Библиографическое описание:

Дорогин Д. А. Уголовная ответственность: понятие и пределы [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 131-134.


«Проблема уголовной ответственности до сих пор остается, пожалуй, самой острой и дискуссионной темой уголовной юриспруденции» [14, с. 42]. Изучением различных аспектов указанной проблематики занимались многие известные ученые-юристы, однако несмотря на обилие работ, посвященных данной теме, в научных кругах так и не удалось достичь единства мнений по наиболее важным вопросам уголовной ответственности и различных её аспектов. Пионтковский А.А. писал: «Всё уголовное право и уголовный процесс занимаются различными сторонами решения вопроса об уголовной ответственности. Тем не менее само понятие уголовной ответственности оказалось недостаточно изученным в теории уголовного права» [15, с. 40]. Данный тезис до сегодняшнего дня не утратил своего значения.

Решение проблемы пределов уголовной ответственности (т.е. определения моментов возникновения и прекращения таковой) напрямую зависит от того, что тот или иной учёный понимает под самой уголовной ответственностью, поэтому для начала следует затронуть именно этот аспект.

Более верной видится позиция, признающая лишь ретроспективную сущность уголовной ответственности: «юридическая ответственность, с тех пор, как она возникла, всегда было ответственностью за прошлое, за совершенное противоправное деяние. Иначе можно прийти к неприемлемому выводу, что лицо, не совершившее преступление, уже несёт правовую ответственность. Ни научные соображения, ни тем более интересы практики не дают основания для пересмотра взгляда на юридическую ответственность как последствие правонарушения» [18, с. 43].

Как представляется, наиболее близким к истине определением уголовной ответственности является дефиниция, предложенная И.П. Лесниченко: «Уголовная ответственность выражается в осуждении от имени Российской Федерации по приговору суда лица, совершившего преступление, и претерпевание им неблагоприятных последствий совершённого преступления, определённых на основании настоящего Кодекса в приговоре суда» [12, с. 16].

Под уголовной ответственностью следует понимать принудительное претерпевание лицом, совершившим преступление, на основании обвинительного приговора суда как акта официального государственного порицания такого лица и совершённого им деяния неблагоприятных для себя последствий, предусмотренных уголовным законом за совершение преступления.

Стоит также подчеркнуть, что исполнение в принудительном порядке не исполненной ранее добровольно обязанности уголовной ответственностью не является [8, с. 317-318].

Реализация правовых норм возможна как в правоотношениях, так и вне их. В результате преступления возникает правоотношение, т.е. правовая связь между субъектами (государством и преступником), которые до того не были связаны конкретными правами и обязанностями [22, с. 59]. Вне правоотношений уголовно-правовое регулирование связано с реализацией абсолютных прав и всеобщих юридических обязанностей, предусмотренных уголовным законом [23, с. 223]. Реализация уголовной ответственности возможна только в рамках уголовного правоотношения [2, с. 107].

Уголовное правоотношение – это общественное отношение, возникающее из факта совершения преступления, между государством в лице его уполномоченных органов и лицом, совершившим преступление, направленное на реализацию взаимных прав и обязанностей и урегулированное нормами уголовного закона.

По вопросу момента возникновения уголовной ответственности единство мнений в науке отсутствует. Так, ряд ученых считает, что уголовная ответственность возникает с момента совершения преступления. Сторонниками данного мнения, к примеру, являются М.П. Карпушин и В.И. Курляндский [9, с. 21]. С этим предположением можно согласиться, если понимать уголовную ответственность как обязанность лица отчитаться за свои действия перед государством (а именно на этих позициях стоят данные авторы), которая, безусловно, появляется сразу после совершения посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения. Но поскольку ответственность как обязанность рассматриваться не может, с подобной точкой зрения сложно согласиться.

Другое мнение состоит в том, что уголовная ответственность возникает с момента привлечения лица в качестве обвиняемого. Сторонник этой точки зрения Я.М. Брайнин отмечает, что совершение преступления является основанием, но не моментом возникновения уголовного правоотношения и уголовной ответственности. В качестве главного аргумента учёный приводит тот факт, что именно с момента привлечения лица в качестве обвиняемого начинается применение мер принуждения [3, с. 25]. Вряд ли можно согласиться с такой позицией, т.к., во-первых, меры процессуального принуждения не являются уголовной ответственностью, о чём ещё будет сказано отдельно, а, во-вторых, даже если допустить, что это не так, потому что принудительные меры могут применяться и к подозреваемому.

К сожалению, судебная практика и некоторые учёные, исходя из смысла ст.ст. 299, 300 УК, тем не менее, считают моментом привлечения к уголовной ответственности момент привлечения в качестве обвиняемого. Так, в решении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу У. сказано, что «датой привлечения лица к уголовной ответственности является день вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого» [5, с. 10].

«Уголовная ответственность начинается с момента вынесения обвинительного приговора» [7, с. 44], – пишет Н.И. Загородников. Он приводит следующий аргумент. Именно в приговоре суда происходит определение субъектов уголовного правоотношения, их прав и обязанностей. Однако автор допускает некоторые неточности. Если приговор будет изменён или вовсе отменён, содержание прав и обязанностей субъектов уголовного правоотношения будут другими, либо уголовная ответственность вообще не возникнет. По истечении же времени, предоставленного сторонам на обвалование приговора, последний вступает в законную силу. После этого момента уже можно говорить о всём вышеперечисленном, т.к. приговор именно с этого момента презюмируется истинным и становится обязательным к исполнению и на всей территории Российской Федерации.

Также недопустимо смешение уголовного правоотношения как такового и его констатации судом, сопряжённой с определением конкретных прав и обязанностей, из него вытекающих. Отношения между лицом, совершившим преступление, и государством существуют объективно и возникают в момент совершения преступления. В самом деле, суд в обвинительном приговоре не создаёт вину лица в совершении преступления, но лишь констатирует её объективное наличие [15, с. 44].

В полной мере последовательной представляется точка зрения, нашедшая наиболее широкое распространение в уголовно-правовой доктрине, согласно которой моментом возникновения уголовной ответственности является вступление в законную силу обвинительного приговора суда [2, с. 106].

А.В. Кладков отмечал: «Основание уголовной ответственности возникает с момента совершения общественно опасного деяния, содержащего состав преступления. Но для ее возложения на конкретное лицо нужен юридический документ – вступивший в силу обвинительный приговор суда» [20, с. 57]. Данная позиция обосновывается, помимо озвученных, следующими аргументами.

Суд именно в обвинительном приговоре возлагает на виновного уголовную ответственность; вынесение же оправдательного приговора предотвращает её, указывает на отсутствие оснований уголовной ответственности [7, с. 45]. Исходя из изложенного, можно заключить, что до вступления в силу обвинительного приговора суда уголовная ответственность невозможна.

По смыслу ст. 78 УК сроки давности исчисляются до вступления в силу приговора суда, значит, законодатель сам называет момент возникновения уголовной ответственности. Если бы она возникала раньше, срок давности не продолжался бы до вступления в силу приговора, т.е. уже как бы после привлечения к уголовной ответственности [17, с. 22].

Эта же позиция подтверждается также и анализом смысла ч. 4 ст. 90 УК. Уголовный закон готовит о направлении материалов для привлечения к уголовной ответственности. Уголовное дело уже было ранее возбуждено, лицо привлекалось в качестве обвиняемого, однако было освобождено от уголовной ответственности. В данном случае материалы направляются в суд, который постановит обвинительный приговор, чем привлечёт лицо к уголовной ответственности [1, с. 64].

С.Н. Братусь считает, что уголовная ответственность возникает с момента начала отбытия лицом наказания по приговору суда [4, с. 113]. С позиции автора (который рассматривает уголовную ответственность как претерпевание лицом негативных последствий) данное утверждение верно, но с ним нельзя полностью согласиться, если трактовать уголовную ответственность шире, т.е. включать в её содержание порицание лица, совершившего преступление, от имени государства, что видится необходимым.

Момент прекращения уголовной ответственности, а равно и уголовного правоотношения, связывается в научной литературе с полной реализацией уголовной ответственности. Общепризнано, что это имеет место при отбытии наказания либо окончательном освобождении лица от наказания по различным основаниям [10, с. 8-9]. Однако существует также и исключение: если уголовная ответственность реализуется только как порицание, т.е. постановляется обвинительный приговор с освобождением от наказания, момент её прекращения совпадёт с моментом её возникновения; им будет являться момент вступления в силу обвинительного приговора суда [13, с. 173-174].

Расхождения наступают только по вопросу, включается ли в содержание уголовной ответственности судимость. Если на этот вопрос ответить отрицательно, моментом прекращения уголовной ответственности следует признать момент отбытия наказания [19, с. 54], в противном случае – момент погашения или снятия судимости [6, с. 22].

Аргументы, лежащие в основании первой позиции, следующие. «После отбытия наказания государство не вправе считать лицо преступником и подвергать его каким-либо дополнительным мерам ответственности за совершённое в прошлом преступление» [11, с. 74]. Апелляция к философскому праву государства применять те или иные меры в отношении виновного, равно как и выражение «считать лицо преступником» носят явно неюридический характер, в связи с чем приняты быть не могут.

«Судимость не есть наказание, а представляет собой последствие отбытия наказания. Судимость есть поэтому не процесс отбытия уголовной ответственности, а её последствие» [15, с. 44]. Хотя автор и не отождествлял уголовную ответственность с наказанием, в приведённом тезисе он допускает известную непоследовательность, т.к. остаётся непонятным, почему уголовная ответственность, не сводимая только к наказанию, не может включать в себя его правовое последствие – судимость.

Как результат уголовной ответственности, а не как её часть, рассматривает судимость и В.Д. Филимонов. «Судимость по своему содержанию – не лишение и не ограничение прав осуждённого. Права на совершение нового преступления у него нет, поэтому возможную повышенную ответственность за совершение им нового преступления нельзя представить в виде лишения или ограничения его прав или свобод. Но если судимость – не лишение и не ограничение прав и свобод, то она и не может рассматриваться в качестве составной части уголовной ответственности» [21, с. 109]. Как уже отмечалось, уголовная ответственность не сводится только к мерам принуждения. Кроме того, наказание является одной из форм реализации уголовной ответственности. Правовым последствием реального отбывания наказания и только его выступает судимость [16, п. 5], не могущая существовать вне такового. В связи с этим становится очевидным, что судимость – нечто, имманентно присущее наказанию в случае его реального отбывания. Изложенное не позволяет согласиться и с приведённой точкой зрения В.Д. Филимонова.

Убедительным представляется мнение, в соответствии с которым судимость – это часть негативных последствий, которые лицо обязано претерпеть в соответствии с приговором, а, значит, и часть уголовной ответственности [7, с. 46].

«Установление точных пределов уголовной ответственности является непременным условием правильного применения норм уголовного закона и в конечном итоге важным средством гарантии социалистической законности и незыблемости прав советских граждан» [7, с. 46].


Литература:

1. Ашин А.А., Лошенкова Е.В. Общие вопросы ответственности в уголовном праве. Владимир, 2008;
2. Баулин Ю.В. Уголовная ответственность: понятие, виды и пределы // Российское уголовное право: традиции, современность, будущее. Материалы научной конференции, посвященной памяти профессора М.Д. Шаргородского (к столетию со дня рождения). СПб. 2005;
3. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963;
4. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М., 1976;

5. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. № 11;

6. Жовнир С. О понятии уголовной ответственности // Уголовное право. 2006. № 3;
7. Загородников Н.И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 7;
8. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961;
9. Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974;
10. Келина С.Г. Теоретические проблемы освобождения от уголовной ответственности. Автореф. … дисс. докт. юрид. наук. М., 1976;
11. Криволапов Г.Г. Уголовная ответственность как правовое последствие совершенного преступления // Труды Московской высшей школы милиции МВД СССР. Вып. 2. М., 1978;
12. Лесниченко И.П. Уголовная ответственность: понятие и проблемы реализации. Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005;
13. Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1976;
14. Павлухин А.Н., Чистяков А.А. Уголовная ответственность как научная категория российской правовой доктрины. Генезис, состояние, перспективы. М., 2003;
15. Пионтковский А.А. О понятии уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 12;
16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.03.1970 № 4 «Об исчислении срока погашения судимости»;
17. Ретюнских И.С. Уголовная ответственность и её реализация. Воронеж, 1983;
18. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971;
19. Тащилин М., Годило Н. Уголовная ответственность и формы её реализации // Уголовное право. 2004. № 4;
20. Уголовное право. Общая часть. Под редакцией Здравомыслова Б.В., Красикова Ю.А., Рарога А.И. М., 1992;
21. Филимонов В.Д. Уголовная ответственность по российскому законодательству. М., 2008;
22. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974;
23. Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle