Библиографическое описание:

Тарасов И. П. Принципы права: дескриптивные абстракции или руководящие организационные начала [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 27-30.


У каждой науки и дисциплины есть свои первичные идеи, которые лежат в их основании. На протяжении развития человеческого знания эти основополагающие идеи обозначались по-разному, например, как аксиомы, постулаты, догмы, принципы и т.д. Несмотря на эти лингвистические изменения, их смысл оставался неизменным. Этот смысл заключался в обосновании остального массива знаний, полученных в какой-либо дисциплине, которая их содержала.

Однако, главная ценность этих основополагающих идей заключалась не в оправдании наличного массива знания, а в той руководящей силе, которую они придавали процессу исследования. Благодаря наличию таких идей и первоначальных принципов в системе знания человеческая наука достигла теоретических высот и превратилась в мощное орудие познания. Основополагающие принципы и идеи позволили человеку двигаться в познании не «на ощупь» и «наугад», а вполне осмысленно и рационально, используя определенную методологию. Основная ценность первичных принципов и идей состоит в их методологическом значении для науки. Базовые принципы той или иной дисциплины составляют ядро ее методологии. В практическом отношении это означает, что выбранные принципы, используя свое методологическое значение, детерминируют любой процесс деятельности или познания в той или иной дисциплине. От выбранных принципов зависит и «лицо» полученного результата, поэтому изменение основополагающих принципов кардинально может поменять содержание познания. Изучение и исследование принципов определенной дисциплины позволяет глубже понять ее основания, а также предсказать логику ее дальнейшего развития. Тем более, что с познания принципов определенной дисциплины и начинается знакомство с ней. Данное утверждение справедливо и для общественных наук, которые так же выстраивают свою систему знания на определенных основополагающих идеях.

Интерес вызывают особенности функционирования принципов внутри системы общественного знания. Т.к. методология наук, которые не являются естественными, появилась только в конце XΙX и начале XX столетия, до сих пор не существует общепризнанных трактовок того, как должны пониматься принципы этих наук. Поэтому рассмотрение функционирования принципов юридической системы является достаточно актуальной задачей. Это задача должна осуществляться как на общеюридическом уровне, так и на уровне частных юридических дисциплин и отраслей.

Любой поиск определения терминов начинается с простого этимологического анализа: приводятся устоявшиеся значения слов, которые служат отправной точкой для дальнейшего исследования. Не меняя сложившейся традиции, обратимся к наиболее распространенному определению понятия «принцип» (который можно обнаружить в любом философском словаре): «Основная причина для действия или принятия чего-либо к действию или веры (не веры) в что-либо. Принцип – это фундамент или отправная точка для ряда физических и ментальных операций, которые приложимы к широкому кругу событий. Наиболее основные принципы недоказуемы и не выводятся из остальных» [15, p. 556]. Основная мысль определения поятна, принцип – это основание для чего-либо: действия, веры, познания. В этом отношениии, обращаясь к определению права, то его принято характеризовать «офицальным мерилом действующей свободы, ее нормой, указателем границ должного и возможного…Выступая легитимной (законной) шкалой свободы, право объективно отражает достигнутый уровень развития социальной действительности» [7, с. 42]. Исходя из этого определения, право выступает нормой дозволенного поведения индивида. Более радикально это положение выразил Гегель, который написал, что «Право есть, следовательно, вообще свобода как идея» [5, с. 53]. Понятие свободы в праве по Гегелю и И. Канту (и ученым воспринявшим их точку зрения серьезно) имеет две особенности: свобода понимается как антитеза субъективному произволу, как то, что предполагает определенный вид ответственности; эта свобода относится только ко внешним проявлением человеческой деятельности, т.е. она не касается т.н. «духовной» жизни индивидов, таким образом, это свобода формальная или «вещная».

Есть ли у права свои принципы, на основании которых оно принимается, и на этом основании приобретает столь большое значение, как «мера официальной свободы» или «регулятора общественных отношений»? Есть ли у государства свои особые основополагающие идеи, которые оправдывают принятую систему позитивного законодательства? Конечно, у государства обязательно должна быть какая-то цель, когда оно принимает определенные нормативные акты, а у системы законодательства должны быть свои принципы, которые оправдывают и объясняют ее наличное существование. Вопрос заключается только в характере этих целей и принципов. Согласно части 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации, Россия считается демократическим и правовым государством [6, с. 3]. В соответствии с наиболее широко распространенным представлением о том, что такое правовое государство, которое было еще сформулировано классиками Просвещения, правовым государством может называться государство, в котором признается верховенство закона, защищаются естественные и неотчуждаемые права и свободы человека и создаются условия для развития гражданского общества и гражданских институтов [См.: 2, с. 5-54].

Основной способ с помощью, которого претворяются в жизнь принципы правого государства – это законодательный способ, то есть это принятие соответствующего законодательства, которое отражало бы в себе эти принципы.

В юридической литературе считается, что «Принципы права представляют собой основополагающие начала, идеи права, выражающие его сущность…Право не может существовать и развиваться без важнейших отправных положений, определяющих его предназначение и тенденции развития» [14, с. 23]. Несмотря на ясность предоставленного определения, остается не до конца понятно насколько жестко принципы права детерминируют правоприменительную, правотворческую и иную правовую деятельность вообще. Эта неопределенность может быть обнаружена во взглядах уже другого исследователя: «В правоведении выделяются прежде всего принципы, сформулированные учеными-юристами, которые выступают в виде фундаментальных идей и идеалов, отражающих достижения правовой мысли, практического опыта, объективные закономерности развития общества. Указанные принципы составляют важнейшую часть научного и профессионального правосознания, юридической политики и не являются обязательными для субъектов права. Помимо этого существуют обособленные принципы права, под которыми следует понимать исходные нормативные руководящие начала (императивные требования), определяющие общую направленность правового регулирования общественных отношений» [8].

Противоречивость в понимании принципов права в современной юриспруденции заключается в характеристике принципов права, с одной стороны, как руководящего нормативного начала для генезиса норм права, а с другой стороны, как в абстракции, которая появляется только с наличием развитой юридической системы: «построения принципов права должны осуществляться и исходить из юридической, главным образом правоприменительной практики» [13, с. 4] или «Принципы права в отличие от конкретных юридических норм больше зависят от состояния правовых знаний. Они возникают лишь на определенном этапе правогенеза, непосредственно связанном с появлением развитого юридического мышления, в то время как правовые нормы в ряде случаев возникали стихийно, в ходе повседневной практической деятельности людей» [8].

Т.е. по сути, утверждаются два противоположных тезиса:

  1. Принципы права определяют юридическую практику (например, правоприменительную или правотворческую).

  2. Принципы права абстрагируются из юридической практики («главным образом правоприменительной практики», по словам Е.В. Скурко).

Ясно, что если принцип права абстрагируется из определенной юридической практики, то он является производной от нее, т.е. не может быть нормативным началом для ее возникновения, потому что сам формулируется из анализа содержания уже существующих на данном этапе норм права. Например, принцип «определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы» не может одновременно детерминировать появление новых норм права и абстрагироваться из содержания уже существующей юридической системы. Причина чего-либо не может быть производной от следствий, которые она произвела, потому что она должна существовать до появления следствий, а не выводится из них. Если принципы права будут выводиться из сложившейся системы законодательства, то тогда они не будут являться приоритетными по отношению к этим нормам права, а в следствии не могут быть нормативным началом для них.

Анализируемое противоречие, которое появляется при рассмотрении принципов права, возникает из их нестандартной нормативной природы. Принципы права, которые содержатся в юридической системе РФ, обладают смешанным и не до конца юридическим характером. Это позволяет исследователям обозначать их как «результат юридизации этических постулатов» (Г.А. Гаджиев) или вообщем как «единение права и морали» (Лон Фуллер). Полагают, что в концепции принципов права происходит примирение позитивистских и естсественно-правовых теорий.

Неоднозначность принципов права проявляется в их «абстрактном» и «универсальном» характере. Как пишет профессор НешатаеваТ.Н.: «данные принципы носят характер сверхимперативных норм или норм jus cogens, имеющих высшую юридическую силу» [9]. Абстрактность принципов права раскрывается в плане отсутствия у них конкретного эмпирического содержания, т.е. принципы права не соотносятся с вполне определенным классом событий, действий или лиц. В то время как, универсальность состоит в отсутствии каких-либо специальных условий, оговаривающих их применение, принципы права являются безусловными. Эти свойства логически сближают принципы права с моральными максимами. Это станет более наглядным, если привести примерный список норм, которые относятся к принципам права.

1. Недопустимость произвола при толковании закона правоприменителем.

2. Определенность, ясность, недвусмысленность правовой нормы.

3. Принцип поддержки доверия гражданина к закону и действиям государства.

4. Принцип правового государства.

5. Принцип равенства граждан перед законом.

6. Принцип разделения властей.

7. Принцип соразмерности ограничения прав и свобод конституционно значимым целям.

8. Принцип справедливости и соразмерности мер юридической ответственности.

9. Баланс интересов при установлении форм ее применения (юридической ответственности).

10. Принцип уважения достоинства личности как равноправного субъекта во взаимоотношениях с государством.

11. Принцип недопустимости придания обратной силы закону, ограничивающему права граждан, вводящему или ограничивающему налоги, влияющие на уголовную наказуемость деяния.

12. Принцип запрета сверхформализма и т.д. [1].

Вопрос о том, как применять эти принципы на практике в логическом отношении эквивалентен этическому вопросу: «что мне делать, чтобы быть справедливым?». И в первом и во втором вопросе возникает проблема правильной интерпретации, т.е. проблема понимания того, какие действия нужно сделать, чтобы следовать выбранной максиме или принципу. Отсюда и возникает отмеченное выше противоречие в понимании принципов права, в одном отношении эти принципы лежат в основании юридической системы, а в другом отношении их универсальное содержание должно наполниться конкретным смыслом для того, чтобы его можно было использовать и понимать.

Однако, в самом вопросе «как применять принципы права на практике» содержится логическое («категориальное») заблуждение. Принципы, как и моральные максимы, принимая во внимание их универсальную и абстрактную природу, не могут применяться на практике, это не входит в их категориальное предназначение. Принципы права, так же как и максимы морального поведения, относятся к логическому классу метанорм, только это метанормы, которые применяются не индивидом или частным лицом, а государством и должностными лицами. Принципы права – это ядро политической морали государства. Сфера регулирования принципов права – это процесс создания, концептуализации норм права, а не само по себе практическое поле. Конечно, через соответствующий отбор норм права принципы имеют влияние на практику, однако, это косвенное и не непосредственное влияние. Как заметил судья Г.А. Гаджиев, ««Право из принципов» может либо содержать напутствие законодателю, некую разновидность рамочного правового регулирования, либо корректировать законодательные нормы в свете конституционных принципов» [4, с. 71]. В этом отношении показательна практика Конституционного Суда РФ по «корректировке законодательных норм в свете конституционных принципов», которая проверяет смысл законодательной нормы или смысл, который ей придается исходя, из правоприменительной практики на соответствие данным принципам и Конституции РФ (ст. 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

С авторской точки зрения, представляют особый интерес такие принципы права, как «справедливость», «добросовестность», «общее благо» и «разумность». В официальной трактовке, которую предоставил Конституционный Суд РФ принципам права, «Эти принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права» [10]. Более того, с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» некоторые сделали вывод, что «общепризнанные принципы становятся скорее реальным, чем мифическим источником судебной практики». И последние постановления Конституционного Суда РФ с использованием риторики принципов права подтверждают эти смелые выводы [11, 12]: по мнению Конституционного Суда РФ правосудие только тогда выступает гарантией прав и свобод, когда отвечает требованиям справедливости и «основанным на нем конституционным гарантиям судебной защиты прав и свобод человека (статьи 19, 46, 47 и 123 Конституции Российской Федерации)». Учитывая, что толкования Конституционным Судом РФ норм права и выявленный в этом процессе конституционно-правовой смысл являются общеобязательными, для Российской системы права такие неформальные принципы, как принцип «справедливости», «разумности», «общего блага», становятся основополагающими. Для некоторых экспертов это служит основанием для утверждения, что Российская судебная система движется в сторону прецедентного права англо-саксонских стран: «Еще дальше в сторону прецедента российская судебная система пошла с созданием Конституционного суда РФ, предоставив ему право давать общеобязательное толкование Конституции РФ и признавать неконституционными нормы законов» [3].

Принципы права, как и любые другие нормы права, неоднородны посвоему характеру и могут быть дифференциорованы в соответствии с определенными признаками по разным группам. Однако, этому замыслу мешает одно концептуальное затруднение, которое возникает при понимании институционального бытия самих принципов права. Это затруднение может быть выражено в вопросе: «Должны ли принципы права быть закреплены формально в качестве санкционированных государством норм или принципы права могут функционировать в качестве оснований законодательной системы без какого-либо формального закрепления?».

Приведем две противоположные точки зрения:

1. «Однако разнообразные юридические идеи и идеалы только тогда становятся принципами права, когда они непосредственно (легально) выражены в нормативных правовых актах или иных формах права» [8].

2. «Сегодня в научной литературе доминирует мнение, что принципы права не только формируются из содержания правовых норм, но имеют более широкую основу (таковой является государственная и правовая идеология)» [8].

Как и любое противоречие, данное противоречие вызвано к жизни определенным недопониманием. Должны ли принципы права быть формально закреплены или не должны? На этот вопрос можно ответить и положительно, и отрицательно. С одной стороны, должны, а с другой стороны, не должны. Эту амбивалентность в понимании принципов права не стоит принимать за непреодолимую проблему, нужно лишь сформулировать критерий, когда принципы права должны быть выражены формально, а когда нет. Вернее, нужно понять, какие принципы права нужно формально закреплять, а какие нет.

В связи с этим приведем следующую иерархию принципов права:

  1. Универсальные принципы права. Универсальные принципы права получают свой смысл из естественных прав и свобод человека. В универсальных принципах права выражено содержание общечеловеческих ценностей, и поэтому они не нуждаются в официальном закреплении для своей реальной значимости. К этим принципам относятся принципы справедливости, разумности, объективности и т.д.

  2. Конституционные и международные принципы права. Эти принципы имеют уже более конкретное юридическое содержание. Они нуждаются в формальном закреплении. Конституционные и международные принципы права объясняют, как общечеловеческие ценности организационно реализуются на уровне законотворчества, правоприменения, отправления правосудия и т.д. К этому типу относятся такие принципы, как равенство всех перед законом, закон обратной силы не имеет, верховенства права и т.д.

  3. Межотраслевые и отраслевые принципы права. Принципы, в соответствии с которыми выстраивается конкретная отрасль права. Эти принципы более конкретно раскрывают, как содержание универсальных принципов применяется к регуляции конкретных общественных отношений.

Иногда более туманно предложенную иерархию пытаются выявить за счет разделения принципов права на организационные и нравственные. Однако, как нам кажется, данное разделение не позволяет выстроить иерархии во взаимоотношениях принципов права, потому что непонятно какие из этих принципов являются более фундаментальными.

Принципы права играют важную роль в законодательстве Российской Федерации: они составляют идеологическую и нраственную основу применения и генезиса норм права, задают цели и приоритеты развития законодательной системы, определяют порядок функционирования и применния норм права на практике и создают единую унифицированную систему права, которая исходит из единых начал. Нравственная основа принципов права составляет особую ценность, потому что сближает представления обычных людей о должном и правильном с нормативным содержанием законов. Данная конвергенция общественного мнения и государственной воли всегда являлась залогом стабильного существования социума и развития гражданских институтов.


Литература:
  1. Бабай А.Н., Тимошенко B.C. Роль общепризнанных принципов и норм международного права в правовой системе России // Закон. 2006. № 11 // КС «Гарант».

  2. Вестов А.Ф. Правовое государство, власть и личность: историко-политический и правовой аспекты. Саратов: Саратовский источник, 2010.

  3. Выступление Председателя ВАС А.А. Иванова на Третьих Сенатских чтениях «Речь о прецеденте» // [Электронный ресурс]. URL:http://www.ksrf.ru. (дата обращения: 14.01.2011).

  4. Гаджиев Г.А. Предмет конституционной экономики // Очерки Конституционной Экономики. 23 октября 2009 года /Ответственный редактор Г.А. Гаджиев. М.: Издательство «Юстицинформ». 2009.

  5. Гегель. Философия права // Гегель. Сочинения. Т. 8. М.: Соцэкгиз, 1934.

  6. Конституция Российской Федерации. М.: Омега-Л, 2009.

  7. Матузов Н. И. Актуальные проблемы теории права. Саратов: Изд-во Сарат. гос. академии права, 2004.

  8. Морхат П.М. Принципы права: нравственное содержание // Гражданин и право. 2007. № 10 // КС «Гарант».

  9. Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Хозяйство и право. 2004. №5 // [Электронный ресурс]. URL: // http://www. echr.ru. (дата обращения: 15.02.2011).

  10. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 г. № 1-П // [Электронный ресурс]. URL:http://www.ksrf.ru. (дата обращения: 17.01.2011).

  11. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. № 10-П/2010 // [Электронный ресурс]. URL:http://www.ksrf.ru. (дата обращения: 13.02.2011).

  12. Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2010 г. №14-П/2010 // [Электронный ресурс]. URL:http://www.ksrf.ru. (дата обращения: 13.02.2011).

  13. Скурко Е.В. Принципы права в современном нормативном правопонимании. М.: Юрлитинформ, 2008.

  14. Суменков С.Ю. Принципы права и исключения в праве: аспекты соотношения // Государство и право. 2009. №5. С. 23-30.

  15. The Blackwell dictionary of Western philosophy. Blackwell Publishing. 2004.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle