Библиографическое описание:

Аксенкин А. Л. Мировые судьи как субъекты административно-правового противодействия пропаганде наркотиков [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 34-36.

В статье рассмотрена роль судебной системы в по противодействии распространению наркотиков. В частности, проанализирована деятельность мировых судей как основных субъектов противодействия пропаганде наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Статья содержит выводы и предложения автора по совершенствованию законодательства в целях повышения эффективности борьбы с распространением и пропагандой наркотиков.

The paper considers the role of the judiciary in combating the spread of drugs. In particular, it analyzes the activities of magistrates as the main actors propagande counter narcotics, psychotropic substances and their precursors. This article contains the author's conclusions and suggestions for improvement of legislation in order to better control the spread and promotion of drugs.

Ключевые слова: мировые судьи, административно-правовое противодействие, пропаганда наркотиков

Key words: magistrates, administrative and legal opposition, the promotion of drugs

Законодательством предусмотрен достаточно обширный круг субъектов противодействия правонарушениям, связанным с наркотиками. К их числу относятся суды, органы государственной власти, местного самоуправления, а также общественные организации.

Правовое положение, задачи и полномочия субъектов противодействия правонарушениям, связанным с наркотиками обуславливают их специфику, однако, достижение их общей цели возможно только при эффективном взаимодействии всех субъектов.

Представляется, что изучение субъектов противодействия административным наркоделиктам, в том числе субъектов противодействия пропаганде наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров необходимо для систематизации информации о них, выявления недостатков нормативно-правовой базы, регламентирующей их деятельность и выработке предложений по совершенствованию их деятельности.

Изучением вопросов, связанных с определением понятия субъекта административной юрисдикции, а также их задач и функций занимались ученые-юристы, среди которых Д.Н. Бахрах, Б.М. Лазарев, А.П. Шергин, Ю.М. Тихомиров, А.Ю. Якимов.

По мнению А.П. Шергина под субъектом административной юрисдикции можно понимать государственный орган или его должностное лицо, которые в соответствии с законом управомочены рассматривать определенный круг дел об административных правонарушениях и применять к лицам, виновных в их совершении административные взыскания [1, с.88]. Определение указанного понятия расширено А.Ю. Якимовым (т.е. предусмотренное нормами административно-деликтного права лицо (орган, представитель власти), уполномоченное рассматривать и разрешать дела об административных правонарушениях) [2, с.310] и уточнено у В.С. Болотина (субъектами административной юрисдикции в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ являются судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать и разрешать дела об административных правонарушениях, связанных с наркотическими средствами и психотропных веществ) [3, с.118].

Соглашаясь со взглядами вышеуказанных исследователей и с учетом положений глав 22 и 23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, под субъектами противодействия административным правонарушениям в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров можно понимать судей, органы государственной власти, должностных лиц органов государственной власти, в чье компетенции находится рассмотрение дел об административных правонарушениях, связанных с незаконным распространением наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

Субъектом, уполномоченным разрешать дела об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена статьей 6.13 КоАП РФ, являются мировые судьи, что законодательно закреплено в статье 23.1 КоАП РФ.

Компетенция мировых судей закреплена в ряде нормативных актов, в частности в п.9 ч.1 ст.3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», а также в п.п.1 ч.ч.1.ст. 22.1 КоАП РФ. В соответствии с ними мировые судьи рас­сматривают в первой инстанции дела об вышеперечисленных административ­ных правонарушениях, отнесенные к их компетенции ст. 23.1 КоАП Россий­ской Федерации.

Становление мировой юстиции в Российской Федерации приходится на девяностые годы 20-го века, когда демократические преобразования подтолкнули законодателя к переоценке значимости судебной системы.

Начало демократизации законодательства о судебной системе было положено представленной Президентом России в 1991 году Концепцией судебной реформы в Российской Федерации. Из придатка правящей политической элиты суд превращается в инструмент защиты прав человека, как отмечает Баглай, важнейшим инструментом правового государства [4, с.9].

Следует отметить, что наличие самой судебной системы в государстве как самостоятельной ветви власти соотносится с основным конституционным принципом, лежащим в основе каждого современного демократического государства – принципе разделения властей. В российском законодательстве указанный принцип закреплен в статье 10 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Изначально, о разделении власти на ветви и выделение судебной власти как одной из них говорил Ш.Л. Монтескье: «Если власть законодательная и исполнительная будет соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной… Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении…были соединены эти три власти» [5, с.7].

В пункте 1 статьи 1 Конституции Российской Федерации сказано, что Россия является федеративным государством, что, как нам представляется, обуславливает необходимость существования мировой юстиции как воплощения судебной власти на уровне субъектов Российской Федерации. В связи с указанным, соглашаясь с Е.В. Данилевской, можно говорить, что существование судов общей юрисдикции на уровне регионов не подрывает основ единого правового пространства, а выражает объективную необходимость участия населения субъектов в формировании всех ветвей государственной власти [6, с.9].

В связи с изложенным, представляется необходимым дать авторское определение правового статуса судей в Российской Федерации. Итак, по нашему мнению, под правовым статусом судей можно понимать совокупность элементов, позволяющих определить место и роль судей в общей системе государственного устройства, среди которых ведущую роль имеют положения Конституции Российской Федерации, законодательства Российской Федерации и законодательства субъектов Российской Федерации.

Мировые судьи смогли стать доступными, наиболее близкими для народа представителями правосудия, быстро и эффективно рассматривающими большое количество судебных дел.

В пользу необходимости существования и эффективности деятельности мировых судей свидетельствуют статистические данные: в 2010 году наблюдался рост объема дел, принятых к производству мировыми судьями, в сравнении с 2009 годом в среднем на 4,2%, что составляет 10 млн.640 тыс. – в 2010 г. и 10 млн.210 тыс. – в 2009 г. Как отмечается в обзоре деятельности Федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в Российской Федерации за 2010 год, «при стабильном увеличении числа дел, находящихся в производстве у мировых судей, сокращается количество дел, составляющих остаток неоконченных дел в производстве мировых судей на конец года. В 2010 году этот показатель сократился на 4,8% (с 148,5 тыс. дел в 2009 г. до 141,3 тыс. дел в 2010 г.)»[7, с.61]. Кроме того, постоянно происходит улучшение ситуации с рассмотрением судебных дел различных категорий, снижается количество допускаемых в ходе рассмотрения дел процессуальных нарушений, в частности, рассмотрение дел в сроки, превышающие сроки, установленные Гражданским процессуальным кодексом РФ: количество дел, рассмотренных с нарушением процессуальных сроков в 2010 году сократилось до 89,7 тыс., что составляет 0,8% от общего числа оконченных производством дел, тогда как в 2009 г. количество дел, при рассмотрении которых были допущены нарушения установленных процессуальным законодательством сроков составляло 123,2 тыс. или 1,2% от общего числа оконченных производством дел.

Что касается непосредственно производства по делам об административных правонарушениях, возбужденных в соответствии со ст.6.13 КоАП РФ, то можно отметить незначительные изменения: в 2009 г. за правонарушения, связанные с наркотиками к административному наказанию было привлечено 111,1 тыс.лиц, число дел, возбужденных по статье 6.13 КоАП РФ составило 2,2% в общей структуре дел; в 2010 г. количество привлеченных к ответственности лиц составило 110,7 тыс.лиц, число дел, возбужденных по указанной статье не изменилось. Учитывая данные статистики, можно сделать вывод, что на сегодняшний момент процент рассмотренных административных дел, возбужденных по ст.6.13 КоАП РФ крайне незначителен. В тоже время отсутствует практика по привлечению к ответственности за пропаганду наркотических средств и психотропных веществ в сети Интернет. Можно предположить, что такая ситуация сложилась в связи с недостаточностью правового регулирования отношений, связанных с использованием сети Интернет.

Подводя итог выше сказанному, можно сделать ряд обобщающих выводов и предложений:

  1. Основным субъектом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, ответственность за которые установлена ст.6.13 КоАП РФ, являются мировые судьи, что закреплено статьей 23.1 КоАП РФ.

  2. Существование мировой юстиции представляется вполне оправданным в свете того, что Россия является федеративным государством. Таким образом, мировые суды служат воплощением судебной власти государства на уровне его субъектов.

  3. Учитывая цель создания мировых судов, которая несколько отличается от общей цели правосудия и состоит, прежде всего, в том, чтобы примирить участников процесса, можно сделать вывод, что, передавая на рассмотрение мировым судьям рассмотрение дел по ст.6.13 КоАП РФ, законодатель не придавал большого значения и не вполне осознавал серьезность подобных административных правонарушений.

  4. По нашему мнению в настоящее время существует необходимость в создании единообразной судебной практики по рассмотрению дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ст.6.13 КоАП РФ.

  5. Для достижения наибольшей эффективности в противодействии пропаганде наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров представляется необходимым ужесточить наказание за административные правонарушения, ответственность за которые предусматривается статьей 6.13 КоАП РФ, до максимальных пределов. Кроме того, целесообразно в дальнейшем введение поправок в Уголовный кодекс РФ, устанавливающих уголовную ответственность за пропаганду наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.


Литература:

1.Шергин А.П. Административная юрисдикция. – М.: Госюриздат., 1979.

2. Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации. Дис. … доктора юрид.наук. М.: Академия МВД РФ, 1996.

3.Болотин В.С. Административная ответственность в сфере наркотических средств и психотропных веществ. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

4. Баглай М. Судебная система – главный механизм обеспечения единого правового поля страны / М. Баглай // Российская юстиция, №1/2001 г.

5. Гаджиев К.С. Введение в политическую науку / К.С. Гаджиев. – М., 1997.

6. Данилевская Е.В. Конституционное право. Институт мировых судей в России: учебное пособие / Е.В. Данилевская. – Орел: Орел ГТУ, 2004.

7.Обзор деятельности Федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в Российской Федерации за 2010 год // Российская юстиция. – 2011. - №8. – С.59-66.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle