Библиографическое описание:

Живко М. А. Смежная плоскость защиты информации и прав граждан в процессе оперативно-розыскной деятельности [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 102-105.

Развитие и совершенствование правовой системы Украины связано с полной детальной разработкой проблем защиты законных интересов гражданина как личности, гарантий соблюдения его прав и свобод.

Особенно возрастает роль этих вопросов в процессе оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности. Каждое, даже незначительное, безобидное с виду нарушение закона может обернуться тяжелыми последствиями для граждан, вовлеченных в процесс деятельности по раскрытию преступлений.

Важно чтобы во время сбора информации и доказательств, формирования уголовно-процессуальных доказательств на основе материалов оперативно-розыскной деятельности не были нарушены права защиты человека, его свобод и гарантий. Актуальность исследования этой проблемы в настоящее время очевидна. С одной стороны, за годы демократических преобразований в Украине приняты решительные меры по созданию и утверждению самостоятельной, независимой и сильной судебной власти, способной эффективно защищать права и свободы человека и гражданина, оберегать общество от социальных конфликтов, силовых вмешательств и беззакония. В частности, в сфере уголовного судопроизводства значительно расширены гарантии процессуальных прав личности, приведенные в соответствие с положениями и принципами Конституции Украины, а также с европейскими и международными правовыми стандартами. В результате совершенствования процедур правосудия по уголовным делам существенно снижается вероятность осуждения невиновного или назначения ему несоразмерно сурового наказания. Как итог, суд постепенно превращается в цивилизованный инструмент защиты правоохраняемых интересов и ценностей, высшей из которых является человек.

С другой стороны, сегодня в Украине особо неблагоприятная криминогенная обстановка, сопровождающаяся усилением влияния организованной преступности и коррупции на разные сферы деятельности общества. Сложились и действуют опасные криминальные группировки, которые разрабатывают изощренные схемы совершения преступлений. В частности ими используются квалифицированные специалисты права, экономики, финансов, психологии и т.д. Криминальные элементы маскируют свою деятельность под легальную, тщательно конспирируют противоправные занятия, активно планируют и реализуют свои связи и контакты, применяют самые современные информационные технологии, владеют новейшим оружием, внедряют своих людей в органы власти и правоохранительные структуры. Все это представляет реальную и весьма серьезную угрозу интересам национальной безопасности Украины.

Личность гражданина оказывается в плоскости пересечения интересов криминальных элементов, проведения органами внутренних дел оперативно-розыскной деятельности и защиты прав и свобод граждан. Эти обстоятельства выдвигают ряд требований к правоприменительной системе: само законодательство, регулирующее оперативно-розыскную и уголовнопроцессуальную деятельность должно быть ясным и четким по структуре, лаконичным и корректным в своей нормативной основе, нравственным по содержанию, логичным и понятным как для самих правоприменителей, так и для лиц, в отношении которых оно применяется. Как раз в этой плоскости решения проблемы мы сталкиваемся во время проведения оперативно-розыскной деятельности с проблематикой защиты информации и защиты от информации. Сложность проблем проявляется сразу в нескольких аспектах: 1) Нравственная допустимость проведения тайных, закрытых для разглашения мероприятий в отношении граждан. Принципиально стоит вопрос об основаниях и условиях проведения ОРД, о всеобъемлющих гарантиях защиты граждан от произвола на начальном этапе установления признаков преступного поведения. 2) Анализ системы гарантий обеспечения законных интересов лиц, конфиденциально сотрудничающих с оперативно-розыскными подразделениями. К сожалению КПК Украины не содержит надежной системы средств и способов обеспечения безопасности данных лиц с учетом, однако, интересов решения задач уголовного процесса. 3) Условным является судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью.

Процесс правового реформирования в Украине предполагает особое внимание к созданию системы гарантий прав и законных интересов граждан. В сфере оперативно-розыскной деятельности это важно, поскольку последствием нарушений здесь может стать уголовно-правовое преследование и последующее наказание граждан. Более того, последствия оперативно-розыскной работы, по существу, определяют направление движения уголовного процесса, что требует тщательного изучения различных аспектов оперативно-розыскной деятельности при ее соотношении с доказыванием.

Оперативно-розыскная деятельность является самостоятельной и специфической функцией уголовной юстиции, связанной с уголовным процессом. По отношению к уголовному процессу ОРД может быть представлена как метод сбора и документирования информации, необходимой для пресечения, предупреждения, раскрытия и расследования преступлений. Информационное обеспечение уголовно-процессуального доказывания следует считать задачей ОРД, производной от более общей задачи выявления и раскрытия преступлений [1]. Согласно ст.4 (п.1.2) «Принципы оперативно-розыскной деятельности» Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» конституционный принцип законности состоит в том, что должностные лица, совершающие ОРД, должны неукоснительно придерживаться требований Конституции Украины и ее законов [2]. Во время проведения ОРД идет проверка информации, полученной оперативными методами, через оперативные учеты, автоматизированные информационно-поисковые системы, подразделения паспортно-регистрационной и миграционной работы, медицинские и финансово-кредитные учреждения. Другими словами такая проверка касается нарушения конституционных прав граждан. Поэтому необходимо четко придерживаться принципа обеспечения законности во время проверки лиц и фактов, представляющих оперативный интерес. Проблематика обеспечения законности во время оперативных разработок (п.1.2.2 ст.4 «Обеспечение законности во время проведения оперативно-розыскных мероприятий относительно лиц, подозреваемых в совершении преступления») состоит у выявлении и документировании фактов противоправной деятельности для использовании их в интересах объективного исследования криминальных деяний; в самой процедуре осуществления разработки лиц с применением гласных и негласных розыскных, разведочных и контрразведочных мероприятий согласно закона [2].

Проведение оперативными подразделениями оперативно-профилактических мероприятий считается законным в случае осуществления их относительно лиц, причастных к противоправной деятельности. Главной идеей конституционных принципов является то, что они устанавливают четкие нормы-предписания, которые защищают права и свободы граждан. Однако, есть ряд конституционных принципов, в соответствии с которыми могут быть ограничены права и свободы граждан. К примеру, неприкосновенность лица – это общеправовой институт (ст.29 Конституции Украины) [3]. Но оперативные подразделения как орган дознания имеют право осуществлять процессуальное задержание подозреваемого с целью предупреждения уклонения подозреваемого от следствия и суда, прекращение его преступной деятельности, недопущения фальсификации доказательств.

Согласно ст. 30 Конституции Украины гарантируется неприкосновенность жилья и иного владения, не допускается проникновение в жилище, проведение в нем обыска или осмотра без постановления суда, за исключением ч.3 этой статьи, в неотложных случаях предусматривающей иной порядок проникновения в жильё [3]. В отличие от криминально-процессуального законодательства, когда проникновение в жилье, проведение обыска, выемки может осуществляться сугубо после возбуждения уголовного дела, в ОРД такие мероприятия могут осуществляться до возбуждения уголовного дела. Оперативно-розыскные мероприятия диктуются специальными заданиями ОРД относительно поиска и фиксации доказательной информации с целью документирования противоправных действий. И таких ситуаций возникает немало, в частности при снятии информации с каналов связи, получение её через корреспонденцию граждан и т.д. Поэтому целесообразно внести изменение в статью 4 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» - «Принципы оперативно-розыскной деятельности», дополнив ее частью второй в следующей редакции: «Оперативно-розыскная деятельность связана с уголовным судопроизводством в той мере, в какой это необходимо для защиты личности, прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства от преступных посягательств» [2].

Преобладание в оперативно-розыскном законодательстве норм закрытого характера, регулирование этой сферы преимущественно актами для служебного пользования объяснимо, однако представляется излишне широким объем такого «закрытого» регулирования. В государстве, стремящемся считаться правовым, сфера законных интересов личности нуждается в особой охране. В этой связи ОРД требует четкого и согласованного законодательного закрепления. Мы придерживаемся мнения Н.М.Изотовой, что нормативно-гарантированным должно стать обеспечение гарантий прав и свобод граждан в процессе осуществления оперативных мероприятий, реальность всеобъемлющего прокурорского надзора и судебного контроля, условия и формы уголовно-процессуальной оценки результатов оперативнорозыскной деятельности, их проверка и закрепление в материалах уголовного дела [4]. Естественно, что полная закрытость норм, регулирующих ОРД (особенно при их взаимодействии с уголовно- процессуальными нормами) является наследием полицейского государства. Сегодня уровень регулирования оперативно-розыскной деятельности серьезно устарел и нуждается в совершенствовании, особенно в аспекте изменения всей концепции уголовного процесса и связанных с ним правоотношений. Необходимо законодательное закрепление баланса между служебными интересами оперативно-розыскных служб, интересами правосудия и законными интересами личности.

Истинная свобода, истинное равноправие осуществимы лишь в правовом демократическом государстве, отличительной чертой которого является верховенство законов. Выполнение законов свидетельствует прежде всего о том, в какой степени реализуются общегражданские права, установленные в интересах всех и каждого. Объем таких прав в различных государствах, конечно, неодинаков, и зависит от уровня политической культуры государства. Однако каковы бы ни были эти права, они установлены как общее благо. Всю историю прав человека можно рассматривать как путь постепенного признания всеми народами достоинства и ценности человеческой личности. Каждая отдельная личность - это продукт социализации, единый по существу субъект деятельности и носитель определенных культурных и духовных ценностей, который имеет право на информацию, на её защиту и на защиту от него.

Деятельность государства, как субъекта, наделенного полномочиями в
сфере обеспечения конфиденциальности информации
личного и служебного характера
в лице государственных органов и должностных лиц, должна строится на основе соблюдения общих условий режима информации, которые должны включать следующие требования: информация должна иметь действительную или потенциальную кон­фиденциальность; к служебной тайне не должно быть свободного доступа на законном основании; обладатель информации обязан принимать меры к охране ее конфиден­циальности.

Формируя балансировочные механизмы между реализацией права
граждан на доступ к информации о деятельности органов государственной
власти и правом последних на ограничение доступа в интересах обеспечения
государственных интересов, следует остановиться на формировании общеве­домственных перечней, выработав законодательно лишь общие принципы,
общие критерии, по которым доступ к сведениям возможно ограничивать. Но то, что, несомненно, необходимо законодательно закреплять, так это пере­чень сведений, которые не дозволяется относить к служебной тайне. Ведь данные ОРД - любые (независимо от формы представления) сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших; и о событиях и действиях, угрожающих национальной безопасности. А у нас максимально информацию закрывают, тем самым ущемляя права человека.

Не могут быть отнесены к служебной информации ограниченного рас­пространения: акты законодательства, устанавливающие правовой статус государст­венных органов, организаций, общественных объединений, а также права, свободы и обязанности граждан, порядок их реализации; сведения о чрезвычайных ситуациях, опасных природных явлениях и процессах, экологическая, гидрометеорологическая, гидрогеологическая, де­мографическая, санитарно-эпидемиологическая и другая информация, необ­ходимая для обеспечения безопасного существования населенных пунктов, граждан и населения в целом, а также производственных объектов; описание структуры органа исполнительной власти, его функций, на­правлений и форм деятельности, а также его адрес; порядок рассмотрения и разрешения заявлений, а также обращений граждан и юридических лиц; решения по заявлениям и обращениям граждан и юридических лиц, рассмотренным в установленном порядке; сведения об исполнении бюджета и использовании других государст­венных ресурсов, о состоянии экономики и потребностей населения; документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах организаций, необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан.

Мы полностью согласны с А.М.Швецом, что приведенный список ограничений, не является ис­черпывающим, ведь среди категорий сведений, на которые не могут распространяться ограничения по доступу, не указаны сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами [5]. Этот факт позволяет долж­ностным лицам существенно ограничивать доступ к материалам служебных расследований негативной деятельности государственного аппарата. Между тем максимально возможная открытость в данном вопросе является одним из основополагающих моментов оздоровления деятельности органов государственной власти.

В качестве определенных форм представления знаний о криминальном событии, юридически преобразованных фактов действительности в оперативно-служебных и уголовно-процессуальных документах результаты ОРД и доказательства соотносимы между собой и являются потенциально совместимыми.

Необходимой предпосылкой перевода результатов ОРД в доказательства является соблюдение оперативно-розыскной формы, включающей: общий порядок осуществления оперативно-розыскной деятельности; основания и условия проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий; способы фиксации и оформления результатов оперативно-розыскной деятельности и решений, принимаемых на их основе органами, ее осуществляющими.

При условии соблюдения оперативно-розыскной формы обеспечивается легитимность получения результатов ОРД, а также такая их фиксация, которая исключает искажение либо неполноту информации, содержащейся на соответствующих носителях.

По своему характеру оперативно-розыскная деятельность является частью деятельности государства по обеспечению безопасности граждан. Поэтому значительное место при исследовании проблем ОРД занимают нравственные проблемы доверия государства и его граждан, информационной самостоятельности граждан (в аспекте раскрытия информации об оперативно-розыскной деятельности, производимой в отношении их), права государства на проведение в отношении граждан активных оперативно-розыскных мероприятий, а также проблема предотвращения ущемления чести и достоинства граждан при производстве ОРД. Неотъемлемой частью этого являются и вопросы самоограничения государства в процессе организации оперативно-розыскной деятельности, обоснованности оснований для осуществления негласных мероприятий.

Литература:

  1. Котухов Михаил Петрович. Перевод результатов оперативно-розыскной деятельности в доказательства : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.09 : Казань, 2001 231 c.

  2. Про оперативно-розшукову діяльність: закон України від 18.02.92р.// Відомості Верховної ради України, 1992. - №22. – Ст.303.

  3. Конституція України. – К.: Парламентське видавництво, 1997. – 87 с.

  4. Изотова Н.В. Использование оперативно-розыскной информации в обеспечении доказывания в уголовном судопроизводстве: канд.юрид.наук: спец. 12.00.09 / Изотова Наталья Васильевна. – Воронеж, 2003. – 245 с.

  5. Швецов А.В. Защита информации в сфере служебной тайны в деятельности ОВД» (правовой аспект): канд.юрид.наук: спец. 05.13.19/ Швецов Андрей Владимирович. – Воронеж, 2005. – 2005. – 189 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle