Библиографическое описание:

Карпеня К. С. Актуальные вопросы ответственности в государственном управлении [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 99-101.

Одной из приоритетных и важнейших задач для современной России как правового государства представляется установление легитимности действий органов исполнительной власти и должностных лиц всех уровней в сфере обеспечения прав граждан. Следует понимать, что преодоление любого рода посягательств на права и законные интересы сограждан со стороны властных структур не только имеет принципиальное значение для формирования и развития подлинных институтов демократии в нашей стране, но и способно оказать положительный эффект на уровень доверия граждан к государству в целом, тем самым минимализировать вероятность создания барьера непонимания между государством и обществом.

Однако на сегодняшний день ситуация обстоит иначе, свидетельством чего являются соответствующие статистические данные, согласно которым за три месяца текущего года процент сограждан считающих, что дела в стране в целом идут в правильном направлении снизился с 46% в январе до 40 % в марте, а показатель респондентов полагающих, что Россия движется по неверному пути напротив возрос 38% в январе до 42% в марте. Помимо этого увеличилось число признающих, что нынешнее правительство не способно в ближайшее время добиться изменения положения дел к лучшему с этим согласны 40% опрошенных в марте месяца по сравнению с 34 % в январе. Также высок показатель неодобрения его деятельности, составляющий 49% [8]. Думается, что данная неутешительная статистика складывается в силу множества причин, но определяющие значение имеет существование высокого уровня недоверие основной массы населения нашей страны государству, которое зачастую в лице своих органов и должностных лиц уклоняется от своей прямой конституционной обязанности соблюдать и защищать права и свободы граждан. Верным представляется мнение Г.В.Атаманчука, указавшего, что «Ахиллесовой пятой» государственного аппарата по — прежнему, как в течение всего 20 века, остается его нравственный авторитет в обществе, среди людей. Прошлые аппараты были историей дискредитированы и отвергнуты народом. Многие полагали, что нынешний станет другим, подлинно демократическим, рациональным и эффективным. Однако время идет, а реальных изменений мало.[4, с. 301] На наш взгляд, следует акцентировать внимание на наличие такого негативного явления в системе государственного управления как коррупция, выступающего в качестве основного препятствия для формирования устойчивого нравственного авторитета власти в глазах населения нашей страны. В настоящее время Россия занимает 154 место в рейтинге стран из 178 возможных, а Индекс Восприятия Коррупции (ИВК), являющийся оценкой уровня восприятия административной и политической коррупции, составляет 2,1 балла.[9] Анализ приведенных данных неуклонно приводит к выводу о том, что проводимая в нашей стране антикоррупционная политика не дает видимых результатов. Положительным новшеством стал внесенный в феврале этого года президентом в Государственную Думу проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции. В пояснительной записке к указанному нормативному правовому акту прослеживается намерение дополнить Уголовный кодекс РФ положением, в соответствии с которым за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве устанавливаются штрафы в размере до стократной суммы коммерческого подкупа или взятки, но не более пятисот миллионов рублей [6]. Думается, что введение кратного штрафа окажет благотворное влияние на уровень коррумпированности властных структур, но ошибочно применять данную санкцию в качестве основного вида наказания.

Значительную роль в оптимизации взаимоотношений между органами государственной власти и гражданами России занимает вопрос о надлежащей реализации их прав в сфере публичной управленческой деятельности. В соответствии с положениями Основного закона нашей страны регулирование прав и свобод граждан является исключительной прерогативой федеральных органов власти (ст.71) и лишь их защита находится в совместном ведении РФ и ее субъектов (ст. 72) [1]. Однако зачастую региональные власти вместо предоставления дополнительных гарантий прав наоборот усложняют процедуру реализации или систематически нарушают их. По данным ВЦИОМ сограждане чаще всего сталкиваются с нарушением их прав на охрану здоровья (38%), на жилище (35%) и на образование (32%). Кроме того, к числу наиболее уязвимых прав и свобод также относятся право на отдых (21%), на социальное обеспечение (20%), на свободу и личную неприкосновенность(19%),на жизнь, на труд (по 18%), на защиту своих прав и свобод, на участие в общественной и политической жизни (по 16%), а также религиозные свободы и свобода совести (15%), свобода мысли и слова (14%), свобода от вмешательств в частную жизнь (13%). Несколько реже, по мнению опрошенных, в России нарушается свобода передвижения (10%), право на родной язык, избирать и быть избранным, частную собственность (по 9%), свобода объединений и союзов (8%) [10]. Заметим, что реализацию большинства из перечисленных выше прав граждан невозможно представить без участия региональных органов исполнительной власти, федеральных органов исполнительной власти, всей системы государственного управления. Следует подробней остановиться на основных отрицательных факторах порождающих потенциальную возможность для управленцев нарушать правомочия граждан.

- Несовершенство разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами приводит к расшатанности всего механизма правового обеспечения прав граждан в сфере государственного управления, тем самым создавая для них дополнительные затруднения при реализации.

- Отсутствие персонифицированных субъектов ответственности в лице определенных представителей государственных органов власти отвечающих за надлежащую реализацию прав граждан, а также ответственных за обеспечение дополнительных гарантий. В этой связи солидаризируюсь с мнением А.А. Гришковца считающего, что вероятность применения к государственному служащему мер дисциплинарной ответственности заметно выше, чем скажем, мер административной и, тем более уголовной ответственности. Абсолютное большинство государственных служащих старается не совершать серьезных правонарушений, имеющих признаки преступлений, допуская при этом в силу различных причин и стечения обстоятельств деяния, которые могут быть квалифицированы как должностные проступки[5]. Под последним следует понимать - неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданским служащим возложенных на него должностных обязанностей. Представляется, что понимание вины государственного служащего должно быть обозначено четче с помощью общих характерных признаков либо в нормативных документах для них, либо в соответствующем региональном законодательстве, что не только повлияет на уровень эффективности привлечения к ответственности, но и сократит риск административного произвола. За совершение дисциплинарного проступка представитель нанимателя имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, предупреждение о неполном должностном соответствии, освобождение от замещаемой должности гражданской службы, увольнение с гражданской службы по основаниям, установленным пунктом 2,подпунктами «а» - «г» пункта 3, пунктами 5 и 6 части 1 статьи 37 рассматриваемого Федерального закона. Также предусмотрено условие, при котором если гражданский служащий по истечению года со дня применения дисциплинарного взыскания не был подвергнут новому, то за ним впредь оно не числится. Кроме того оговорена возможность его досрочного снятия представителем нанимателя по собственной инициативе, по письменному заявлению гражданского служащего или по ходатайству его непосредственного руководителя[2]. В результате чего в качестве публично-правового ответчика выступает, как правило, государство, что фактически делает случаи единоличной ответственности должностного лица перед гражданином за нарушение его прав безликой.

- Неимение процедурных правил, исчерпывающим образом регулирующих взаимоотношения между органами исполнительной власти всех уровней, должностными лицами и гражданами, а также иными участниками публично-правовых отношений. Положительного эффекта следовало бы ожидать от факта принятия соответствующего Федерального закона «Об административных процедурах», проект которого 3 июня 2009 года был внесен на рассмотрение в Государственную Думу СФ РФ, а затем отклонен [3].

- В качестве еще одного негативного явления, имеющего широкое распространение среди представителей исполнительной власти РФ и ее субъектов, выступает правовой нигилизм. Зачастую государственные служащие используют свое служебное положение и властные полномочия далеко не во благо общественным интересам, а для получения личной выгоды, тем самым фактически перестают исполнять предписания закона, следовать должностным инструкциям и иным нормативным документам.

-Высокий уровень коррумпированности управленцев. Данный аспект был освещён раннее.

В заключение обзора хотелось бы отметить следующее. Преодоление непонимания, неуважения и недоверия между обществом и государством невозможно представить без взаимной заинтересованности в получении положительных результатов. Но, к сожалению верным представляется мнение профессора В.И. Кнорринга считающего, что для государственной системы управления современной России характерна разбалансированность прямых и обратных связей. Обилие глубоких и мудрых законов, указов, распоряжений и их игнорирование исполнительными органами свидетельствуют о растущей авторитарной бюрократизации высших управленческих уровней и о распаде управления всей системы в целом. Неуязвимость региональной системы управления, стремящейся к максимальной автономии и достижению только своих местнических целей, основана на противоречивости, а иногда и заведомо ложной информации, поступающей по каналам обратной связи [7].


Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерацииот 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // «Собрание законодательства РФ», 26.01.2009, N 4, ст. 445

  2. Федеральный закон от 27.07.2004 N 79-ФЗ (ред. от 28.12.2010) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 07.07.2004) / «Собрание законодательства РФ», 02.08.2004, N 31, ст. 3215.

  3. Проект Федерального закона № 64090-З «Об административных процедурах» [электронный ресурс] / http://www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=PRJ;n=30180

  4. Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика: Монография. Изд. 2-е, доп.-М.: Изд-во РАГС, 2008. – 312 с.

  5. Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации: Учебный курс. – М.: Издательство «Дело и Сервис», 2003, стр. 139

  6. Пояснительная записка к проекту федерального закона: «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» от 16 февраля 2011 г. / сайт Администрации Президента РФ [электронный ресурс] // http://news.kremlin.ru/acts/10343

  7. Кнорринг В. И. Теория, практика и искусство управления: Учебник для вузов по специальности "Менеджмент". - 2-е изд., изм. и доп. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА o М), 2001. - 528 с. / Библиотека Воеводина[электронный ресурс] // http://enbv.narod.ru/text/Econom/management/knorring_upravlenie/str/02.html

  8. Аналитический Центр Юрия Левады «Левада-Центр» [электронный ресурс] / Пресс – выпуск от 24 марта 2011 г. Мартовские рейтинги одобрения и доверия // http://www.levada.ru/press/2011032401.html

  9. Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Транспэренси-Интернешнл» [электронный ресурс] // www.transparency.org.ru

  10. Всероссийский центр изучения общественного мнения [электронный ресурс] / Пресс-выпуск №1648 от 10 декабря 2010 г. ЧЬИ И КАКИЕ ПРАВА НАРУШАЮТ СЕГОДНЯ // http://wciom.ru/index.php?id=268&uid=111158

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle