Библиографическое описание:

Белоусова Е. Е. К вопросу о возникновении консерватизма в России [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 31-33.

В последнее десятилетие консервативное мировоззрение в России приобрело не только теоретическую, но и практическую значимость. Переосмысление консервативной идеологии с точки зрения возможности применения ее постулатов в построение государственной системы российского общества привело к необходимости глубинного изучения причин возникновения данного общественно-политического течения. Для наиболее полного и точного понимания явления консерватизма в России, необходимо в первую очередь обратиться к истокам его возникновения, историческим и политическим условиям, сопровождающим его формирование.

Политическая мысль складывается и развивается в сложной системе идеологических влияний, из которых наиболее важен идейный материал, который был сформирован в ходе предшествующего развития. Политическая мысль, выраженная в политической теории, всегда соответствует исторической обстановке, степени развития культуры, социально-политической психологии. В политических теориях выражаются политические идеи, достигающие своего расцвета и оказывающие особое воздействие на развитие не только отдельных народов, но и сопредельных цивилизаций. Это в полной мере относится и к консерватизму как одному из важнейших течений в каждом конкретном обществе и имеет свою историю, свои закономерности. Для консерватизма характерно то, что он обнаруживал себя в обществе во все времена. Такое свойство консерватизма вызвано тем, что значительные перемены в политическом и общественном укладе, отношениях требуют обоснования правомерности, необходимости и целесообразности его существования в качестве универсальной системы ценностей. Данное требование находит свое практическое воплощение в конкретной политической философии, философии консерватизма, ориентированной на защиту традиционных основ государственной и политической жизни, незыблемых ценностей и противостоящей радикальным новациям. Ее функцией выступает обоснование консервативных ценностей, которые служат основой для развития общества, страны, государства. Поэтому и во многом политической философии консерватизма присуща национальная специфика.

Консерватизм как политическая идеология возникает в Европе как реакция на социально-политические изменения, порожденные Великой французской революцией 1789 года. Как известно, в период кризисных процессов общество неизбежно сталкивается с проблемами социальной аномии, потерей ценностных ориентиров и обесцениванием общественных норм. Консерватизм же в данный период является идеологическим противовесом данных негативных явлений, выступая при этом как одна из форм традиционализма.[1, с.388]&#; Именно традиционализм являлся основой для европейского консервативного мировоззрения. Так, например, один из основателей западного консерватизма Э. Берк уделяет большое внимание роли традиции в социальной жизни общества. В настоящее время именно Э.Берка западные исследователи консерватизма считают основателем данного общественно-политического течения. В качестве философской основы консерватизма он определяет идею органической эволюции общества, сущность которой сводится к тому, что общество и его институты представляют собой результат многовековой традиции и любые потрясения поэтому не приемлемы для общества, не говоря уже о каком-либо радикализме и революции&#;[2, с.5]:

«Временные владельцы и владельцы пожизненных рент, забывая о том, что они получили от своих предков, и не думая о том, что они оставят своим потомкам, как бы не посчитали себя полновластными хозяевами и не приняли бы решения об отмене права наследования, разрушая тем самым для собственного удовольствия всю изначальную структуру общества и рискуя оставить тем, кто придет после них, руины вместо городов, и прививая потомкам столь же мало уважения к своим нововведениям, сколь мало они сами уважали институты своих праотцов. Такие частые и глубокие изменения государства, проводимые с беспринципной легкостью, как будто речь идет об изменениях моды, разрушают всю цепочку и непрерывность государственного благосостояния. Связь поколений будет утеряна… Люди уподобятся летним мухам».[3,с.116]&#; Влиянию западноевропейского традиционализма принадлежит особое значение и в формировании русского консерватизма. Именно из трудов Э. Бёрка, Ж. де Меетра, Л.-Г.-А. де Бональда, Ф.-Р. Ламенне, Ф.-О. Шатобриана русские консерваторы почерпнули и развивали идеи о бессилии индивидуального разума, об истине как результате здравого смысла или общего согласия, о влиянии традиций на общественную жизнь.&#;[4,с.7]

Однако российская консервативная мысль во многих аспектах обнаруживает ряд отличительных черт от европейской консервативной традиции. Безусловно, что данные различия связаны с конкретными обстоятельствами истории России. В частности, в период зарождения в отечественной консервативной мысли прослеживается тенденция к размытию традиционных ценностей. По мнению Э.Г. Соловьева причиной этого стал фактор догоняющего типа развития российского государства XVIII века.[5,с.137]&#; Российская правящая элита того времени широко заимствовала модели поведения, мышления, идеи и ценности из стран Европы, обладающих опережающим типом развития. Так, в своих воззрениях на происхождение государства М.М.Щербатов использовал теорию естественного права и общественного договора, однако естественные права в его понимании распространялись только на дворянство, а общественный договор трактовался как соглашение между аристократией по поводу выбора правителя и прерогатив государя.[6,с.22]&#;

В последующем, под влиянием Великой Французской революции в России происходит переход от заимствования европейского опыта к размышлению об историческом развитии родной страны, формируется достаточно самостоятельная консервативная идеология. В данный период появляются признаки отказа пресвященных слоев общества от духовного родства с Европой, происходит поиск обоснований особого исторического пути развития России. Определяется основополагающий круг духовных ценностей, основа российской государственности, которую и стремится защитить и сохранить русский консерватизм. Французская революция явилась тем поворотным пунктом в русском сознании, который поставил под сомнение сами основы европейской жизни и вызвал вопросы о смысле того, чего же достигли европейские народы в своем развитии. «В лице Карамзина... мы видим яркого представителя тех кругов российского дворянства, которые от... заимствования европейского опыта перешли к напряженной рефлексии об исторических судьбах родной страны. Французская революция, несомненно, стимулировала этот процесс и ввела его в консервативное русло».&#;[7, с.19] В качестве самобытной традиции, определяющей всю историю России, Н.М. Карамзин выделил российскую самодержавную государственность: «Самодержавие основало и воскресило Россию: с переменой государственного Устава ее она гибла и должна погибнуть, составленная из частей столь многих и разных, из коих всякая имеет свои собственные гражданские пользы». «Россия основалась победами и единоначалием, гибла от разновластия, а спаслась мудрым самодержавием».&#;[8,с.143] Кроме того Н.М. Карамзин в своих ранних произведениях стремился привлечь внимание читателей к «народности», хотя и в духе традиционализма XVIII в. Эти же настроения звучали в собраниях «Бесед любителей русского слова» — литературного объединения дворянской интеллигенции. По понятиям тогдашних «архаистов», народ представал как «индивид высшего порядка», как некая «автономная и замкнутая в себе субстанция, не разложимая механически на отдельных индивидов».&#;[9,с.85] По мнению Ю.М. Лотмана, такое обращение к народу как «единице истории» неизбежно ставило «вопрос о принципах национальной психологии».&#;[10,с.89]

В последующем С.С. Уваровым были сформулирована основополагающая триада русского консерватизма «православие, самодержавие, народность». Необходимо отметить, что определение православного христианства в качестве идейного истока консерватизма наиболее значимо. На православный принцип непостижимости Бога опирался присущий русским консерваторам иррационализм. Кроме того, они восприняли и аксиологические устремления в философско-исторических взглядах восточного христианства. При этом именно православие придавало русскому консерватизму своеобразный, самобытный характер, так как идеи, воспринимавшиеся у западных мыслителей, во многом трансформировались под его влиянием. Итак, программа нового царствования была выражена в словах «православие, самодержавие, народность». Эта «триединая формула», сознательно противопоставленная известному революционному девизу «свобода, равенство, братство», во многом напоминала идеологию Карамзина, но вместе с тем существенно от нее отличалась. Отметим несколько таких отличий, самых существенных, на наш взгляд: 1) в третьем члене формулы — «народности» — находила выражение не только националистическая тенденция, но также, и даже прежде всего, стремление самодержавия расширить свою, если можно так выразиться, «социальную базу» или, другими словами, получить непосредственную опору в «народе» (в широком значении этого слова); 2) формула Уварова, таким образом, противостояла идее Монтескье (столь близкой Карамзину) о посредничестве между властью и народом, отвергала претензии дворянства на такое посредничество. В данном случае «верноподданный» народ противопоставлялся в официальной идеологии оппозиционно настроенному дворянству; 3) уваровская «народность», в отличие от национализма Карамзина, не содержала в себе никаких антибюрократических акцентов, критики злоупотреблений самодержавия. Напротив, именно в бюрократии Уваров усматривал подлинно «народную» систему, открывающую перед каждым возможность социального продвижения. Систему, принципиально отличную от аристократизма, а значит, гарантированную от социальной революции.

Таким образом, мы видим, как постепенное осмысление правящей элитой исторических процессов, происходящих в Европе, а так же осознание самобытности русской народности, особой национальной ментальности, легло в основу консервативной мысли России. Уже на первых этапах своего развития русский консерватизм характеризовался рядом отличительных особенностей, которые позволяют выделить его в отдельное направление консервативной мысли. Однако, нужно отметить и то, что различные направления консерватизма (английское, немецкое, французское, русское) развивались при непосредственном взаимном влиянии друг на друга.

&#;[1] Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990. С. 388-397

&#;[2] Жирнов Н.Ф. Политические идеи консерватизма в наследии Эдмунда Берка: преемственность и развитие: дис…докт.полит.наук: 23.00.01. - М.,2009. - 499 с.

&#;[3] Берк Э. Размышление о революции во Франции // Социс. – 1991.- № 6. – С.116

&#;[4] Жирнов Н.Ф. Политические идеи консерватизма в наследии Эдмунда Берка: преемственность и развитие: дис…докт.полит.наук: 23.00.01. - М.,2009. - 499 с.

&#;[5] Соловьев, Э.Г. У истоков российского консерватизма // Полис. – 1997. – N 3. – С.137-147.


&#;[6] Щербатов М.М. Путешествие в землю Офирскую Г-на С... швецкаго дворянина: [Фрагменты романа] // Взгляд сквозь столетия: Рус. фантастика XVIII и первой половины XIX века / Сост. и авт. коммент. В. Гуминский; предисл. А. Казанцева. М.: Мол. гвардия, 1977. с.22-68.


[7] Соловьев Э.Г. О некоторых особенностях формирования консервативного идейного комплекса в России. К постановке проблемы // Проблемы общественно-политической мысли в зеркале новой российской политологии. М., 1994. С. 19.

[8] Карамзин, Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Быть России в благоденствии и славе : послания великим князьям, царям, императорам, политическим деятелям о том, как улучшить "государственное устроение" / Российская государственная библиотека (РГБ) ; сост. В. И. Десятерик, В.В. Дементьев, В. В. Федоров . – М.: Пашков дом, 2002. – С. 143-206.


[9] Лотман Ю.М. Идея исторического развития в русской литературе XVIII –– начала XIX столетия // XVIII век. Сб. 13. Л., 1981. С. 85.

&#;[10] Лотман Ю.М. Идея исторического развития в русской литературе XVIII –– начала XIX столетия // XVIII век. Сб. 13. Л., 1981. С. 89.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle