Библиографическое описание:

Маганкова А. А. К вопросу о социально-философских этапах развития понятия «справедливость» в области уголовно-процессуальных правоотношений [Текст] // Право: современные тенденции: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июль 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012. — С. 130-135.

Термин «справедливость» употребляется с давних времен и прочно вошло в словарный обиход различных народов. Сущность и содержание справедливости, ее соотношение с правом как нормативным регулятором общественных отношений выступает плодотворным полем для острых дискуссий как философов, так и ученых-правоведов с древнейших времен. Это категория, отражающая в разнообразных проявлениях жизнедеятельности соответствие происходящих событий закономерностям сосуществования этой живой природы.

Понимание содержания требования справедливости и ее сущностив политико-правовой мысли на протяжении всей человеческой истории не оставались неизменными. Исторический опыт показывает, что одни и те же явления, поступки в различные исторические эпохи оценивались по-разному. Вместе с тем смена одной эпохи другой не приводила к полной замене, отрицанию существовавшего ранее понятия справедливости в ее общечеловеческом, бытовом, повседневном толковании. Оно в целом сохраняло предшествующие представления о справедливости и дополнялось новыми существенными чертами.

Первое в истории общественного сознания представление о справедливости базировалось на признании непререкаемости норм обычного права, выражалось в простом следовании общепринятому порядку. Справедливость на данном этапе развития отождествлялась с основной социальной нормой жизнедеятельности первых форм и образований совместного проживания людей – племя, община и т.д. – и находила свое отражение в принципе равного распределения общественных благ между представителями рода. В таком обществе представление о справедливости выражало нравственную оценку племенем, родом, общиной поведения членов этого коллектива с учетом их участия в делах сообщества применительно к укладу жизни, традициям, обычаям, нравам, которые имели место в таковом образовании. Индивид, проживая в племени, почти никогда не противопоставлял себя коллективу, поскольку, в случае несоблюдения традиций, обычаев и запретов, мог быть изгнан из него, а значит – обречен на смерть. Постепенно складывались и такие способы социальной реакции на «обиду», как причинение такого же вреда обидчику («око за око» — принцип талиона – от латинского talio – возмездие, равное содеянному), кровная месть виновному и его родственникам, позднее — выкуп в пользу потерпевшего или общины.Талионов принцип до сих пор используется некоторыми примитивными народами как основа понятия справедливости (кровная месть, «вендетта»). Кара за нарушение табу выступала как гарант обеспечения справедливости общественных отношений на данном этапе.

Сформулированное с появлением частной собственности, разделением общества на классы понятие справедливости полностью соответ­ствовало интересам господствующего класса. Это выразилось в делении справедливости на уравнительную и распредели­тельную, причем равенство, как основа справедливости, допускалось весьма ограниченно. Такому понятию справедливости соответствовало и пред­ставление о государстве, как оплоте и выражении справедливости, и праве, как ее критерии и средстве защиты.

Воззрение о необхо­димости юридической ответственности за совершение преступления, неотвра­тимости наказания и реализации роли правосудия в этом процессе красной нитью проходит через учения древних, является базисом их философских концепций. В древнегреческой и древнеримской правовой мысли господствовала концепция тесной взаимосвязи права и справедливости – право основано на справедливости, которая присуща самой природе человеческого разума и социальным отношениям. Справедливость рассматривалась как цель, к которой должны стремиться люди и положительное действующее право.

Поступательное развитие общества в эпоху Средневековья вносит в понимание справедливости свои, свойственные тому периоду характеристики, выдвигающие на первый план религиозно-этическую ее составляющую. Как пишет Ю.П. Малинин, «единственным источником права представлялся Бог, имевшим очень емкое нравственное, но вместе с тем и правовое содержание» [2, 154]. Справедливость воспринимается как добродетель, которая состоит в воздаянии каждому своего, ему принадлежащего, рассматривается как уравнивание по отношению к другому человеку в рамках одной социальной группы, в то время как различия в функциях, а соответственно – в социальном положении – людейесть результат целенаправленной деятельности Бога. Носителем справедливости выступает сам человек, созданный по образу и подобию Бога.

Привнесенные христианством понятия гуманизма и ценности личности, а также введение в зону справедливости понятий греха, добродетели и персонифицированного Бога как источника справедливости, привели к попыткам, с одной стороны, переосмыслить моральную составляющую справедливости, а с другой, примирить высшую несправедливость, например, смерть невинного существа, процветание негодяя, власть тирана и т. д. с божественной справедливостью.

В период Нового времени с развитием капиталистических отношений проблема справедливости как «качества» человека уходит на второй план. В данную эпоху основой регулирования социальных отношений составляют правовые нормы, в связи с чем достижение справедливости также связывается с исполнением именно правовых предписаний. Актуализируется и получает массовое развитие идея справедливости как равенство людей, возрастает значимость справедливости в правовом (юридическом) ее понимании. Во главе угла здесь - сам человек как источник закона и справедливости, провозглашается равенство людей как необходимое условие справедливости.Справедливость представляется как требование к правоотношениям людей, к процедуре применения правовых норм, но не к субъектам, принимающим участие в общественных отношениях разного типа. Применение правовых норм воспринималось как справедливое при условии индивидуализации правоприменения с учетом особенностей каждой конкретной ситуации и участвующих в ней субъектов. Таким образом, можно сказать о том, что в ходе развития человеческой мысли наблюдается стойкая тенденция к правовой формализации справедливости.

Однако, в философско-правовой мысли наряду с обозначенными воззрениями о примате правовой составляющей справедливости не утрачивает своего значения и социальный ее аспект. Справедливость как неотъемлемая характеристика соответствия любого социального явления закономерности развития присутствует в тех социальным нормах, которым данный социум руководствуется – религиозных, моральных, корпоративных, нравственных, в том числе и в нормах правовых. В свою очередь, право – это часть справедливости, но не вся справедливость. Определение справедливости лишь как правового явления верно только в том случае, если мы признаем, что в обществе, кроме права, нет никаких других проявлений человеческой жизнедеятельности, или «все остальное – ничто, а право - все» [1, 28]. Справедливость предстает как необходимое явление общества, явление социальное, что получило отражение в позиции законодателя, который называет ее таковой постольку, поскольку она не может быть сведена только кудовлетво­рению интересов отдельных личностей, она неразрывно связана с удовлетворением интересов общества в целом.

Таким образом, поступательное развитие человечества ха­рактеризуется устойчивой тенденцией постоянной гу­манизации и демократизации отношений между людь­ми, постепенным расширением сферы практического воплощения требования справедливости, закрепленной в правовых нормах, что обуславливает комплексный подход к определению данного требования, в том числе и применительно к области уголовно-процессуальных отношениях.

Само преступное деяние, его цели, а соответственно – процесс воздаяния за него, а также приговор по уголовному делу как венец деятельности суда по отправлению правосудияможно рассматривать в трех различных сферах: с этических позиций, с точки зрения морали и нравственности, которыми оценивается собственно процесс воздаяния; с социальных аспектов, с точки зрения восстановления нарушенных отношений в обществе; с правовой составляющей, с точки зрения правовых норм, которые, в свою очередь,также должны быть справедливыми постольку, поскольку они используются субъектами уголовного процесса, ими же опосредован правовой статус последних.

Таким образом, справедливость в области уголовно-процессуальных правоотношений выступает как категория этического, социального и правового характера.

Под справедливостью в сфере уголовного процессаможно понимать обусловленное фактом совершения преступления свойство уголовно-процессуальных правоотношений, закрепленное в основных началах процессуального законодательства, выражающееся в единстве и взаимозависимости нравственно-этических, социальных и правовых основ, при котором обеспечивается строгое соблюдение установленной закономпроцедурыпривлечения к уголовной ответственности, в ходе которой происходит назначение и связанная с ним реализация наказания и иных мер уголовно-правового характера, соответствующих характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, возмещение причиненного преступлением вреда потерпевшим, реабилитация лиц, незаконно привлеченных к уголовной ответственности.


Литература:
  1. Аверин А.В. Истина и судебная достоверность (постановка проблемы). СПб.: Юрид. центр Пресс. 2007.

  2. Малинин Ю.П. Идея права во французской общественной мысли позднего средневековья (14-15 вв.)// Право ву средневековом мире/ отв.ред. О.Варьяш. М.: ИВИ РАН, 1996.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle