Библиографическое описание:

Переверзев А. С. Проблемы определения размера компенсации морального вреда [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 129-132.

Институт компенсации морального вреда является активно используемым способом защиты личных неимущественных прав граждан. Относительная новизна института и интенсивность его правоприменения вызвали закономерный интерес к нему со стороны ученых и практических работников. Отмечается и постоянное внимание Верховного Суда РФ в виде разъяснений судебной практики, комментариев отдельных вопросов.

Вместе с тем до настоящего времени так и не решен вопрос об определении размера компенсации морального вреда. Возникла ситуация, когда законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации, предоставляет определение размера компенсации суду.

Учитывая, что принципы, которыми при этом должен руководствоваться суд, носят общий и расплывчатый характер, можно констатировать, что определение размера компенсации морального вреда основывается фактически на свободном судейском усмотрении. Однако, положение, когда теория, с одной стороны, а закон и практика - с другой, носят разнонаправленный характер и противоречат друг другу, не может быть признано удовлетворительным.

В ст. 151 ГК РФ законодатель установил ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства. С введением в действие части второй ГК РФ эти критерии были дополнены другими, установленными в ст. 1101 ГК РФ: учитываются требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Следует упомянуть еще один критерий оценки размера компенсации морального вреда - имущественное положение причинителя вреда. Также суд должен принимать во внимание характер и содержание публикации, степень распространения в публикации недостоверных сведений, а также другие заслуживающие внимание обстоятельства.

Таким образом, закон подробно определил критерии, которыми следует руководствоваться при рассмотрении дел о компенсации морального вреда. Однако в законе не содержится указаний каким образом следует исчислять размер подлежащего возмещению морального вреда и как измерить степень и глубину страданий.

Теоретически можно определить два возможных пути для унификации размера компенсации. Первый предполагает наличие руководящего, инструктивного начала, предварительного установления размера компенсации в виде тарифов или четко определенных рамок. При этом возможно применение некой общей формулы, в основу которой заложены презюмируемые моральные страдания, которые должен испытывать средний, нормально реагирующий на совершаемые в отношении него неправомерные действия человек, а размер компенсации может меняться в большую или меньшую сторону в зависимости от конкретных обстоятельств.

Интересной видится методика определения размера компенсации морального вреда, предложенная А.М. Эрделевским. В основу методики опреде­ления размера морального вреда он поставил зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности пра­вонарушения, а именно от размеров санкций за то или иное преступ­ление, предусмотренных Уголовным кодексом. Для расчетов размера причиненного вреда он ввел новую категорию «базисный уровень». Она представляет собой единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда [1, с. 87].

Методика А.М. Эрделевского некоторым ученым представля­ется достаточно обоснованной и отражающей основные критерии, основываясь на которых, можно с достаточной точностью опреде­лить размер компенсации морального вреда. Так, например, разра­батывая концепцию оценки размера компенсации морального вре­да, причиненного военнослужащим по уголовным и гражданским делам, К.В. Фатеев берет за основу методику А.М. Эрделевского [2, с. 7]. Т.П. Будякова полагает, что «принцип презюмирования мо­рального вреда особенно значим, когда речь идет о такой группе потерпевших, как несовершеннолетние» [3, с. 21]. З.Б. Хавжокова считает, что для определения размеров компенсации морального вреда следует воспринять концепцию презюмируемого морального вреда <…> Одновременно она предлагает, во-первых, установление как минимальных, так и максимальных пределов компенсации морального вреда по каждому конкретному правонарушению, в зависимости от его общественной опасности и ценности нарушенного нематериального блага. Во-вторых, считает необходимым предоставить суду возможность в указанных рамках варьировать размер компенсации морального вреда, учитывая обстоятельства рассматриваемого дела, которыми могут быть: характер распространенных сведений, сфера, объем и неоднократность их распространения, публичность распространения, последствия, наступившие для потерпевшего в связи с распространением сведений [4, с. 12].

Однако в этом подходе существуют и недостатки. Так, по мнению А.И. Карномазова данный подход вообще не соответствует юридической природе рассматриваемого института, прежде всего, как института частного права. Кроме этого, такие предложения в любом случае не соответствуют историческим тенденциям развития института компенсации морального вреда, а также современной легальной позиции законодателя, который отказался от модели штрафной компенсации и в основу определения ее размера положил судейское усмотрение [5, с. 14].

А.В. Воробьев считает, что методика предложенная A.M. Эрделевским вызывает серьезные возраже­ния. Она основана на учете единственного критерия - характера про­тивоправного деяния. При существующем же порядке определения размера компенсации морального вреда во внимание принимаются многие факторы. Но и в уголовном, и в административном законо­дательстве, где денежное взыскание в форме штрафа является, со ответственно, наказанием и взысканием, размер штрафа установлен в предусмотренных законом пределах, это относительно определен­ная санкция; при назначении штрафа конкретному правонарушите­лю в виде твердой суммы учитываются, помимо характера деяния, различные предусмотренные законом обстоятельства (ст. 46, 60 УК России; ст. 27, 33 КоАП России). Поэтому объективность предлагае­мой методики сомнительна уже изначально [6, с. 102].

В доктрине отечественного гражданского права предлагаются и иные концепции методики определения размера причиненного вреда. Так, В.Я. Понаринов, предложил внедрить два само­стоятельных метода оценки морального вреда: «поденный» и «по-санкционный» [7, с. 36]. Посанкционный метод основывается на соотноше­нии размера компенсации морального вреда со степенью меры на­казания преступника, что соответствует методу А.М. Эрделевского. Суть же поденного метода сводится к принятию судом во внимание количества дней в году и учету доли ежемесячного заработка (дохода) виновного, приходящегося на один день. Если суд придет к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы денег в размере сем­надцатидневного дохода, то, зная его доход, приходящийся на один день, легко определить и общую сумму, подлежащую взысканию с виновного в качестве компенсации морального вреда.

Второй подход по сути реализован в действующем законодательстве и решение вопроса об определении размера компенсации морального вреда законодатель относит к компетенции суда, определяя лишь общие принципы, которыми он должен руководствоваться. Фактически такой подход означает свободное судейское усмотрение при решении данного вопроса.

По мнению М.С. Мережкиной, исследование вопроса об определения размера компенсации морального вреда приводит к выводу о том, что законодатель правомерно предоставил только суду решать вопрос о размере компенсации. Установление высших или нижних пределов компенсации, обсуждаемое в цивилистической науке, будет препятствовать учету индивидуальных особенностей конкретного случая возмещения вреда, причиненного лишением жизни [7, с. 14].

Е.П. Редько считает, что законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, неслучайно не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. С учетом перечисленных критериев, суд в каждом конкретном случае должен определить размер компенсации, эквивалентный причиненному моральному вреду, то есть способный уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей [9, с. 15].

С учетом требований ст. 151, 1101 ГК РФ, в соответствии с чем можно предположить, что законодатель устранил некоторую неясность, связанную с критериями определения размеров компенсации морального вреда, установив в ст. 1101 ГК РФ, что размер компенсации зависит от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Кроме того, принципы разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ), нашедшие свое отражение в ст. 6 гл. 1 ГК РФ, являются основополагающими, поскольку принцип справедливости это одно из общих начал гражданского права, кроме того, универсальный принцип между людьми, народами и государствами. Понятие разумности неразрывно связанно с понятием «разум», которое является способностью человека к осмыслению и пониманию, что свидетельствует о необходимости адекватного восприятия судьей всех составляющих поведения субъектов правоотношения, связанного с требованием о компенсации морального вреда.

По мнению А.И. Карномазова поскольку компенсация морального вреда является мерой юридической ответственности, то размер компенсации должен носить определенный и предсказуемый характер для сходных случаев. Фактически легализованное в настоящее время свободное судейское усмотрение при определении размера компенсации морального вреда ведет к отсутствию единообразия в правоприменительной практике и, следовательно, нарушает принцип правового равенства. Вместе с тем, в отличие от господствующего в науке мнения о необходимости законодательного закрепления конкретных формул или тарифов для «подсчeта» размера компенсации, диссертант доказывает целесообразность и необходимость именно судейского усмотрения для решения гражданско-правового вопроса об определении размера компенсации морального вреда, но не абсолютного, а ограниченного (критерием дополнительным к существующим и более определенным) [10, с. 32].

Представляется, что можно предложить следующее решение рассматриваемой проблемы.

Поскольку законодатель отказался от нормативного установления базисного уровня и методики определения размера компенсации, и таким образом предоставил этот вопрос на усмотрение суда, то таким судом следует считать Верховный Суд РФ. Он должен, в порядке обеспечения единообразного применения закона при осуществлении правосудия, предложить судам общий базис и подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел. Очевидно, что выплата имущественной компенсации за моральный вред всегда будет нести в себе элемент условности ввиду отсутствия единиц измерения данной нематериальной субстанции, однако необходимо стремиться к ее (условности) снижению.


Литература:
  1. Эрделевский А.М. Концепция морального вреда в России и за рубежом. М., 1999.

  2. Фатеев К.В. О некоторых правовых проблемах оценки размера компенсации морального вреда, причиненного военнослужащим по уголовным и гражданским де­лам // Право в Вооруженных Силах. 2003. № 7.

  3. Будякова Т.П. Индивидуальность потерпевшего и моральный вред. СПб., 2005.

  4. Хавжокова З.Б. Защита чести, достоинства и деловой репутации: теория и практика гражданско-правового регулирования Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009.

  5. Карномазов А.И. Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2010.

  6. Воробьев А.В. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве. СПб., 2008.

  7. Понаринов В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России: Автореф. дис. ... док. юрид. наук. Воронеж, 1994.

  8. Мережкина М.С. Возмещение вреда, причиненного лишением жизни гражданина: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Волгоград, 2006.

  9. Редько Е.П. Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Иркутск, 2009.

  10. Карномазов А.И. Концептуальные подходы к проблеме определения размера компенсации морального вреда // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2004. № 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle