Библиографическое описание:

Деменишин А. В. О некоторых актуальных вопросах безопасности как правовой категории [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 9-12.

«Свобода политическая заключается в нашей безопасности или, по крайне мере в нашей уверенности, что мы в безопасности»[7].

В правовой системе, к любому её проявлению и элементу должно существовать единообразное понимание, проблемы и противоречия должны быть минимизированы и устранены. Ввиду существующих процессов правовой модернизации должны быть разработаны и претворяться в жизнь концептуальные модели совершенствования категории «Безопасность».

Возможно выделить несколько аспектов в рамках данной проблематики.

Во-первых, в декабре 2010 г. введен в действие Федеральный закон от 28.12.2010 г. №390-ФЗ «О безопасности». В соответствии с положениями данного нормативного правового акта утратил юридическую силу ранее действовавший Закон РФ №2446-1 «О безопасности». Содержание современного закона существенно отличается.

Законодатель пошел по пути упрощения содержания закона, что привело к тому, что исчезло определение таких важных, основополагающих понятий данной сферы правового регулирования как:

  1. Безопасность;

  2. Угрозы безопасности;

  3. Объекты безопасности;

  4. Система безопасности.

Отсутствие определений данных юридических терминов в данном Федеральном законе влечет за собой сложности в их понимании, что может негативно сказаться как на правотворческой, так и на правоприменительной деятельности государства. Отсутствие легальных дефиниций может привести к разрозненности их определений на разных уровнях законодательного закрепления, что является крайне негативным явлением в рамках заданной концепции правовой модернизации.

Во-вторых, в качестве принципа обеспечения безопасности ранее рассматривался принцип соблюдения баланса жизненно важных интересов личности, общества, государства. Его обоснованность продиктована человекоцентристской сущностью права, а также действием международно-правовых принципов и норм права.

Актуальность соблюдения баланса между публичными интересами государства и общества и частными интересами субъектов особенно возросла с принятием Федерального закона от 30.03.1998 г. № 54 «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней», в котором содержится прямое заявление о признании обязательными для России как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и его решений. Европейский суд по правам человека обязывает национальные суды при разрешении споров соблюдать баланс между публичными и частными интересами, являющийся важнейшей предпосылкой для справедливого судебного разбирательства. Несмотря на это, данный принцип в Федеральном законе «О безопасности» отсутствует.

В-третьих, проведенный анализ нормативных правовых актов разного уровня указал на многообразное содержание термина «Безопасность» в зависимости от сферы его использования. По меньшей мере, понятие безопасности в законодательстве используется в пяти разных самостоятельных значениях.

Согласно первому подходу, безопасность представляет собой состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства в определенной сфере [2;9;11].

Во втором подходе под безопасностью законодатель понимает совокупность правовых, инженерных, организационно технических, специальных мер, предотвращающих утрату определенного блага [15].

В третьем подходе безопасность определяется как отсутствие недопустимого риска во всех процессах или стадиях, связанных с возможностью нанесения ущерба [14;17;19].

В-четвертых, безопасность ассоциируется у законодателя со свойством, способностью объекта сохранять свои свойства при негативных воздействиях на него [8;16;18;20].

В-пятых, безопасность определяют в нормативно правовых актах как состояние обоснованной уверенности в том, что при обычных условиях определенное благо не представляет опасность и само не подвержено её [10;12].

Правовое регулирование вопросов по отдельным видам безопасности осуществляется на основании более чем 70 федеральных законов и 200 указов Президента РФ, около 500 постановлений Правительства РФ, а также других подзаконных актов. Большинство их носят фрагментарный характер, касаются частных угроз и порождают локальные разрозненные несогласованные массивы правовых норм, относящиеся к различным отраслям права. Последнее связано с тем, что вопросы безопасности пронизывают практически все сферы общественных отношений и объективно могут быть предметом регулирования в любой из существующих отраслей права[13].

Вместе с тем, единообразное понимание терминов – одно из основных правил обеспечения логики права в юридической технике. Т.В. Кашанина отмечает, что нарушение этого аксиоматичного правила дезориентирует тех, кому адресуются юридические документы: «В этой ситуации все усилия по составлению правового документа могут быть сведены к нулю» [4].

В-четвертых, представляется необходимым законодательное закрепление категории «Правовая безопасность». Для законодательного закрепления любой категории должны присутствовать факторы:

  1. Наличие необходимости в регулировании особой сферы общественных отношений;

  2. Политические, экономические, социальные, юридические предпосылки для законодательного регулирования;

  3. Высокая степень практической значимости и использование на практике конкретных мер;

Правовая безопасность отвечает представленным признакам.

Каждый гражданин нуждается в том, чтобы ему была обеспечена именно правовая безопасность. Основы этого конституционно заложены в России, необходимость обусловлена широким спектром правоотношений, где у субъекта возникает потребность в соответствующем виде безопасности.

Законодательно закреплены: продовольственная безопасность, безопасность зерна, продукции, процессов производства, эксплуатации и хранения, товара, туризма и другие виды безопасности.

Право является одной из ключевых сфер жизни общества, носящих комплексный характер, что обосновывает необходимость законодательного закрепления дефиниции «Правовая безопасность».

Представляется обоснованным определение правовой безопасности как достигаемого в результате реализации правовых мер, средств и способов правового обеспечения правовое состояние защищенности (гарантированности) жизненно важных интересов (статусов, режимов и.т.п.) субъектов права от внешних и внутренних юридических факторов риска в связи с вступлением в сферу правового пространства, которое обеспечивает целенаправленную социально-правовую активность участников правоотношений.

В-пятых, существенные проблемы в динамичном развитии безопасности кроются в правосознании граждан, их отношении к безопасности и свободе как к противоположным, взаимоисключающим явлениям.

7-21 декабря 2010 года Левада-Центр провел опрос по репрезентативной выборке 1611 россиян в возрасте 18 лет и старше в 133 населенных пунктах 45 регионов страны. Погрешность данных этих исследований не превышает 3,4 процента. [21]

Больше половины опрошенных россиян (56 процентов) отдали предпочтение безопасности; причем респондентов не смутило даже то, что для достижения безопасности возможно «придется пойти на некоторые нарушения демократических принципов и ограничения личных свобод».

Согласно опросу общественного мнения, 13 процентов респондентов считают, что понятие безопасности противоречит понятию свободы.

Таким образом, существует достаточно широкий пласт проблем в области общесоциальной, правовой безопасности, связаны они с правотворчеством, правоприменением, правосознанием и правовой культурой.

Базовым компонентом для совершенствования и разрешения проблем должен стать человекоцентристский подход к определению сущности этих явлений, правовая модернизация и правовая активность каждого субъекта права в данной сфере.

Говоря о демократии в современном мире, Д.А. Медведев в качестве одного из стандартов современного государства видит как раз в способности государства обезопасить своих граждан [6].

В формулировке Г.Кельзена, идеал правовой безопасности сводится к тому, что она, являясь составляющей правового государства, создает условия, при которых судебные решения являются предвидимыми и вычисляемыми их адресатами, создание общих правовых норм полностью централизованно, а суды ограничены только их применением в конкретных делах [1].

Идеал правовой безопасности также называется «формализмом», «легализмом», «механической юриспруденцией», «формальным стилем юридической деятельности», «конвенционализмом» [3].

Б.Леони указывал, что чем в большей степени общие правила обеспечивают предсказуемость человеческих действий, по крайне мере в правовой сфере, тем в большей степени эти действия заслуживают названия «свободных» от вмешательства других людей, включая власти…Закон должен быть достаточно определенным, чтобы позволить гражданам уверенно строить планы на будущее: закон не может быть изменен внезапно или непредсказуемым образом [5].

Полагаю уместным обобщить вышеизложенное высказыванием Ж.Штудманна, отметившим, что именно человеческое измерение является краеугольным камнем всесторонней концепции безопасности. [23]

Соответствующие заключения задают вектор в развитии концепции правовой безопасности. Именно правовая безопасность должна рассматриваться исходя из связи права с природой человека, его гуманистической направленностью. Необходимо выделить главное в нем – права и свободы человека. Ведь именно права и свободы «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления».[22]


Литература:

  1. Kelsen H. The Pure Theory of Law. Berkeley, Los Angeles: University of California Press, P.251,252.

  2. Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 № 60-ФЗ // СЗ РФ. 1997. №12. Ст 1383;

  3. Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной эволюции: монография/ С.А. Дробышевский. - Красноярск,1995.- С.25.

  4. Костромичева М.В. О единообразном понимании терминов права: публичность / М.В.Костромичева // Эффективность правотворчества и правоприменительной деятельности правового государства. Сб. научных докладов и сообщений преподавателей, аспирантов, соискателей и студентов на «круглых столах 26 ноября 2009 года и 25 февраля 2010 года. – Орел: ОРАГС. – 2010.– С. 149-155.

  5. Леони Б. Свобода и закон / Б.Леони.- М.: Ирисэн, 2008. С.98,102.

  6. Медведев Д.А. Современное государство: стандарты демократии и критери эффективности: речь в г. Ярославле // http://www.gpf-yaroslavl.ru/about/yaroslavl2010.

  7. Монтескье Ш.Л. О духе законов/ Правовая мысль. С. 209.

  8. О безопасности гидротехнических сооружений: ФЗ РФ от 21 июля 1997 г. №117-ФЗ (ред. 27.12.2009) // СЗ РФ. – 1997. – №30. – Ст. 3589; 2010. – №31. – Ст. 4195.

  9. О безопасности дорожного движения: ФЗ РФ от 10 декабря 1995 г. №196-ФЗ (ред. 21.04.2011) // СЗ РФ. – 1995. – №50. – Ст. 4873; 2011. – №17. – Ст. 2310.

  10. О введении в действие СанПиН 2.3.2.1940-05: постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 19.01.2005 N 3 // Консультант-Плюс.

  11. О железнодорожном транспорте в РФ: ФЗ РФ от 10.01.2003 №17-ФЗ // СЗ РФ. 2003. №2. Ст. 169;

  12. О качестве и безопасности пищевых продуктов: ФЗ РФ от 02.01.2000 N 29-ФЗ(ред. от 30.12.2008);

  13. О предложениях по систематизации законодательства в области национальной безопасности//Актуальные проблемы национальной безопасности современной России/ Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. М.2002,№5.-с.3.

  14. О проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер: соглашение Правительств государств - членов Евразийского экономического сообщества от 25.01.2008;

  15. О формировании государственной политики в области сохранения библиотечных фондов как части культурного наследия и информационного ресурса страны: приказ Минкультуры РФ от 22.06.1998 N 341 // Консультант-плюс.

  16. Об организации работы по охране труда гражданского персонала, военнослужащих, привлекаемых для работы в системе ФПС России: приказ ФПС РФ от 03.08.1998 N 434;

  17. Об утверждении и введении в действие положения по процедурам сертификации авиационной безопасности: приказ ФАС РФ от 29.07.1998 N 239;

  18. Об утверждении и введении в действие федеральных норм и правил в области использования атомной энергии: Постановление Ростехнадзора от 02.12.2005 N 11;

  19. Об утверждении технического регламента о безопасности высокоскоростного железнодорожного транспорта: постановление Правительства РФ от 15.07.2010 N 533.

  20. Об утверждении технического регламента о безопасности колесных транспортных средств: постановление Правительства РФ от 10.09.2009 N 720 // Консультант-Плюс.

  21. Сергеева Л. Порядок или демократия: Опрос общественного мнения от 17-21 декабря 2010 // Левада- Центр. Пресс-выпуск от 18.01.2011.

  22. Шафиров В.М. Право в человеческом измерении // Правоведение.– 2004. – №3. – С. 213.

  23. Штудманн Ж. Человеческое измерение – краеугольный камень всесторонней концепции безопасности: матер. конференции, посвященной 25-ти летию подписания Хельсинского заключительного акта.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle