Библиографическое описание:

Гулина Е. В. Как может реализовываться право на самоопределение [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2011 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. — С. 128-130.

Помимо реальных противоречий и разногласий, существующих между различными народами, исторических конфликтов, разного уровня экономического развития, расовых, национальных, этнических, религиозных и культурных споров одним из факторов, дестабилизирующих международное сообщество, являются экстремистские интерпретации права народов на самоопределение, сведение его к праву на отделение. На нашей планете насчитывается около 3 тысяч этносов и этнических групп, не имеющих своей государственности, а потому вполне естественное желание большинства из них её обрести, приведет к всеобщему политическому хаосу, конфликтам и войнам.

В связи с этим весьма важным является вопрос: на что же именно имеет право народ в процессе своего самоопределения?

В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (ХХХ\/)), принятой в 1970г. и дающей, на наш взгляд, наиболее детальное объяснение права народов на самоопределение, говорится: «все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава». Здесь содержится и ряд ограничений: во-первых, «каждое государство обязано содействовать … всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод в соответствии с уставом»; во-вторых, даётся перечень способов осуществления прав на самоопределение: «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом»; в-третьих, здесь указываются условия, при соблюдении которых само право на самоопределение ограничивается и не может включать в себя отделение. Важнейшее из них – наличие «правительства, представляющего весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедования или цветов кожи» [1, с. 6-10].

В Декларации ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным или языковым меньшинствам (1992), в п. 2 ст. 4 говорится: «государства принимают меры для создания благоприятных условий, позволяющих лицам, принадлежащих к меньшинствам, выражать свои особенности и развивать свою культуру, язык, религию, традиции и обычаи, за исключением тех случаев, когда конкретная деятельность осуществляется в нарушение национального законодательства и противоречит международным нормам» [2].

Таким образом, теоретически самоопределение народов не сводится лишь к политическому определению, а последнее – непременно к созданию собственного независимого государства. Как отметил Макс М. Кампельман, право народов на самоопределение не включает в себя право на отделение. Это два самостоятельных права, к которым нужно и подходить отдельно. Право на самоопределение признано в международном праве, находит свое отражение в Уставе ООН и в Заключительном акте ОБСЕ, а право на отделение не является правом по международному праву. [3, с. 3].

Другой представитель западной мысли Дитрик Мурсвик отмечает, что в условиях агрессии «право на отделение приобретает характер права на самозащиту и может отстаиваться, в том числе, и путем применения силы. Без права на отделение в случае необоснованной дискриминации, которую нельзя предотвратить иным путем, право на самоопределение было бы пустым звуком» [4, с. 26].

Согласно российскому исследователю М.А. Цагараеву, можно выделить два уровня самоопределения: внутренний и внешний. «Первым называется такой тип самоопределения, когда народы самостоятельно, без внешнего вмешательства, определяют свой политический статус в системе международных отношений. Внутреннее самоопределение осуществляется в рамках одного государственного образования. Большинство специалистов придерживаются мнения, что в соответствии с положениями международного права и сложившейся практикой право на «внешнее самоопределение» относится только к народам, находящимся в колониальной или иной иностранной зависимости или в условиях иностранной оккупации. Высказываются мнения…, что в иных случаях «внешнее» самоопределение (сецессия) может считаться законным, если власти государства делают невозможным «внутреннее» самоопределение, т.е. допускают массовые нарушения прав человека или систематическую дискриминацию...» [5, с. 174]. Тем не менее, по мысли Цагараева, первичным является «внутреннее» самоопределение.

По мнению Александра Аксенёнка, народ может по своему выбору реализовать право на самоопределение посредством культурной автономии, федеративных и конфедеративных государственных структур, национально-территориальных единиц, имеющих различные уровни хозяйственной самостоятельности, межгосударственной интеграции (с передачей центру части национальной самостоятельности), полной независимости [6]. Те же формы самоопределения выделяет Р. Агаев, но при этом он подчеркивает, что необходимо разграничивать понятия «сепаратизм» и «самоопределение» и ни в коем случае их не отождествлять [7, с. 61-62].

Интересна точка зрения Соболевой: «Право наций на самоопределение включает не только право на отделение и образование самостоятельного суверенного государства, но и право на объединение с другими нациями с общего согласия, которое при этом не является юридическим основанием для изменения существующих границ» [8, с. 12]. По сути, здесь предлагается дать возможность представителям одной нации, живущим в разных государствах, самоопределиться (иными словами, составить определенную общность), оставаясь при этом каждый в своем государстве, что, на наш взгляд, невозможно.

Учитывая вариативность форм самоопределения, отметим, что отделение – высшее его проявление, но отнюдь не обязательное. По крайней мере, народ может реализовать свое право на самоопределение и без провозглашения себя независимым. По данному вопросу наше мнение совпадает с мнением Агаева: «Самоопределение – да, но без сепаратизма» [7, с. 63].


Литература:
  1. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970г. // Международное право в документах / Сост. Н. Т. Блатова. М., 1982.

  2. Декларация ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным или языковым меньшинствам. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/minority_rights.shtml.

  3. Решетов Ю.А. Право на самоопределение и отделение // Московский журнал международного права. 1994. № 1.

  4. Dietrich Murswiek. The Issue of a Right Secession – Reconsidered // Modern law of self-determination / edited by Christian Tonuschat. The Netherlands, 1993.

  5. Цагараев М. А. Современная трактовка принципа права народов на самоопределение // Социология власти. 2008. № 5.

  6. Аксенёнок А. Самоопределение: между правом и политикой // Россия в глобальной политике. 2006. № 5. Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/n_7426

  7. Агаев Р. Самоопределение без сепаратизма – возможно ли это? // Вестник аналитики. 2007. № 2.

  8. Соболева И.В. Будущее мировой политики: через разрешение противоречия между принципом государственного суверенитета и правом наций на самоопределение — к новой эре международных отношений // Государственный суверенитет vs. право наций на самоопределение. М., Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle