Библиографическое описание:

Попович А. А. Гражданско-правовое регулирование возмещения экологического вреда [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 168-172.

Вред здоровью человека, причиняемый в результате загрязнения окружающей среды, выражается в различных заболеваниях. Также в результате загрязнения окружающей среды может наноситься вред имуществу физических и юридических лиц, который выражается в реальном ущербе и упущенной выгоде. Экологический вред зачастую носит латентный характер. [1]

Конституция РФ в ст. 42 закрепляет положение о том, что каждый имеет право на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. [2]

Если рассматривать данную статью с точки зрения масштаба причинения экологического вреда здоровью, то следует обратить внимание на то, что «вред, причиненный экологическим правонарушением не равен по своему юридическому содержанию вреду, причиненному неблагоприятным воздействием окружающей среды». Из сказанного невольно напрашивается вывод, что последнее шире, чем первое. По сути, получается, что Конституция РФ гарантирует право на возмещение вреда здоровью только в части правонарушения, но не охватывает понятие неблагоприятного воздействия на окружающую среду. Ведь нельзя назвать вред, причиненный в результате техногенных катастроф экологическим правонарушением.

Новый Федеральный закон «Об охране окружающей среды» снизил гарантии обеспечения прав граждан на возмещение экологического вреда.

Так, ч. 1 ст. 11 Федерального закона гласит: «Каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, на ее защиту от негативного воздействия, вызванного хозяйственной и иной деятельностью, чрезвычайными ситуациями природного и техногенного характера, на достоверную информацию о состоянии окружающей среды и на возмещение вреда окружающей среде». Далее в ст. 79 этого же нормативного акта говорится: «Вред, причиненный здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме». [3]

Но если обратиться к Закону РСФСР «Об охране окружающей природной среды», а именно к ст. 89, то станет очевидным то, что редакция этой статьи шире, чем ст. 11 нынешней редакции. [4] Было сужено положение «неблагоприятного воздействия окружающей природной среды» до «нарушения законодательства в области охраны окружающей среды». А первое, как было выяснено выше, шире, чем второе.

Но в любом случае, Гражданский кодекс РФ в главе 59 регулирует деликтные обязательства, поэтому даже в случае отказа экологического законодательства от регулирования данного вопроса, все равно данные правоотношения будут регулироваться ГК РФ.

Гражданский кодекс РФ предусматривает обязанность виновного лица возместить вред в полном объеме. В ст. 1064 ГК РФ устанавливается, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред.

Одной из особенностей возмещения вреда в гражданском праве является то, что потерпевший не обязан доказывать вину причинителя экологического вреда. В соответствии с п.2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. [5]

На практике возникают случаи, когда вред причиняется здоровью и имуществу источником повышенной опасности. Так, ст.1079 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Освобождение от ответственности в этом случае возможно, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, а также, если суд уменьшит размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.
Вопрос об отнесении деятельности предприятия, учреждения, организации к числу представляющих повышенную экологическую опасность решается в каждом конкретном случае отдельно. При этом необходимо иметь в виду, что к источникам повышенной опасности могут быть отнесены: промышленные предприятия, производящие выбросы токсичных и других вредных веществ в природную среду, сельскохозяйственные и лесные предприятия, использующие для обработки полей и лесов химические вещества, транспортные средства и т.п. Предприятия, учреждения, организации, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающей среды, освобождаются от возмещения вреда, если докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы.
В ст. 1085 ГК РФ закреплено еще одно важное положение, согласно которому при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. В соответствии со ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Рассматриваемый тип обязательств возмещается преимущественно в денежной форме.

Следует также обратить внимание на принцип канализирования гражданской ответственности. Суть этого принципа заключается в том, что ответственность возлагается исключительно на одно лицо, указанное в правовом акте, независимо от того, причинен им самим или другими лицами.[6, с. 71-77]

Так, в ст. 53 Федерального закона «Об использовании атомной энергии» устанавливается, что ответственность за убытки, причиненные юридическим и физическим лицам радиационным воздействием при выполнении работ в области использования атомной энергии, несет эксплуатирующая организация. [7]

Ранее действовавший Закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды" устанавливал принцип долевой ответственности лиц, причинивших вред окружающей среде, - при наличии нескольких причинителей вреда взыскание должно было производиться в соответствии с долей каждого в причинении вреда, в том числе с изыскательских, проектных строительных организаций. Действующий Федеральный закон "Об охране окружающей среды" не содержит нормы, определяющей порядок применения ответственности за совместно причиненный вред, следовательно, в данном случае подлежит применению норма гражданского права, в частности ст. 1080 ГК РФ, устанавливающая солидарную ответственность лиц, совместно причинивших вред.

Принцип солидарной ответственности играет огромную роль в возмещении ущерба, причиненного окружающей среде. Часто вред причиняется несколькими лицами, и, чтобы не искать всех причинителей, обязанность по возмещению ложиться на одного из них (либо на лицо, указанное в законе), а он уже имеет право регрессного требования к остальным виновным в причинении вреда.

Принцип канализирования гражданской ответственности закреплен и в международных конвенциях, регулирующих ответственность за ядерный вред. Так, согласно Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г. ответственность возлагается на лицо, эксплуатирующее атомную установку, - оператора атомной установки. [8] Если ядерная силовая установка размещена на судне, то в соответствии с Брюссельской конвенцией об ответственности операторов ядерных судов 1962 г. ответственность возлагается на оператора судна, то есть на лицо, имеющее лицензию на использование судна с атомно-энергетической установкой. Оператор атомной установки несет все неблагоприятные имущественные последствия возможного ядерного инцидента. Он отвечает и в том случае, когда вред причинен по вине других лиц, например из-за поставок некачественных материалов, оборудования, за ошибки, допущенные при проектировании реактора, и т.д. [9] Согласно Международной конвенции о гражданской ответственности за вред от загрязнения нефтью 1969 г. единственным субъектом ответственности за вред, причиненный в результате розлива нефти, является собственник судна. [10]

В правовом регулировании вопросов возмещения крупномасштабного вреда наблюдается также тенденция постепенного отказа от принципа полного возмещения вреда причинителями такого вреда в сторону установления максимальных пределов имущественной ответственности. Основная причина заключается в том, что в настоящее время многие виды хозяйственной деятельности связаны с опасностью причинения таких убытков, которые далеко превосходят финансовые возможности субъектов хозяйственной деятельности. Общие положения гражданского законодательства исходят из принципа полного возмещения вреда (п. 1 ст. 1064 ГК РФ), а также из недопустимости снижения размера возмещения судом с учетом материального положения ответчика - юридического лица (п. 3 ст. 1083 ГК РФ). Однако специальное законодательство в ряде случаев устанавливает ограниченную ответственность. Так, в соответствии со ст. 55 Федерального закона "Об использовании атомной энергии" максимальные пределы ответственности за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием, в отношении любого одного инцидента не могут быть больше размера, установленного международными договорами Российской Федерации. [11]

Признавая в целом недопустимость отступления от принципа возмещения вреда в полном объеме, следует признать неизбежность в ряде случаев установления ограниченной ответственности. Законодательная констатация невозможности полностью компенсировать причиненные убытки субъектом ответственности создает правовые предпосылки закрепления источника получения недостающих средств.

Государство вынуждено принимать на себя обязательства по ликвидации негативных последствий, неся субсидиарную ответственность в случаях ограниченной ответственности причинителей вреда, что следует признать еще одной тенденцией развития правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде.

Отрицательный аспект участия государства в отношениях по возмещению вреда: в любом случае компенсация вреда из государственного бюджета - это в конечном счете компенсация за счет граждан и юридических лиц, поскольку средства, выделяемые на ликвидацию последствий катастрофы, соответственно изымаются из других программ финансирования.

Также участие государства в несении расходов по возмещению вреда, причиненного в результате крупных техногенных аварий подтверждает Постановление Конституционного суда от 1 декабря 1997 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

В данном Постановлении Конституционный суд признал, что экстраординарная по своим последствиям техногенная авария XX века - катастрофа на Чернобыльской АЭС, - приведшая к неисчислимым экологическим и гуманитарным потерям, порождает особый характер отношений, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения вреда, который, исходя из его масштабов и числа пострадавших, не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством. Данная конституционно-правовая обязанность государства корреспондирует с правом граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологической катастрофой, и вытекает из положений статей 2 и 18 Конституции РФ, согласно которым признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а также из ст. 53 Конституции РФ, закрепляющей обязанность возмещения государством вреда, связанного с осуществлением государственной деятельности в различных ее сферах, независимо от возложения ответственности на конкретные органы государственной власти или должностных лиц.[12]

Статья 57 Федерального закона «Об использовании атомной энергии» устанавливает начала участия государства в возмещении вреда, причиненного радиационным воздействием. Правительство Российской Федерации должно обеспечить выплату сумм по возмещению вреда, который причинен радиационным воздействием и ответственность за который несет эксплуатирующая организация в той части, в которой причиненные убытки и вред превышают установленный для данной эксплуатирующей организации предел ответственности посредством предоставления необходимых сумм до полного возмещения причиненных убытков и вреда. В соответствии со ст. 24 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» финансирование мероприятий по ликвидации чрезвычайных ситуаций проводится за счет средств организаций, находящихся в зонах чрезвычайных ситуаций, средств федеральных органов исполнительной власти, соответствующих бюджетов, страховых фондов и других источников. При отсутствии или недостаточности указанных средств для ликвидации чрезвычайных ситуаций выделяются средства резервного фонда Правительства Российской Федерации в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. [13]

Тенденции развития правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде, отражены главным образом в законодательстве об использовании атомной энергии. Анализ указанных тенденций позволяет утверждать, что в регулировании возмещения крупномасштабного вреда, причиненного окружающей среде, превалируют публично-правовые начала, притом, что первоначально институт возмещения вреда формировался в рамках частного права. Подобная трансформация юридической природы правового регулирования предопределена особой значимостью объекта причинения вреда. Начала публично-правового регулирования указанных отношений проявляются, прежде всего, во включении государства в число субъектов правоотношения по возмещению вреда - государство несет субсидиарную ответственность в случае недостаточности средств у причинителя вреда, а также в случаях, когда причиненные убытки превышают лимит ответственности причинителя вреда, если таковой установлен действующим законодательством Российской Федерации либо международно-правовыми документами.


Литература:
  1. Абанина Е.Н., Зенюкова О.В., Сухова Е.А. Комментарий к ст. 79 ФЗ «Об охране окружающей среды» , Система гарант, 2009.

  2. Конституция от 12.12.1993. "Собрание законодательства РФ", 26.01.2009, N 4, ст. 445.

  3. ФЗ «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 N 7-ФЗ. "Собрание законодательства РФ", 14.01.2002, N 2, ст. 133.

  4. Закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 г. N 2060-I. "Ведомости СНД и ВС РФ", 05.03.1992, N 10, ст. 457.

  5. Гражданский кодекс РФ ч. 2 от 26.01.1996 N 14-ФЗ. "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.

  6. Нарышева Н.Г. «Тенденции дифференциации правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде». – М.: Юрист, 2005. - С.71-77.

  7. ФЗ «Об использовании атомной энергии» от 21.11.1995 N 170-ФЗ. "Собрание законодательства РФ", 27.11.1995, N 48, ст. 4552.

  8. Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб (Принята в г. Вене 21.05.1963 на Международной конференции по гражданской ответственности за ядерный ущерб).

  9. Международная конвенция об ответственности операторов ядерных судов 1962 г. [рус., англ.] (Вместе с "Дополнительным протоколом" [англ.]) (Заключена в г. Брюсселе 25.05.1962).

  10. Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью (КГО/CLC) [рус., англ.] (Вместе со "Свидетельством о страховании или ином финансовом обеспечении гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью") (Заключена в г. Брюсселе 29.11.1969).

  11. ФЗ «Об использовании атомной энергии» от 21.11.1995 N 170-ФЗ. "Собрание законодательства РФ", 27.11.1995, N 48, ст. 4552.

  12. Постановление Конституционного суда РФ от 1 декабря 1997 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». "Собрание законодательства РФ", 15.12.1997, N 50, ст. 5711.

  13. ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» от 21.12.1994 N 68-ФЗ. "Собрание законодательства РФ", 26.12.1994, N 35, ст. 3648.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle