на заложенную вещь, должно полностью исключаться право ломбарда на возврат суммы займа с процентами в общем порядке, в том числе за счет иного имущества должника. На наш взгляд, соответствующие императивные положения следует внести в действующее законодательство.

В-четвертых, следует учитывать, что согласно п. 3 ст. 12 Закона о ломбардах обращение взыскания на заложенные вещи осуществляется в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи нотариуса. Более того, договором займа может быть предусмотрена возможность обращения взыскания на заложенные вещи без совершения исполнительной надписи нотариуса.

Таким образом, по итогам настоящей статьи следует сделать вывод, что залог вещей в ломбарде – самостоятельный и весьма специфический вид залога, обладающий существенными особенностями по всем аспектам:

- квалифицирующие признаки;

- оформление залога;

- основания, порядок и правовые последствия обращения взыскания на заложенную в ломбарде вещь.

В то же время некоторые вопросы, касающиеся залога вещей в ломбарде, до настоящего времени и в науке, и в правоприменительной практике остаются спорными. Это обусловлено некоторым несовершенством законодательства, регулирующего соответствующие правоотношения, что предполагает дальнейшее развитие этого востребованного института.

1 Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996. № 9. Ст. 773; 2003. № 52. Ст. 5034; 2004. № 31. Ст. 3233; 2006. № 2. Ст. 171; № 52. Ст. 5497; 2011. № 50. Ст. 7347.

2 Федеральный закон от 19 июля 2007 года № 196-ФЗ «О ломбардах» // СЗ РФ. 2007. № 31. Ст. 3992; 2007. № 45. Ст. 5426.

3 См.: Залог, банковская гарантия и другие способы обеспечения исполнения обязательств: Постатейный комментарий главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинникова. М.: «Статут», 2010. С. 171 (комментарий к ст. 358 ГК РФ); Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: «Статут», 2004. С. 182; Гражданское право. Обязательственное право: Учебник. Том 3 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: «Волтерс Клувер», 2008. С. 157.

4 См., например: Решение Нижегородского областного суда от 25 января 2012 г. по делу № 7-36/2012 / Документ официально опубликован не был. Текст документа получен с использованием СПС «КонсультантПлюс».

5 Федеральный закон от 13 марта 2006 года № 38-ФЗ «О рекламе» // СЗ РФ. 2006. № 12. Ст. 1232; 2007. № 7. Ст. 839; № 30. Ст. 3807; 2009. № 52. Ст. 6430; 2011. № 23. Ст. 3255.

6 Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; 2006. № 6. Ст. 636; 2007. № 17. Ст. 1929; № 31. Ст. 4015; 2011. № 49 (ч. 1). Ст. 7041.

7 Приказ Министерства финансов Российской Федерации от 14 января 2008 г. № 3н «Об утверждении форм бланков строгой отчетности» // Российская газета. 13 февраля 2008 г. № 30.

8 Гражданское право. Обязательственное право: Учебник. Том 3 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: «Волтерс Клувер», 2008. С. 157.

9 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Под ред. А.П. Сергеева. М.: «Проспект», 2010. С. 866.

10 Определение Московского городского суда от 26 августа 2010 г. по делу № 33-26782 // Документ официально опубликован не был. Текст документа получен с использованием СПС «КонсультантПлюс».

11 Определение Московского городского суда от 26 августа 2010 г. по делу № 33-26782 // Документ официально опубликован не был. Текст документа получен с использованием СПС «КонсультантПлюс».

12 Залог, банковская гарантия и другие способы обеспечения исполнения обязательств: Постатейный комментарий главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинникова. М.: «Статут», 2010. С. 172 (комментарий к ст. 358 ГК РФ).

13 См.: Залог, банковская гарантия и другие способы обеспечения исполнения обязательств: Постатейный комментарий главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинникова. М.: «Статут», 2010. С. 171 (комментарий к ст. 358 ГК РФ); Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: «Статут», 2004. С. 182; Гражданское право. Обязательственное право: Учебник. Том 3 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: «Волтерс Клувер», 2008. С. 157.

14 Как отмечается в литературе, это правило роднит залог вещей в ломбарде с древнерусским залогом, при котором в случае непокрытия долга за счет заложенного имущества обращение взыскания на иное имущество должника было невозможно (Гражданское право. Обязательственное право: Учебник. Том 3 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: «Волтерс Клувер», 2008. С. 157).

15 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Под ред. А.П. Сергеева. М.: «Проспект», 2010. С. 761-762.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle