Библиографическое описание:

Корякина З. И. Некоторые вопросы участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в реализации права на защиту в досудебном уголовном судопроизводстве РФ [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 178-181.

Согласно п.4 ст.5 УПК РФ законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого являются его родители, усыновители, опекуны или попечители, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний, органы опеки и попечительства. Перечень указанных лиц является исчерпывающим, их процессуальное положение определяется тем, что они являются участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты, осуществляющей функцию защиты.

Участие в уголовном деле законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого способствует полноценному обеспечению права на защиту, полноте и объективности исследования всех обстоятельств дела, личности подозреваемого, обвиняемого, условий его жизни и воспитания.

Задачи, выполняемые законным представителем в ходе его участия в уголовном судопроизводстве могут быть следующие: - оказание несовершеннолетнему моральной и психологической, а также материальной поддержки; - защита интересов несовершеннолетнего; - совместный с адвокатом выбор наиболее эффективных и оптимальных путей защиты несовершеннолетнего; - оказание необходимой для защиты несовершеннолетнего лица помощи адвокату.

Для достижения цели и задач указанные представители стороны защиты производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних наделены возможностью активно пользоваться предоставленными им уголовно-процессуальным законом правами.

Так, согласно части первой ст.426 УПК РФ законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего, в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Тем не менее, в уголовно-процессуальной науке встречаются мнения об ограничении доступа законного представителя на допрос. В частности о том, что «законодателю следовало бы предусмотреть возможность участия законных представителей в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого строго с разрешения следователя (исходя из обстоятельств дела), как это сделано в отношении иных следственных действий, поскольку участие родителей в допросе может негативно повлиять на процесс получения показаний вообще и достоверных в частности» [1, c.76; 2, с.45].

Нам представляется, что данное предложение не совсем соответствует требованиям УПК РФ, регламентирующим органам уголовного преследования обязанность обеспечить условия для реализации права на защиту.

Так, по уголовному делу по обвинению несовершеннолетних С. и С. в предумышленном убийстве защитником Я. одного из обвиняемых во время изучения материалов дела было заявлено ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола допроса несовершеннолетнего подозреваемого, так как его допрос был проведен без участия законного представителя. В ходатайстве было отказано, т.к. ст.425 УПК РФ, где определен обязательный круг участвующих лиц, не предусматривает обязательного участия законного представителя [3]. Очевидно, что ходатайство было отклонено необоснованно, т.к. несмотря на то, что защитник не настаивал на ст.16, 48 УПК РФ, следователь не учел их содержания, согласно которым, обеспечение допуска законного представителя является залогом реализации права на защиту, а также то, что по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители в порядке, установленными ст.426, 428 УПК РФ (а отказа законного представителя от участия в допросе в деле заявлено не было).

На наш взгляд, в случаях, если следователь считает, что «присутствие родителей может отвлекать несовершеннолетнего от задаваемых вопросов, заставляет его следить за реакцией родителей и отвечать на вопросы в зависимости от нее» [1, c.76], ему необходимо, должным и тщательным образом запланировать механизм проведения допроса. В первую очередь, целесообразно подготовить законного представителя перед проведением допроса с его участием, разъяснив при этом процессуальный порядок производства допроса (обратив внимание на возможность задавать вопросы только после следователя, на запрет оказания давления с его стороны при допросе на несовершеннолетнего, угрожать ему и т.д., что может быть оценено как препятствие ходу следственного действия, являющегося основанием для отстранения от участия и т.д.). Также, возможен вариант запланирования схемы расположения присутствующих в помещении, где будет проводиться допрос либо предъявление обвинения с целью ограничения прямого и устойчивого визуального контакта несовершеннолетнего с законным представителем (например, не усаживать их напротив друг друга и т.д.).

В любом случае, следователям необходимо учитывать, что наилучшим вариантом, несомненно, является обеспечение допуска законных представителей на процессуальные действия, что может исключить возможность обжалования действий защитником.

В целях надлежащего обеспечения защиты прав и законных интересов несовершеннолетних уголовно-процессуальный закон предусматривает также и нормы, устанавливающие основания отстранения недобросовестных законных представителей. Так, согласно ст.426 УПК РФ законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что эти действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого [4]. При этом заметим, что, закон не разъясняет, какими должны быть эти действия, чтобы наносить ущерб интересам несовершеннолетнего. Не разъясняет также, какие интересы при этом могут пострадать - законные или все? К.А. Авалиани относит к таким действиям следующие: «оказание психологического давления на подростка с целью изменения им показаний не в свою пользу, а также дачи ложных показаний; признание законного представителя недееспособным или ограниченно дееспособным; невыполнение им своих обязанностей; совершение преступления в отношении подростка или иных лиц и т.д.» [5, с.47]. Другой автор, О.Л. Кузьмина перечисляет следующие основания для отстранения: «недееспособность законного представителя; совершение им действий, могущих повлечь неблагоприятные последствия для ребенка (например, злоупотребление своими правами, невыполнение своих обязанностей, разглашение данный следствия, оказание психологического давления на ребенка с целью изменения своих показаний и т.п.); совершение законным представителем преступления в отношении представляемого либо им же в отношении законного представителя» [6, с.116]. С.В. Тетюев такими действиями считает: «злоупотребление своими правами, невыполнение обязанностей, в том числе по воспитанию, отрицательное влияние на несовершеннолетнего; создание препятствий для выяснения имеющих значение для дела обстоятельств, установления истины по делу и другие действия аналогичного характера» [1, с.81]. Далее, как верно замечают А.П. Коротков и А.В. Тимофеев, отказ законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) от выполнения возложенных на него обязанностей («от участия в уголовном деле») может быть расценен с учетом конкретной ситуации как бездействие, наносящее ущерб интересам представляемого им несовершеннолетнего лица, в силу чего также может явиться основанием для отстранения такого законного представителя от участия в уголовном процессе и допуска другого законного представителя (например, представителя органа опеки и попечительства) [7, с.486].

Проанализировав вышеизложенные мнения, считаем, что действиями законного представителя, наносящими ущерб интересам несовершеннолетнего лица могут быть следующие: признание законного представителя недееспособным или ограниченно дееспособным; необоснованный отказ от выполнения обязательств законного представителя; отрицательное влияние на несовершеннолетнего; создание препятствий для выяснения имеющих значение для дела обстоятельств; злоупотребление своими правами, в том числе отрицательное влияние на несовершеннолетнего, включая асоциальное (аморальное) поведение законного представителя; совершение законным представителем преступления в отношении представляемого, либо представляемым в отношении законного представителя; действия, направленные на создание препятствий для осуществления защиты адвокатом-защитником в соответствии с нормами УПК, законодательства об Адвокатуре и адвокатской деятельности, нормами адвокатской этики.

Предусмотрев права законного представителя несовершеннолетнего, Уголовно-процессуальный закон ничего не говорит об его обязанностях как о реальных гарантиях соблюдения права на защиту. «Проект федерального закона «О ювенальной юстиции», содержит следующие обязанности законного представителя: защищать права и интересы несовершеннолетнего, своевременно являться по вызовам следователя, прокурора, а также обеспечивать своевременную явку по вызовам несовершеннолетнего, выполнять обращенные к нему требования о соблюдении порядка проведения процессуальных действий с участием несовершеннолетнего» [5, с.46].

Мы, в свою очередь, предлагаем включить в ст.426 УПК РФ третьей частью следующее дополнение: «Законный представитель не вправе:

- Относиться недобросовестно к защите прав и интересов несовершеннолетнего лица;

- Уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя, прокурора и в суд, а также от обеспечения своевременной явки несовершеннолетнего;

- Разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 настоящего Кодекса;

- Отказываться выполнять обращенные к нему требования о соблюдении порядка проведения процессуальных действий с участием несовершеннолетнего в соответствии с настоящим Кодексом».

Установление уголовно-процессуальным законом обязательств законного представителя дало бы существенные гарантии реализации права на защиту несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых.


Литература:

  1. Тетюев С.В. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: Учеб.пособие. – М.: Юрлитинформ, 2007. – 188с.

  2. Макаренко И.А. Проблемы участия третьих лиц в процессе расследования уголовных дел в отношении несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2007. №11. – С.45-51.

  3. Уголовное дело № 2-23/10. Архив Верховного суда Республики Саха (Якутия).

  4. Такое положение предусмотрено также п.15.2. Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») от 10.12.1985. / Консультант плюс: версия проф. [Электронный ресурс].

  5. Авиалани К.А. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Дисс. на соискание уч.степени к.ю.н. – Кемерово, 2009.- 237с.

  6. Кузьмина О.Л. Производство расследования по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: монография – Калиниград.: УОП Калининградского ЮИ МВД России, 2008. – 156 с.

  7. Прокурорско – следственная практика применения УПК РФ: комментарий / А.П. Коротков, А.В. Тимофеев. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Экзамен, 2006. – 607с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle