Библиографическое описание:

Михалева И. В. Правовое обеспечение политической деятельности президента Республики Корея как субъекта современного политического процесса [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2011 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. — С. 141-143.

Изучение политико-юридических проблем и особенностей государственного строительства на Корейском полуострове в нашей стране носит ограниченный характер, так как в случае с Кореей мы не можем, говорит об этносоциальной неоднородности.

Однако в рассматриваемой сфере исследований заметен существенный дисбаланс в сторону, во-первых, экономической, культурной либо чисто политической проблематики, во вторых, в отношении Южной Кореи, что отражает конъюнктуру развития геополитики и, в какой - то мере, направлено на обслуживание интересов западных стран.

Конституция Республики Корея была принята в 17 июля 1948 г. Однако череда поправок существенно изменила не только содержание основного закона государства, но и внесла серьезные изменения в конфигурацию политической системы южнокорейского общества. В нынешнем виде южнокорейская политическая система и ее Конституция существуют с конца 80-х гг. двадцатого века. При этом на протяжении всей южнокорейской истории влияние США на конституционное строительство страны всегда было очень заметным [1, с.22].

Актуальность данной статьи представляется в том, что на сегодняшний момент времени необходимо обозначить роль и современную позицию президента РК и правовое обеспечение его политической деятельности в связи с действующим законодательством.

Наиболее сложным будет вопрос модели государственного устройства единой Кореи. То есть, каким образом будут функционировать системы законодательной и исполнительной власти, как можно было бы совместить в компромиссном варианте их трансформации в те механизмы власти, которые существуют сейчас на Севере и на Юге.

Эти трудности хорошо понимаются сторонами, и поэтому, видимо, нужно исходить из того, что в политической сфере будет реализовано несколько промежуточных этапов объединительного процесса, которые обеспечат, в конечном счете, формирование единой политической системы управления объединенной страной.

Здесь же представляется целесообразным рассмотреть вопрос о компетенции корейского главы государства. Полномочия главы в области государственного управления невелики, даже формальны, на практике они выглядят еще скромнее. В действительности, все конституционные права президента осуществляются правительством.

Президенту подчиняется Кабинет министров с премьер-министром во главе. Кабинет назначается президентом и утверждается парламентом. Кроме этого, есть несколько государственных учреждений, которые приравнены к министерствам, но в состав Кабинета не входят и подчинены президенту напрямую. К ним относятся, в частности, Национальная служба разведки и Комиссия по делам государственной службы (она ведает корейским чиновничеством).

Корея - президентская республика, можно даже сказать - ярко выраженная президентская республика. Главой государства и исполнительной власти является президент, который обладает очень большими полномочиями. Президент избирается прямым всеобщим голосованием сроком на пять лет, причем переизбрание на второй срок запрещается Конституцией. Президент назначает премьер-министра и министров, (кандидатуры утверждается парламентом) и является верховным главнокомандующим вооруженных сил [1, с. 37].

Следует заметить, что в соответствие с ныне действующей системой избрания главы государства с республиканской формой правления, можно обнаружить следующие закономерности: чем больше парламент отстранен от избрания президента, тем больше роль президента в осуществлении государственного руководства обществом.

Кроме того, использование прямых выборов президента не предусматривает участия парламента. Как известно результаты голосования за выдвинутых кандидатов определяются по мажоритарной избирательной системе абсолютного либо относительного большинства. В выборах президента юридически принимают участие все избиратели, внесенные в списки для голосования [2, с.15].

Избранный путем прямых выборов президент получает свой мандат помимо парламента и потому от него независим. Более того, придя к власти непосредственно по воли избирателей, он имеет возможность не только противопоставить себя парламенту, но и стать над парламентом, подчинить его себе.

Полномочия президента Кореи в законодательной области достаточно обширны. Он обладает правами, позволяющими ему в случае необходимости активно воздействовать на парламент.

Необходимо обратить внимание на право назначения главой государства гражданских и военных чиновников, которое также лишено реального содержания, так как все это делается правительством, хотя и от имени главы государства.

В целом, корейский президент является высшим представителем страны в сфере внешних отношений. Выезжая с официальными визитами за границу, он пользуется правами на особо торжественный прием, ему предоставляется и целый ряд привилегий. Дипломатическая практика в этом отношении не делает различий между монархом и президентом.

Президенту предоставлено право проведения международных переговоров; но заключает и ратифицирует международные договоры и соглашения.

Южнокорейская политическая система внешне во многом напоминает американскую (хотя в действительности функционируют они, мягко скажем, очень по-разному). Как и в Америке, в Корее, по крайней мере, формально, действует принцип «разделения властей»: исполнительная, законодательная и судебная власть в идеале должны быть независимы друг от друга и контролировать друг друга. Правда, на практике баланс явно смещен в сторону власти исполнительной – президента и правительства [2, с.22].

Корейские партии, по сути, являются клубами поддержки того или иного авторитетного политика (вдобавок, часто созданными на региональной, земляческой основе).

Идеологическая платформа в подобных условиях играет второстепенную роль. Для Кореи весьма характерны, например, переходы депутатов парламента из какой-нибудь слегка ослабевшей партии в ту, которая на данный момент набирает политический капитал, несмотря на то, что заявленные идеологические установки этих двух партий могут кардинально отличаться.

Предвыборные обещания в ходе очередной кампании могут меняться с точностью до, наоборот, в течение считанных часов, в зависимости от того, куда «подует ветер» общественного мнения, и от того, на альянс с какими силами собирается пойти в данный момент тот или иной кандидат.

Точно так же и реальная политика после победы на выборах, мало связана с какими бы то ни было обещаниями. Тем более, что президент, обладающий широчайшими полномочиями, которые, по сути, достались ему в наследство от авторитарных режимов прошлого, после своего избрания практически никому не подотчетен. Даже о мнении бывшего «электората» ему нет нужды беспокоиться, ведь глава государства, согласно Конституции, все равно не может быть переизбран на второй срок.

25 февраля 2008 г. прошла церемония инаугурации победившего на декабрьских прошлого года выборах президента Республики Корея Ли Мён Бака. То, что Республика Корея является ближайшим соседом России, причем страной, чей вес на международной арене становится все значимее,  а ее опыт модернизации экономики и перехода от прямой военной диктатуры к демократическому обществу заслуживает внимания, определяет интерес к данному событию.

19 декабря уже навсегда войдет в историю Кореи: в этот день в 1941 году родился 17-ый президент Республики Корея Ли Мён Бак и спустя 66 лет именно в этот день он побеждает на президентских выборах. Между этими двумя событиями следует примерная история восхождения по карьерной лестнице.

В русле реализации своей предвыборной программы избранный президентом Ли Мен Бак в январе-феврале сделал ряд знаковых внешнеполитических шагов, которые могут свидетельствовать об определенных изменениях в подходе к межкорейскому диалогу. Так, при посещении министерства обороны РК, Ли заявил о недопустимости смешивания вопросов укрепления обороны и безопасности страны с вопросами межкорейских отношений.

Как отмечалось выше, попытка ликвидации министерства по делам воссоединения многими экспертами также рассматривается как шаг на пути перехода от политики умиротворения Севера, проводимой администрацией Ро Му Хена, к более прагматичной политике, нацеленной на достижения конкретных уступок от Пхеньяна, и, в первую очередь ,в вопросах глобальной безопасности. И, как видно, это будет проходить с одновременным укреплением стратегического партнёрства США-РК. Так, в ходе состоявшейся 13 февраля встречи с профессором Гарвардского университета Джозефом Наем (бывшим сотрудником военного ведомства США) Ли Мён Бак призвал к укреплению южнокорейско-американского альянса, создав для него новые дипломатические рамки.

Победа Ли Мен Бака на президентских выборах оказалась весьма внушительной. Он получил почти 48% голосов, далеко оторвавшись от своего главного соперника Чон Дон Ена из теперь бывшей проправительственной Объединенной новой демократической партии (тот набрал 30% голосов).

Ли Мен Бак стал первым в истории Кореи главой государства из делового мира. В не очень далеком прошлом страной железной рукой правили военные диктаторы, затем, в начале 90-х гг., на волне демократизации к руководству пришли бывшие диссиденты и борцы за права человека. Предшественник нынешнего президента - Но Му Хен, пользовавшийся активной поддержкой молодого поколения, пытался как человек «идеи» воплотить мечты малоимущей части населения о справедливом обществе. При нем фактически завершилось формирование южнокорейской модели демократии, однако обеспечить эффективное управление страной Но Му Хен на смог. При нем экономика замедлила рост, и вместе с тем обострились социальные проблемы.

Критики нового президента, а их немало, в том числе и в рядах возглавляемой им Партии великой страны, уже ставят под сомнение реалистичность этих амбициозных планов, резонно замечая, что их успешное осуществление потребовало бы не только мобилизации всех имеющихся национальных ресурсов, но и наличия благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, на что в условиях рецессии мировой экономики рассчитывать трудно. Однако, несмотря на критику, наблюдатели сходятся в одном: Ли Мен Баку свойственна обостренная деловая интуиция и умение добиваться своего.

Уже после вступления в должность Ли Мен Бак был вынужден согласиться с внесением корректив в свою экономическую стратегию, в рамках которой основное внимание будет теперь уделяться не столько погоне за количественными показателями, сколько борьбе с инфляцией, выправлению дефицита платежного баланса, обеспечению притока инвестиций в промышленность [6].

Особенность сегодняшней политики южнокорейской администрации под руководством президента Ли Мён Бака - это исключительное влияние разного рода националистических идей на политическую и культурную жизнь страны. Националистические элементы ощутимо присутствуют в любой из распространенных в современной Корее идеологий и во многом определяют мировоззрение рядового корейца.

Однако корейский национализм не един. Он существует в двух формах: национализм левый и национализм правый. История противостояния этих двух направлений уходит в давнее прошлое.

Однако в целом обе ветви корейского национализма, несмотря на их постоянную и ожесточенную полемику, на сторонний взгляд выглядят на удивление похоже. Различия касаются, скорее, стиля, деталей и некоторых вопросов политической тактики.

В результате в современной Южной Корее создалась ситуация, когда национализм является неизбежным составляющим любого идеологического пакета. При всех разногласиях, и корейские левые, и корейские правые, и корейские центристы являются националистами, причем националистами, по европейским меркам радикальными. Это не означает, что в Корее совсем нет критиков националистического дискурса. Они есть, но представляют они только самих себя [5].

Следует сказать о внешней политике России на азиатском направлении. Несомненно, что в ближайшее время весьма существенное значение будет иметь степень нашей вовлеченности в один из наиболее сложных (и вместе с тем перспективных) политических процессов - процесс объединения Кореи, который за последний год приобрел качественно новую динамику.

Ведь еще несколько лет назад было невозможно даже представить, что межкорейский диалог не только возможен, но и практически осуществим на самом высшем уровне.

Естественно, что даже при всем впечатляющем прогрессе, который уже достигнут, не следует думать, что дальше все пойдет легко и спокойно, с эмоциональным подъемом и без каких-либо проблем. Наоборот, сложностей теперь, возможно, будет даже больше с учетом того, что сейчас нужно будет приступать к решению значительного числа практических проблем, которые требуют весьма высокой степени проработки и политической ответственности обеих сторон.

При этом нужно особо подчеркнуть, что для Корейского полуострова неприменимы оценки и подходы, которые использовались и используются в отношении процесса объединения Германии.

Процесс объединения здесь гораздо сложнее и политически, и экономически и имеет под собой одну, на мой взгляд, определяющую особенность: он начался и будет идти преимущественно «сверху», и было бы наивным думать, что 38-я параллель может исчезнуть как разделительная полоса в результате ситуации, которая была в Берлине осенью 1990 года. Разница между Севером и Югом гораздо больше, чем между ГДР и ФРГ, со многих точек зрения, и корейский вариант «Берлинской стены» вряд ли может исчезнуть в одночасье.


Литература:
  1. Федоровский, А. Развитие интеграционных процессов в АТР: роль и приоритеты Южной Кореи /А. Федоровский //Мировая экономика и международные отношения.- 2009.-№ 6. - С. 57.

  2. Скорбатюк, И.Д. О воззрениях корейцев на объединение /И.Д.Скорбатюк //Проблемы Дальнего Востока.- 2007.-№ 7. - С. 86.

  3. Белокреницкий В.Я. Южная Азия в мировой политике.- М., 2009.- С.29.

  4. Ванин Ю.В. Корееведение в России: История и современность.- М.,2008.- С.117.

  5. Северокорейские исследования. Доступно: http :// www. Fortunecity com /meltingpot/champion/65/index.html [Дата обращения 15 декабря 2010].

  6. History of Korea ,part I English. Доступно :http: //www. lifeinkorea. com/Information/history1.cfm [Дата обращения 23 декабря 2010].

  7. Толстокулаков, И.А. Политическая модернизация Южной Кореи в исследованиях зарубежных и отечественных авторов /И.А. Толстокулаков // Вестн. Центра корееведческих исслед. ДВГУ. - 2002. - № 1. - С. 98.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle