Библиографическое описание:

Киселева Я. С. О соотношении правовых и экономических основ регулирования процессов коммерциализации результатов интеллектуальной собственности [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 81-84.

Достаточно полноценное исследование категории интеллектуальной собственности в ее правовом аспекте практически невозможно без изучения экономической стороны данного явления, так как в основе любого общественного института лежит феномен интереса как базовое экономическое явление. Несмотря на то, что юридические представления об интеллектуальной собственности зародились значительно раньше экономических, однако правовые конструкции строились, прежде всего, на основе заинтересованности субъектов интеллектуальной собственности (ИС).

Рассматривая ретроспективный анализ трансформации экономических отношений по поводу использования РИД, необходимо отметить, что система охраны объектов интеллектуальной собственности создавалась ввиду ее прямой экономической целесообразности. Прежде всего, к середине XIX века во многих промышленно развитых странах отмечался бурный рост предпринимательской активности, который, к примеру, Д. Норт [7] связывает исключительно с развитием системы интеллектуальной собственности. По его мнению, важнейшее значение экономической революции, которая произошла в середине XIX в. заключалось в изменении соотношения между теоретическим и прикладным науками. Это, в свою очередь, обеспечило «эластичность кривой предложения», ибо производство новых знаний увеличивало производительность при постоянных, а не повышающихся средних издержках.

Необходимыми предпосылками произошедших изменений явились кардинальные институциональные изменениями, выражающиеся в формировании в этот период эффективной структуры прав частной собственности в сочетании с минимизацией влияния государства. Причем основной институциональной компонентой революционных предпосылок Д. Норт считает разработку системы интеллектуальной собственности. Развитие прав на интеллектуальную собственность, по мнению Д.Норта, поставило как сложные вопросы об измерении качества идей, так и трудные проблемы компромисса между плюсами повышения частной нормы отдачи на нововведения и минусами монопольных ограничений производства в результате предоставления исключительных прав на определенное время [7].

Несомненно, что Д.Норт видел решение многих проблем именно в коммерциализации объектов интеллектуальной собственности посредством формирования и развития рыночных институтов интеллектуальной собственности. Так, если в период, предшествовавший промышленному перевороту, для предпринимателей было выгоднее самим использовать свои изобретения и продавать произведенную с их использованием продукцию на рынке, то уже на рубеже XVIII-XIX веков владельцы новых разработок все чаще предпочитали продавать предпринимателям свои изобретения, заключая с ними лицензионные сделки, которые обеспечивали владельцам гарантию сохранения монополии на их собственность.

На международном уровне феномен интеллектуальной собственности был легализирован в 1883г. Парижской конвенцией по охране промышленной собственности, явившимся первым международным соглашением в области интеллектуальной собственности и ознаменовавшим начало процесса ее интернационализации. Впоследствии появился целый ряд других международных соглашений, образовавших международную систему интеллектуальной собственности, включая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС).

Традиционное определение ИС заключается в ее предназначении для целей создания возможностей экспроприировать ренту, полученную при использовании результата интеллектуальной деятельности. В экономической теории существует не меньше, чем в теории права точек зрения относительно определения содержательных характеристик ИС как экономического явления. Так, Ф.Хайек, Р.Познер, М.Болдрин, Д.Левайн, С.Кинсел рассматривают защиту ИС как формирование некоего дефицита. Иначе говоря, использование результат интеллектуальной деятельности одним субъектом снижает возможности других извлекать из этого доход, что в результате влияет на уровень цены на данный объект ИС.

В контексте проводимого исследования процессов коммерциализации ИС экономическое содержание данного феномена нас будет интересовать с точки зрения его ресурсной составляющей. В данном случае эту составляющую можно идентифицировать, используя термин результаты интеллектуальной деятельности (РИД), под которыми в научно-технической области понимаются решения технических задач, технические разработки, знания, навыки, способы и методы изготовления продукции, а также программы для ЭВМ и другие плоды человеческого разума. К категории ИС в соответствие с четвертой частью Гражданского Кодекса РФ, а значит и к категории РИД можно отнести также и такие нематериальные ресурсы, как средства индивидуализации производителей и их продукции, позволяющие отличить продукцию или услуги одного производителя от другого. Как экономические ресурсы их отличает их функциональное назначение, но объединяет нематериальная природа и принадлежность к одному виду экономических ресурсов – информационным ресурсам.

Вполне очевидно, что РИД, являясь продуктом человеческой деятельности, наделены достаточно конкретной потребительской стоимостью, выражающейся в способности удовлетворять определенный производственные или общественные потребности. Однако, трудно согласиться с рядом авторов [3,5,9,10], утверждающих, что РИД можно классифицировать в качестве фактора производства. Скорее можно говорить о РИД как результате взаимодействия различных факторов производства, которыми являются труд, капитал, информация. Более того, данные подход этой группы авторов обусловливает и ошибочную, на наш взгляд, идентификацию РИД как некоего абстрактного, самостоятельно явления, не связанного с экономическими институтами рынка. Ведь непосредственно результатом интеллектуальная деятельность становится не в голове изобретателя или художника, а исключительно в силу своих потребительских свойств, возникающих на рынке удовлетворения общественных потребностей. Это принципиально важное положение позволяет адекватно позиционировать РИД в системе институтов общественных отношений (см. рис.1).

В условиях общественного разделения труда и обособления отдельных производителей удовлетворение общественных потребностей происходит путем купли-продажи товаров на рынке. Таким образом, РИД выступают, с одной стороны, объектом экономических отношений, как отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления общественного блага. С другой стороны РИД являются объектом института правовых отношений.














Рис.1 Система институциональных отношений по поводу результатов интеллектуальной деятельности


В качестве объекта экономических отношений РИД характеризуются следующими специфическими чертами:

- нематериальных характер и форма первоначального возникновения общественного блага;

- материализация как условие проявления свойств объекта общественных отношений, обусловленное необходимость доступности;

- бесконечная воспроизводимость (возобновляемость) в процессе потребления;

- неподверженность физическому износу в процессе общественного потребления.

Как известно, основу общественного института ИС составляет система экономических интересов, формирующих институты экономических и правовых отношений. При этом определяющий характер составляют отношения собственности, представляющие собой общественные отношения по поводу присвоения экономических благ. Это связано с тем, что необходимым условием экономической деятельности является закрепление факторов производства и продуктов труда за определенным, обособленным хозяйствующим субъектом. Поэтому, будучи объектом института экономических отношений, РИД, прежде всего, являются объектом отношений собственности. При этом, что принципиально важно, возникает объективная необходимость формирования для нематериальных благ таких производственных отношений, экономическое содержание которых по своим характеристикам максимально тождественны с отношениями собственности на материальные объекты. Более того, нематериальная природа РИД оказывает существенное влияние на характер данных отношений, затрагивая при этом как их содержание, так и, соответственно, форму. В связи с этим в системе производственных отношений выделяются отношения интеллектуальной собственности как производственные отношения по поводу РИД, по своей экономической сути схожие с традиционными отношениями собственности [9].

В контексте проводимого нами исследования очень важно отразить институциональную природу системы отношений по поводу РИД, что носит принципиально важный характер в рамках процессов коммерциализации продуктов интеллектуальной деятельности в системе рыночных отношений. Так, институт экономических отношений отражает содержание вида общественных отношений между людьми по поводу использования тех или иных благ. Эти отношения регламентируются набором вполне определенных норм и правил поведения, отражающих как возможности, так и намерения отдельных субъектов этих отношений. Иначе говоря, в процессе осуществления экономических отношений формируются экономические институты как формы их проявления, под которыми понимается совокупность созданных людьми правил и норм, призванных обеспечивать определенные ограничения для экономических агентов, а также соответствующие механизмы защиты и контроля за их соблюдением [2].

Таким образом, важно отметить, что нематериальная природа РИД является основополагающим условием, включающим специфику его использования в качестве объекта экономических отношений, в частности отношений собственности. Данное обстоятельство связано с тем, что РИД в виде изобретений, полезных моделей, ноу-хау, товарных знаков и т.п. не могут в отличие от материальных объектов быть защищены от использования третьими лицами. Более того, инструменты тиражирования практически обеспечивают неограниченное их распространение.

Иначе говоря, признак владения каким-либо РИД не гарантирует его владельцу полной монополии на его использование и не ограждает его от несанкционированных действий других хозяйствующих субъектов в целях его использования для получения дохода. Именно это условие и является причиной формирования и институционального закрепления специального режима охраны экономических интересов обладателей РИД в форме гарантируемого государством права интеллектуальной собственности.

В данном случае нельзя согласиться с рядом авторов [9,8,11], утверждающих, что в силу экономической целесообразности и нематериальной природы, результаты интеллектуальной деятельности выступают объектом экономических отношений, преимущественно, в форме объекта интеллектуальной собственности. Этим обстоятельством и обусловлено то, что на поверхности общественной жизни, по мнению авторов, в реальной экономике РИД проявляются именно как объект интеллектуальной собственности (ОИС). Эти два понятия, как нам представляется, авторы неправомерно отождествляют, так как РИД отражает экономическое содержание и результат влияния рыночных (товарных) отношений по поводу потребительской стоимости данного общественного блага. В свою очередь, понятие ОИС, скорее, отражает отношения правового характера, как форма или вид отношений внутри института интеллектуальной собственности.

Эти две критериальные особенности исследуемого объекта существуют в диалектическом единстве, проявляющемся в постоянном их взаимодействии и взаимообусловленности, которые нельзя разделять, но и отождествлять также неправомерно. При этом данное диалектическое единство экономического содержания и институциональной формы отношений интеллектуальной собственности постоянно воздействует на характер отношений как на уровне экономического базиса, так и на уровне идеологической (правовой) надстройки.

В данном случае можно согласиться с мнением ряда авторов, что интеллектуальная собственность представляет собой систему, элементами которой являются институт интеллектуальной собственности и экономические отношения интеллектуальной собственности, а их тесная взаимосвязь, обусловленная стремлением к наиболее оптимальной реализации экономических интересов (стремлением к максимизации прибыли), составляет целостное образование, предоставляющее экономическому агенту определенные преимущества и обеспечивающее получение дополнительной прибыли [9,4,6,1,11].

В данном случае вполне обоснованно можно утверждать, что подходить к анализу и реализации отношений интеллектуальной собственности необходимо комплексно, с точки зрения, как экономического содержания, так и институциональной формы данных отношений. Причем форма и содержание должны рассматриваться в их тесном взаимодействии и взаимообусловленности.


Литература:

  1. Амелина О.Ю. Интеллектуальная собственность в условиях формирования хозяйственной системы нового типа. Дисс….канд. эконом. наук. Москва. 2003.

  2. Аузан А.А. Институциональная экономика. М. Инфра-М, 2010. – 254 с.

  3. Близнец И., Леонтьев К. Право интеллектуальной собственности: цели и средства// ИС. Авторские и смежные права. - 2003. - № 3. - С. 2-18.

  4. Городов О.А. Интеллектуальная собственность: правовые аспекты коммерческого использования. Дисс….докт. юрид. наук. Санкт-Петербугр. 1999.

  5. Макаров В.А. Интеллектуальная собственность: правовые и экономические вопросы // РЭЖ. 2003. №5-6.

  6. Новосельцев О.В. Право интеллектуальной собственности и имущество предприятия. Дисс….канд. юрид. наук. Москва. 2000.

  7. Норт Д. Понимание процесса экономических изменений. М.: ГУ ВШЭ, 2010. – 256 с.

  8. Табастаева Ю.Г. Правовые средства пресечения недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Дисс…канд. юрид. наук. Москва. 2002.

  9. Шаронова Н.А. Коммерциализация интеллектуальной собственности в современных условиях. Дисс…канд. экон. наук. Москва. 2000.

  10. Шестаков Д. Интеллектуальная собственность в системе российского права и законодательства. //Российская юстиция. - 2000. - № 5. - С.19.

  11. Шишляев Д.В. Оценка стоимости нематериальных активов и интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Дисс…. канд. экон. наук. 08.00.10. Москва. 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle