Библиографическое описание:

Маганкова А. А. Достижение юридической истины как условие соответствия приговора суда требованию справедливости [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2011 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. — С. 15-17.

Приговор - важнейшее решение, принимаемое судом по уголовному делу. Приговор выступает как акт правосудия, что качественно выделяет его среди других процессуальных актов. Он должен отвечать высоким правовым и нравственным требованиям, быть отражением истины и справедливости. Справедливость приговора как важнейшего акта правосудия зависит не только от грамотно проведенного расследования, но и от того, насколько достоверно и глубоко суд, рассматривавший дело, исследовал все фактические обстоятельства произошедшего, имеющие значение для его разрешения по существу, и дал им надлежащую правовую и нравственную оценку.

Действующий процессуальный закон термин «справедливость» употребляет применительно к наказанию, назначенному судом, называя, при этом, его как важнейшее требование, предъявляемое к приговору. Согласно ст. 379 УПК РФ, одним из оснований к отмене или изменению приговора является его несправедливость, которая в трактовке закона связана с несправедливостью назначенного наказания.

Но справедливость приговора не сводится только к соразмерности наказания осужденному, хотя она составляет важный и необходимый ее компонент. Различные авторы в понятие справедливости обоснованно вкладывают более широкий смысл. Так, Ф. М. Кудин пишет, что справедливость выражает моральное требование о том, чтобы приговор «устанавливал виновность либо невиновность подсудимого в соответствии с тем, что имело место в действительности, чтобы в приговоре было правильно квалифицированно деяние лица и определено наказание в соответствии с тяжестью преступления и личностью виновного»[7, с.423]. М.С. Строгович, перечисляя требования к приговору, указывал, что приговор «должен быть справедлив - это значит, что он должен устанавливать действительную вину или невиновность подсудимого и наказывать его в соответствии с его виною» [6, с.325]. Как верно отмечает П.А. Лупинская, только в приговоре суда находит подтверждение ранее возникшее уголовно-правовое отношение или устанавливается отсутствие факта, порождающего это правоотношение, и, следовательно, отсутствие у суда права на признание лица виновным и его наказание»[2, с.17]..

Однако означает ли это, что суд, рассматривающий уголовное дело, обязан в ходе судебного следствия установить объективную истину?

Объективная истина предполагает наличие таких знаний и выводов об обстоятельствах дела, которые правильно отражают существующую вне человеческого сознания действительность, полученных в рамках соответствия процессуальным нормам. При этом в ходе своей познавательной деятельности суд «руководствуется целью восстановить в виде идеального (мыслительного) образа произошедшее событие» »[1, с.112] - обстоятельства совершенного деяния. Таким образом, объектом изучения суда, в отличие от биологов, например, будет являться не существующие в реальной сегодняшней действительности явления, а событие, возникшее в жизни людей в определенный период времени в прошлом. При этом, если процесс размножения болезнетворных бактерий или грибков биолог имеет возможность наблюдать воочию, с помощью технических средств, и на основе увиденного делать выводы по изучаемой проблематике, то исследование обстоятельств жизненного события – преступления - судом опирается на искусственное моделирование в уме обстоятельств произошедшего, базисом для которого становятся те факты, которые были связаны с изучаемым явлением. Цель получения указанных фактов обуславливают разделение уголовного процесса на стадии – в ходе предварительного расследования формируется определенный конгломерат информации о совершенном деянии, позволяющий определить его как преступное, устанавливающий круг лиц, причастных к совершению деяния, подтверждающий наличие в действиях данных лиц состава преступления и т.д., который именуется как собранная по делу доказательственная база. На стадии же судебного разбирательства превалирующим является «уяснение сути правового конфликта» [1, с.153] посредством исследования той самой пресловутой доказательственной базы. Суд должен прийти к убеждению о доказанности или недоказанности обви­нения на основании исследования ­пред­ставленных сторонами доказательств и принять властное решение – разрешить уголовное дело. «Установить истину в уголовном процессе, – пишет П. Лупинская, – означает познать прошедшее событие и все обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, в соответствии с тем, как они имели место в действительности» [3, с.129].

Однако суд не устанавливает объективную истину, а судит об ее установлении или не установлении, исследуя и оценивая в процессе судеб­ного разбирательства представленные сто­ронами доказательства той или иной версии произошедшего в прошлом жизненного события, при вынесении решения именем Российской Федерации и назначении виновному меры воздаяния. Действительно, если в материалах уголовного дела наличествует комплекс доказательств, достаточных для установления виновности лица в совершении преступления и указанное лицо действительно совершило данное деяние, то мы будет говорить о том, что суд установил истину по делу. В то же время, если в ходе предварительного расследования не было собрано достаточных доказательств виновности обвиняемого (действительно совершившего преступление), вследствие чего приговором суда он был оправдан, установил ли суд объективную истину? Исходя из изложенного выше определения думается, что нет. Но, вместе с тем, нельзя не констатировать то, что судом все же дана оценка установлению истины, однако не истины объективной, а истины юридической, процессуальной, поскольку недоказанность вины обвиняемого (пусть даже и совершившего инкриминируемое преступное деяние) влечет вынесение оправдательного приговора судом, так как в рамках таковых отношений действует принцип презумпции невиновности.

И.Я. Фойницкий в связи с этим отмечал: «Суду указывается как событие, так и его причина; ему ста­вится не вопрос: что произошло и кем оно причинено, а вопрос: произошло ли дан­ное событие и составляет ли причину его, внешнюю и внутреннюю деятельность оп­ределенного обвиняемого? Суду представ­ляются и доказательства, имеющиеся для разрешения этого вопроса. Ему остается лишь определить точность или истинность доказательств и поставить их в логичес­кую связь с искомым» [8, с.179-180].

Приговор суда является элементом правоприменительной практики, и к нему применима оценочная категория истины – спра­ведливость, т.е. справедливо только то, что основано на истине. Именно в этом аспек­те (справедливая оценка доказательств) необходимо рас­сматривать установление истины судом.

Таким образом, познание истины по уголовному делу происходит в процессе установления обстоятельств дела, а затем, при правовой оценке установленного со­бытия, уступает место ис­тине юридической, под которой следу­ет понимать «соответствие юридического знания правовой действительности» [1, с.127-134]. При объективном установлении обстоятельств уголовного дела их правовая оценка стано­вится обоснованной.

Процессуальная (юридическая) ис­тина является относительной объективной истиной. Относительность объективной ис­тины вовсе не означает «неполноту следс­твия по делу» или «неполно расследован­ное дело», как считают некоторые авторы [4, с. 26]. М.С. Строгович указывал, что относительную истину нельзя трактовать как максимальное приближение к истине. Она такая же объективная истина, но толь­ко не полная, характеризующаяся незавер­шенностью процесса познания, которая и не требуется для разрешения уголовного дела по существу. «Абсолютно все о событии, являю­щемся преступлением, и о совершившем его лице суд вовсе не должен устанавли­вать, но то, что суд должен установить для правильного разрешения дела, т.е. совер­шено ли преступление, какое именно, со­вершил ли его обвиняемый, – это должно быть установлено абсолютно верно» »[6, с.75]. В этом и заключается особенность правовой регламентации процесса позна­ния в уголовном судопроизводстве – необ­ходимостью решения возникающих жиз­ненных ситуаций на строго юридических основаниях, ограниченных рамками пред­мета и пределов доказывания, только теми способами и средствами, которые допуска­ются уголовно-процессуальным законом.

В процессе доказывания по уго­ловному делу необходимо стремиться к достижению объективной истины в том объеме и теми способами, которые опре­делены законом. Цель деятельности суда заключается в принятии обоснованного, законного и справедливого решения на ос­новании представленных и полно, объек­тивно и всесторонне исследованных в суде доказательств. Кроме того, в приговоре должна быть дана юридическая и общественно-нравственная оценка фактов, установленных судом при рассмотрении уголовного дела

В том случае, если установленная судом юридическая истина не тождественна истине объективной при наличии установленных законом оснований возможен пересмотр приговора суда. «Судебное решение почитается за истину, но если эта презумпция падает, если решение оказывается ошибочным, оно должно быть заменено другим, справедливым. Истина – высший закон правосудия, стремлением к ней должны быть проникнуты все меры его» [8, с.510].

В связи с изложенным, юридическую истину как сформировавшееся на основе всестороннего, полного и объективного исследования определенной совокупности достоверных доказательств знание о значимых в социально-правовом отношении обстоятельствах конкретного преступления следует принять как аксиому соответствия приговора суда требованию справедливости.


Литература:
  1. Аверин А.В. Истина и судебная достоверность (постановка проблемы). СПб., 2007.

  2. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. – М.: Юридическая литература, 1976.

  3. Лупинская П.А. Уголовный процесс. Учебник. - М., 1995.

  4. Пискун О.А. Истина в уголов­ном судопроизводстве: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09. Иркутск, 2006.

  5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. Т. 1. Основные положения науки советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968.

  6. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1968.

  7. Уголовный процесс/Под ред. П.А. Лупинской и И.В. Тыричева. М., 1992.

  8. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2 т. Т. 2: печ. по 3-му изд. СПб., 1910. СПб.: АЛЬФА, 1996.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle