Библиографическое описание:

Шаклеин В. В. ШОС: проблемы обеспечения безопасности и противодействия терроризму в Центрально-Азиатском регионе [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы Междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2011 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. — С. 137-140.

В конце ХХ века, по причине усиления такого вида угрозы как международный терроризм, в мире резко изменилась геополитическая ситуация. Вопросы обеспечения и укрепления международного мира и безопасности стали, без сомнения, приоритетным направлением в международной деятельности как большинства государств, так и международных межправительственных организаций, в том числе и регионального характера.

Создав в 2001 году новую международную организацию, государства-члены так называемой «Шанхайской пятёрки» на деле продемонстрировали готовность расширить сотрудничество не только в вопросах решения пограничных проблем, но также проблем в области безопасности, экономики и культуры.

В мировом сообществе, особенно в западной его части, относительно деятельности ШОС высказываются два мнения, одно из которых имеет негативный характер, а второе – нейтральный. Первые уверены, что в рамках ШОС Россия совместно с Китаем пытается создать некое подобие антизападного военного альянса, реализовав, таким образом, свои давние планы по формированию действенной силы, явившейся противовесом американской внешней политики. Другие же – напротив, считают, что данная организация вполне безвредна, так как её деятельность не в состоянии привнести ничего нового к осуществлению США и их союзниками борьбы в различных точках земного шара с международным терроризмом. Однако высказанные мнения, на мой взгляд, не имеют под собой достаточных оснований по ряду причин.

Во-первых, ШОС вряд ли когда-нибудь превратится в антиамериканский военный блок, так как его создание явно противоречит как всем уставным документам Организации, так и в особенности интересам её государств-членов ибо последние весьма нуждаются в поддержке США и стран Запада в процессе реализации своих внутригосударственных программ экономического развития.

Во-вторых, государства Центральной Азии крайне не заинтересованы в противоборстве великих государств в регионе из-за опасности оказаться в роли жертвы в конфликте подобного рода, а также из-за возможной угрозы использования в этих целях своих территорий. Указанные обстоятельства в полной мере предотвращают трансформацию отношений в центрально-азиатском регионе между ШОС в лице России и Китая с одной стороны и США с другой в никому не нужное и губительное столкновение.

В-третьих, ШОС несколько иначе смотрит на проблему поддержания международного мира и безопасности и в частности на борьбу с терроризмом, нежели США и их союзники. Государства-члены ШОС полагают, что международный терроризм неразрывно связан и находится в постоянном взаимодействии с этническим сепаратизмом и религиозным экстремизмом, в то время, как на Западе первостепенное значение имеет нанесение военных ударов по государствам, так или иначе оказывающим содействие терроризму и потворствующих созданию международных террористических центров, в том числе и на своей территории, что принципе представляется действием весьма оправданным. Вот только, к сожалению, в реальной действительности видно, как на роль подобных государств-изгоев Вашингтон зачастую избирает неугодные себе правящие режимы. К примеру, в январе 2002 года состоялось заседание Совета Министров иностранных дел государств-членов ШОС по итогам которого в совместном заявлении было отмечено, что «деятельность международных сил содействия безопасности в Афганистане должна осуществлять­ся в соответствии с мандатом СБ ООН и при согласии закон­ных властей Афганистана». В феврале 2003 г., министр иностранных дел России И.С. Иванов, в ходе интернет-конференции в китайской газете «Жэньминь жибао» заявил: «Военное присутствие США в Цент­ральной Азии мы рассматриваем через призму усилий антитер­рористической коалиции по ликвидации существовавшего в Афганистане незаконного режима талибов, превратившего стра­ну в плацдарм международного терроризма».

Как уже было отмечено, борьба с международным терроризмом - одно из приоритетных направлений деятельности Организации. Доказательством огромного вклада в борьбе с этим злом служит тот факт, что ШОС не только стала одной из первых международных организаций, назвавшей терроризм угрозой, общей для всех государств, но и впервые дала определение и закрепление понятия «терроризм» в многостороннем международном договоре. Речь идёт о Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г., в которой терроризм определяется следующим образом:

а) какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении к настоящей Конвенции (далее - Приложение), и как оно определено в этом договоре;

б) любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон.

Таким образом, исходя из положений Конвенции, можно сделать вывод, что не только ни при каких обстоятельствах и чем бы они ни были вызваны, нельзя оправдать совершение указанных деяний, а напротив, привести своё национальное законодательство в соответствие с положениями Конвенции таким образом, чтобы за совершение подобных преступлений предусматривалось соответствующее соразмерное наказание.

В соответствии со ст. 6 Конвенции центральные компетентные органы государств-членов осуществляют сотрудничество и оказывают друг другу содействие путем обмена информацией, выполнения запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий, разработки и принятия согласованных мер для предупреждения, выявления и пресечения деяний, указанных в пункте 1 статьи 1 Конвенции, и взаимоуведомления о результатах их осуществления, принятия мер по предупреждению, выявлению и пресечению на территории своего государства деяний, указанных в пункте 1 статьи 1 Конвенции, направленных против других Сторон, принятия мер по предупреждению, выявлению и пресечению финансирования, поставок вооружения и боеприпасов, оказания иного содействия любым лицам и (или) организациям для совершения деяний, указанных в пункте 1 статьи 1 Конвенции, принятия мер по предупреждению, выявлению, пресечению, запрещению и прекращению деятельности по подготовке лиц к совершению деяний, указанных в пункте 1 статьи, 1 Конвенции, обмена нормативными правовыми актами и материалами о практике их применения, подготовки, переподготовки и повышения квалификации своих специалистов в различных формах.

Примечательно наличие того факта, что Конвенцией будто игнорируется необходимость государствами-участниками сообща искоренить прежде всего те обстоятельства, которые служат фундаментом для возникновения терроризма, сепаратизма и экстремизма. Именно в искоренении первопричин, которые определяют мотивацию действий террористов, а не только в разработке механизмов совместных действий по выявлению, предупреждению и пресечению деятельности последних и видится перспектива существенного прогресса в решении проблем, связанных со всемирной террористической угрозой.

Именно поэтому, пожалуй, следует согласится с некоторыми специалистами, полагающими, что по состоянию на сегодняшний день в реализуемых принципах и программах безопасности преобладает оборонительная направленность, и не содержится каких-либо правовых норм, позволивших бы исключить вышеназванные первопричины террористической деятельности.

Говоря о деятельности ШОС в области борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, нельзя обойти стороной проведённые войсками стран-членов серии совместных военно-тактических учений, первое из которых, под названием "Взаимодействие", состоялось в августе 2003 года на территории Синьцзян-Уйгурского автономного округа Китая. В нем приняли участие свыше тысячи военнослужащих из России, КНР, Казахстана, Таджикистана и Киргизии. В процессе учений было отработано взаимодействие вооруженных сил и правоохранительных структур при нейтрализации незаконных вооруженных формирований, использующих террористические методы ведения боевых действий.

В 2005 году в КНР на Шандуньском полуострове состоялись первые совместные антитеррористические учения серии «Мирная миссия», в которых, в отличие от «Взаимодействия», были задействованы помимо сухопутных также и морские силы. В учениях приняли участие по разным данным до десяти тысяч военнослужащих, в числе которых две тысячи от России. Целью данного мероприятия была прежде всего попытка продемонстрировать на практике военно-стратегического партнерства КНР и РФ, и, соответственно, проверить возможность этих стран вести совместные операции ограниченного масштаба.

Летом 2007 года на территории РФ под эгидой ШОС были проведены следующие учения серии «Мирная миссия». О значимости этого события уже говорит хотя бы тот факт, что Россия на подготовку объектов Приволжско-Уральского военного округа к учениям, потратила более полутора миллиардов рублей. На учениях было задействовано свыше пяти тысяч военнослужащих, в основном России и КНР, за их ходом наблюдали представители США и НАТО. По словам руководителя маневрами с российской стороны генерал-полковника Владимира Молтенского, цель подобных учений заключалась в необходимости «…дать понять, что при принятии руководством государств политического решения военная организация любой страны-участницы направит свои войска в регион возникшей угрозы. ШОС, как структура, не направлена против третьих стран и действует исключительно в интересах государств-участников. Проблема международного терроризма, экстремизма, наркоторговли, пограничной и трансграничной преступности имеет актуальное значение для всех стран мира, и понимая это, страны ШОС собираются и в дальнейшем с периодичностью раз в два года проводить подобные антитеррористические учения».

С 22 по 26 июля 2009 г. на территории России (Дальний Восток) и КНР (Таонань Шэньянский военный округ) прошли очередные совместные антитеррористические военные учения "Мирная миссия-2009". К учениям было привлечено около трёх тысяч человек, 300 единиц наземной боевой техники и 40 единиц боевой авиации.

В сентябре 2010 года на Казахстанском полигоне Матыбулак прошли учения «Мирная миссия-2010», в ходе которых были отработаны вопросы боевого слаживания подразделений. «Мирная миссия-2010» стала одним из главных военных событий Центрально-азиатского региона. Цель учений, задействовавших около 5 тысяч солдат почти из всех стран-членов ШОС, а также свыше 300 единиц боевой техники, - отработка методов борьбы с террористическими и экстремистскими группировками в ходе местных конфликтов малой и средней интенсивности. Министры обороны стран-членов ШОС отметили, что учения прошли успешно, продемонстрировав высокий уровень организации сотрудничества в области обороны. В частности, министр обороны Казахстана Адильбек Джаксыбеков сообщил, «…что в течение 15 дней военнослужащие отрабатывали элементы взаимодействия, вместе планировали боевые операции. Во время проведения учений они проявили хорошую выучку и организованность. Все прошло планово, поставленные задачи удалось выполнить. Это говорит о том, что вооруженные силы стран-членов ШОС могут собственными силами противодействовать проявлениям терроризма». Следующая серия учений «Мирная миссия-2012» состоится в Таджикистане.

Ко всему вышесказанному следует вспомнить об учреждении специализированного органа ШОС по борьбе с терроризмом в центрально-азиатском регионе – Региональной антитеррористической структуры (РАТС) являющийся постоянно действующим органом ШОС со штаб-квартирой в Ташкенте (Узбекистан). В его состав входят представители государств-участников Конвенции. Собравшиеся в Астане в мае 2002 г. руководители силовых структур государств-членов Организации утвердили проект Соглашения о РАТС и сошлись во мнении в необходимости его дальнейшей доработки и развития. Вклад РАТС в борьбу против трех сил зла – терроризма, сепаратизма и экстремизма – сложно переоценить, ведь он координирует усилия всех государств-членов ШОС в этой области, разрабатывает предложения по эффективному противодействию террору, занимается анализом информации, формирует банк данных о лицах и организациях, оказывающих поддержку бандитам, содействует в подготовке и проведении оперативно-розыскных и иных мероприятий по борьбе с названными явлениями.

ШОС, без сомнения, является главным гарантом поддержания стабильности и безопасности в регионе, деятельность которой в этом направлении переоценить невозможно. С другой стороны организация не собирается трансформироваться в военный альянс. Однако военное сотрудничество в рамках Организации весьма значительно, но в тоже время оно не ограничивается одной лишь борьбой с тремя силами зла. Бандгруппы, занимающиеся производством и распространением наркотиков, к сожалению, имеют возможность приобретать современное и мощное оружие. Поэтому становится очевидно, что полагаться только лишь на местные правоохранительные органы или даже войска одного государства малоэффективно. Весьма важную роль играет военно-техническое взаимодействие стран-членов. В вопросе обеспечения безопасности стран ШОС немаловажное значение имеет сотрудничество в области поставок оружия, ведь большинство стран на постсоветском пространстве пользуются вооружением преимущественно российского производства, а также разработок новых современных боевых систем.

В случае, если ШОС в действительности собирается добиться значительных успехов в вопросе борьбы с террором, то единственный возможный путь – повышение уровня оперативного взаимодействия государств-участников в процессе проведения совместных антитеррористические учений. И от того как в дальнейшем государства-члены Организации будут продолжать бороться с этим негативным явлением, напрямую зависит и будущие перспективы развития Шанхайской организации сотрудничества, и укрепления её роли в вопросе поддержания мира и безопасности в регионе.


Литература:

  1. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001г. // МЖМП. М. 2003.

  2. Соглашение между государствами – членами Шанхайской организации сотрудничества о Региональной антитеррористической структуре от 7 июня 2002г. // МЖМП. 2003. № 1.

  3. Стратегия развития Шанхайской организации сотрудничества: проблема обороны и безопасности. Монография. // Сост. А.Ф. Клименко. М. 2009.
  4. Кирсанов Г.В. Шанхайская Организация Сотрудничества: правовые аспекты развития региональных антитеррористических институтов. // Журнал Российского права. 2004. № 3.

  5. Клименко А.Ф. Россия и ШОС: аспекты сотрудничества в сфере обороны и безопасности. // Россия и многосторонние структуры АТР. 2009.

  6. Моисеев Л.П. Через ШОС снимается масса проблем. // Международная жизнь. 2010. № 6.

  7. Идрисов Е.А. «Шанхайская пятёрка»: эволюция развития. // Экспресс-К

  8. Офицальный веб-сайт ШОС http://infoshos.ru

  9. http://www.izvestia.ru/news/405650

Основные термины (генерируются автоматически): стран-членов ШОС, деятельности ШОС, государств-членов ШОС, Шанхайской организации сотрудничества, дел государств-членов ШОС, рамках ШОС Россия, обороны стран-членов ШОС, силы стран-членов ШОС, безопасности стран ШОС, Офицальный веб-сайт ШОС, действующим органом ШОС, специализированного органа ШОС, эгидой ШОС, учения серии «Мирная, страны ШОС, серии «Мирная миссия», принятия мер, совместные антитеррористические, международным терроризмом, развития Шанхайской организации.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle