Библиографическое описание:

Малыгин С. С. От практики использования специальных помещений оперативными аппаратами органов внутренних дел к их месту в теории ОРД [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 124-127.


Живая практика деятельности органов и подразделений, ведущих негласную борьбу с преступностью, не зная временных и государственных границ, активно использовала для достижения этой цели разнообразную палитру специальных сил, приемов и средств, которая сегодня объединена в систему теории оперативно-розыскной деятельности.

Среди специальных средств особое место с незапамятных времен отводилось специальным помещениям.

Так, с именем родоначальника французской тайной полиции (Сюрте) – Эжена Франсуа Видока связано применение такого оперативного средства, как квартиры-ловушки1. Упоминаются они и в документах российской уголовной полиции конца XIX – начала XX в.

Применение квартир-ловушек как средства выявления лиц, совершающих преступления, заключается в заблаговременной и скрытой подготовке таких помещений в местах наиболее вероятного их появления либо совершения преступлений для оперативного получения информации через конфиденциальных сотрудников или посредством скрытой аудиовидеозаписи, а также последующего внезапного задержания. Использование такой ловушки – своеобразный оперативный эксперимент, который состоит в искусственном создании условий, способствующих проявлению намерений проверяемого (разрабатываемого) лица и необходимому контролю за его поведением. Это помогает выявить его подлинные цели, сообщников и другие обстоятельства, подлежащие документированию. Сегодня квартиры-ловушки могут быть использованы и как средство технического обеспечения такого оперативно-розыскного мероприятия как оперативный эксперимент.

К истокам оперативно-розыскного искусства уходят начала применения конспиративных квартир - специальных помещений для негласных встреч с источниками информации.2 Значительное внимание подбору и использованию их уделялось в ведомственных нормативных актах (наставлениях, инструкциях) и учебных пособиях по оперативной работе органов внутренних дел.

Криминализация общества, в частности активизация преступников, переходящих от пассивной мимикрии к активному наступлению, вынуждает аппараты криминальной полиции и подразделения собственной безопасности других ведомств, наделенных Законом оперативно-розыскными функциями, прибегать к использованию и конспиративных помещений нового назначения – квартир-убежищ.

Помещения подобного типа необходимы и для "временного помещения в безопасное место" лиц, подлежащих государственной защите, для укрытия, в случае необходимости, граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а также при наличии угрозы жизни и здоровью субъектов уголовного процесса и их близких родственников3.

Порядок обеспечения защиты судей и должностных лиц правоохранительных органов силами органами внутренних дел (в том числе с использованием безопасных мест) с 1995 года регламентировался Временной инструкцией, утвержденной приказом МВД России № 483. В соответствии с этим нормативным актом до создания специальных подразделений в решении задач безопасности защищаемых лиц должны участвовать все службы и подразделения органов внутренних дел в пределах своей компетенции4

Несмотря на актуальность проблемы реализации упомянутых государственных программ обеспечения безопасности, в реальной практике деятельности служб собственной безопасности правоохранительных органов, помещений такой направленности насчитывается единицы. Об этом можно судить уже по отсутствию соответствующей графы в привычных отчетах об оперативных показателях. Насущную потребность в таких «местах» некоторые органы – субъекты физической защиты до настоящего времени пытаются решить (в ущерб принципам оперативно-розыскной деятельности) за счет использования тех же конспиративных квартир или иных мест, что едва ли соответствует задачам безопасности.

Сегодня такую миссию, но по более широкому «кругу лиц», обеспечивает относительно «молодая» служба МВД России – Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите (УОГЗ), в состав которого входит Центр по обеспечению безопасности с полномочиями оперативного реагирования на обращения, заявления и информацию лиц, включенных в программу защиты5.

Участников программы, наравне с личной охраной и иными мерами, «временно перемещают в безопасное место – в другой район или даже в другой город»6. Только в 2009 году такая мера безопасности применялась в 130 случаях.

Очевидно, что такие «места» должны подбираться заблаговременно и использоваться по мере необходимости либо консервироваться до времени возникновения надобности.

Отдельно следует сказать о помещениях, которые используются для решения задач оперативного характера временно. Например, это могут быть места размещения стационарных постов оперативного наблюдения и т.п. И пусть их нельзя отнести, в полном смысле этого понятия, к собственным средствам органов, осуществляющих ОРД, тем не менее, они таковыми являются.

Федеральный закон № 144 «Об оперативно-розыскной деятельности», установив за органами, ее осуществляющими, право использования в целях решения задач борьбы с преступностью по договору или устному соглашению служебных помещений предприятий, учреждений, организаций, а также жилых и нежилых помещений частных лиц7, создал легитимные условия для их применения в практике.

Так активное применение специальных помещений в разных формах и на различных этапах совершенствования оперативно-розыскной практики, являлось эмпирической предпосылкой закрепления указанного содержательного компонента средств ОРД в ее теории. Проследим логику такого предложения.

Вступление в силу положений упомянутого Закона в 1995 году привело к коренному пересмотру не только действовавшей до этого правовой основы ОРД, но и сложившейся к этому времени совокупности элементов теории оперативно-розыскной деятельности ОВД «как логически взаимосвязанной и взаимообусловленной системы категорий, понятий и принципов, интерпретирующих ее сущность и генезис»8 (основатели теории А.Г. Лекарь, В.Н. Олейник, Г.К. Синилов, В.А. Лукашов, Д.В. Гребельский и др.). К упомянутым элементам названной системы относились (а многими относятся и в настоящее время9) такие сущностные категории (компоненты) как силы, средства, методы и формы ОРД ОВД.

Основываясь на этом, в практике преподавания Общей части курса ОРД активно использовалась следующая (неполная10) система категорий теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел11:


Однако практика оперативно-розыскной деятельности не может стоять на месте, а действующие положения закона реализуются в ежедневной кропотливой работе оперативных служб по решению задач борьбы с преступностью, ожидая научно-обоснованных рекомендаций от теории ОРД.

В настоящий период теория ОРД находится в действительно переходном состоянии научного знания об оперативно-розыскной практике всех субъектов ОРД12 от неполного и разрозненного к единому и более полному.13 Очевидно, что условия, в которых сегодня действуют органы внутренних дел, вынуждают ученых-юристов и практиков оперативных служб искать новые пути совершенствования организационных принципов и форм, средств и методов оперативно-розыскной деятельности, иногда пересматривая прежние14. Однако, по нашему мнению, это не должно разрушать сложившуюся систему теории ОРД, их содержащую.

Так, если такие системообразующие категории ОРД, известные изучающим азы по первым учебникам об основах оперативно-розыскной деятельности15, как «силы», «методы» и «формы», достаточно быстро были идентифицированы в научных публикациях с обновленными элементами теории ОРД, такими как «субъекты» (ст.15 и 17 Закона), «оперативно-розыскные мероприятия» (ст. 6 Закона) и «документирование» (ст. 10 Закона), то адаптации такой категории как «средства» место в новой теории отводится весьма скромное (ч.3 ст.6. Закона), либо не отводится совсем.

В проанализированных авторами положениях современных монументальных учебников по курсу ОРД, таких как «Основы оперативно-розыскной деятельности» под ред. С.В. Степашина (М., 1999), под ред. В.Б. Рушайло (учебник для юридических вузов, изд.4-е, стереотипное, М., 2002) вообще не содержится упоминания о такой категории теории ОРД. Учебники «Оперативно-розыскная деятельность» под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова и А.Ю. Шумилова (М., 2004) и «Теория оперативно-розыскной деятельности» под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова (М., 2009) содержат главы, посвященные только такому виду средств ОРД, как специальное техническое обеспечение оперативно-розыскных мероприятий.

Так в кратком учебном курсе ОРД под редакцией этих уважаемых корифеев теории ОРД под исследуемой категорией понимаются информационные, технические, программные и иные предметы и продукты специального назначения, а также служебно-розыскные собаки16.

В интересной авторской работе В.Ю. Голубовского к средствам ОРД относятся оперативная техника, оперативный учет и розыскные собаки17.

А.Ю. Шумилов определяет средства ОРД как элемент содержания ОРД, как предметы материального мира, применяемые для достижения целей и решения задач оперативно-розыскной деятельности, включая оперативную и специальную технику, транспорт и иные средства, документы оперативного прикрытия, информационные системы, вещества, вооружение, животных и т.п.18

Авторы учебного пособия (под ред. А.Е. Чечетина) предлагают более объемный перечень упомянутых средств ОРД.19

Столь неоднозначный подход к трактовке понятия и содержанию одного из основных элементов сложившейся теории оперативно-розыскной деятельности, с одной стороны, вызывает озабоченность в сохранении ее преемственности и развитии, а с другой (несмотря на то, что попытки уточнения состава средств ОРД уже предпринимались20, но дальнейшего развития не получили) – дает возможность предложить расширение «горизонтов» современного содержания категории «средства ОРД», за счет такого ее самостоятельного компонента, каким являются специальные помещения.

По нашему мнению это, позволит привести действующий Закон в соответствие с теорией оперативно-розыскной науки, которая на основе практики конкретизирует и трансформирует научные положения и выводы в правовые нормы, обязательные для исполнения субъектами оперативно-розыскной деятельности.

1 Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. – М., 1984

2 См.: например, Якимов И.Н. Современное розыскное искусство// Административный вестник... – 1925, № 5

3 См.: ст.2,5,8,12 Федерального закона РФ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" от 20.04.1995 г. № 45-ФЗ (в ред. от 29.08.2004 № 122-ФЗ); ст.12 Федерального закона РФ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 8.08.2004 г. №119-ФЗ (в ред. от 29.12.2004 г. №199-ФЗ), а также ст.18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08 1995 г. № 144-ФЗ (в ред. от 26.12.2008 г № 293-ФЗ) - далее – Закон об ОРД

4 См.: Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: научно-практический комментарий/ под ред. В.В Николюка, В.В. Кальницкого и А.Е. Чечетина. Омск, 1999. – С.72-73

5 См. Указ Президента РФ № 1316 от 6.09.2008 г. «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации»

6 См.: Зимин О. Лучшая защита – ликвидация угрозы/ Милиция. 2010. № 2. - С.61

7 См. п. 3 ст. 15 Закона об ОРД

8 Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная энциклопедия. М., 2004. - С.305

9 См.: например, Г.К. Синилов и И.А. Климов Перспективы развития теории ОРД. М., 1997; В.И. Елинский Методология теории ОРД (по материалам органов внутренних дел). М., 1999; В.М. Атмажитов и В.Г. Бобров О законодательном регулировании ОРД. М., 2003.

10 Схема именно неполная, поскольку требует доработки связей между ее элементами. Кроме того, авторы не включили в систему категории оперативно-розыскной тактики

11 См.: Малыгин С.С. Основы оперативно-розыскной деятельности: комплекс учебно-методических материалов для слушателей сокращенных сроков обучения. Екатеринбург, 2000, - С. 24;

12 Здесь авторы вполне солидарны с мнением о многосубъектности Закона от 12.08.1995 г., позволяющем осуществлять различные модификации ОРД (См.: Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон Об оперативно-розыскной деятельности: Комментарий - М., 1997, - С.12, 94-98; Захарцев С.И. К вопросу о содержании науки ОРД// Следователь. 2009, № 3. – С. 59)

13 См.: Шумилов А.Ю. Указ. соч. - С.306

14 См.: Климов И.А Оперативно-розыскная деятельность как процесс познания. М., 1994. – С.4

15 См.: например, Лекарь А.Г. Основы оперативно-розыскной деятельности. М., 1966; Лукашов В.А. Введение в курс оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Киев, 1976

16 См.: Горяинов К.К., Овчинский В.С., Синилов Г.К. Теория оперативно-розыскной деятельности: краткий учебный курс. М., 2006, - С.61

17 См.: Оперативно-розыскная деятельность: словарь-справочник // автор-составитель В. Ю. Голубовский. СПб, 2001, - С.142

18 См.: Шумилов А.Ю. Указ. соч. - С.292- 293

19 Основы оперативно-розыскной деятельности: учебное пособие/ под ред. А.Е. Чечетина. Барнаул, 2003, - С.161-177

20 См.: Малыгин С.С., Чечетин А.Е. Основы оперативно-розыскной деятельности: Авторский курс лекций. Екатеринбург, 2001, – С.185-186; Воронцов А.В. К вопросу о классификации средств оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел//ОРР, 2009, № 2, - С. 13



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle