Библиографическое описание:

Стекляннова О. В. Развитие законодательства о защите нематериальных благ в период сословно-представительной монархии в России (середина XVI — середина XVII века) [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 69-70.

В середине XVI в. Русское государство вступает в новый исторический период– период сословно-представительной монархии, когда все общество делилось на сословия (социальные группы, имевшие свои обычаи, законы, наследственные права, особые привилегии и обязанности [1, С.77], а власть осуществлялась сословно-представительными органами управления.

Сословно-представительная монархия опиралась на соответствующий политический и социально-экономический базис, основой которого было сельскохозяйственное производство, натуральное хозяйство, существование двух основных социальных групп – феодалов (помещиков) и крестьян, использование внеэкономического принуждения, соединение верховной власти с землевладением. Хозяйственное развитие было связано с поместным и вотчинным землевладением. Во главе экономического базиса России стояли феодалы [1, С.78].

Двумя основными законодательными актами периода сословно-представительной монархии являются Судебник 1550 г. и Соборное Уложение 1649 г.

В Судебнике 1550 года появляется около 30 новых статей, то есть норм, которых еще не было в предыдущих источниках [2, С.45]. К таким нововведениям Судебника 1550 года относятся в том числе нормы, устанавливающие ответственность за оговор или ложное обвинение (так как эти деяния приводят к негативному общественному мнению о лице, а значит, к умалению чести) и за умаление чести.

В соответствии со ст. 26 Судебника 1550 года дифференцируется ответственность за нанесение бесчестья в зависимости от сословной принадлежности лица: были установлены штрафы от рубля до пятидесяти[3, С.137-138]. При этом сумма штрафа за бесчестье представителей господствующего класса феодалов зависела от занимаемого ими служебного положения и получаемого вознаграждения. Которое могло состоять из «корма», норма которого определялась в уставных грамотах, или денежного жалованья[4, С.191].

Особенно выделялись дьяки палатные (думные или приказные[5, С.219; 6, С. 212] и дворцовые, сумму за бесчестье которых определял сам царь.

Таким образом, критерием для определения размера штрафа являлась оценка государством необходимости в том или ином лице, а значит, и его положение в обществе[7, С. 130]. Например, так как для развития товарно-денежного производства, а значит, и государства большое значение имели торговые и посадские люди (купцы и ремесленники), то штраф за бесчестье был равен 5 рублям, в то время как дворяне и боярские городовые, получали штраф, рассчитанный из оклада и равный примерно 3-4 рублям, что позволяет сделать вывод о выделении горожан в особый «честный» чин[8, С. 109-110].

Именно повышенный размер штрафа за умаление чести купцов и ремесленников позволяет сделать вывод о том, что государство пришло к осознанию того, что у купцов есть что-то, чего нет у других людей, и это «что-то» нуждается в повышенной защите в силу своей значимости, то есть можно говорить о первых шагах на пути формирования понятия «деловая репутация» и ее защите.

В судебнике 1550 года также установлена ответственность за ложное обвинение ст. 6, направленная на сокращение количества жалоб на правосудие, предусматривается ответственность за ложное обвинение судей в умышленном неправосудии, а ст. 8 – ответственность за ложное обвинение должностных лиц в произвольном увеличении пошлин [3, С.131-133].

Также впервые в Судебнике 1550 года появляется институт поручительства, например, ст. 12 предусматривает для побежденного в поединке необходимость найти поручителей, при их отсутствии он подлежал тюремному заключению или, например, согласно ст. 70 арестованный освобождается под поручительство родственников.

При этом институт поручительства был направлен на защиту чести как арестованного, так и его родственников, поскольку с одной стороны, человек, которого арестовали, терпит унижение сам, но с другой стороны, это унижение отражается и на родственниках, кроме того возникает подозрение, что родственники не хотят помочь – именно поэтому поручительство приобрело большое распространение[7, С.158]..

Институт поручительства сохранился и в Соборном уложении 1649 года, более того он получил свое распространение в сфере гражданских правоотношений. В частности, согласно ст. 203 гл. X в случае невозможности выплатить заём вовремя по независящим от лица обстоятельствам, ему могла быть предоставлена отсрочка в случае поручительства «добрых людей, которым можно верить», таким образом, для предоставления отсрочки необходимо, чтобы и у самого лица была хорошая репутация, и у его поручителя [9, С 314-315]. В случае же если банкротство было злостное, то есть по вине самого лица и его неразумных действий, то согласно ст. 206 гл. X он должен был отработать свой долг, причем никакой отсрочки ему не предоставлялось.

Соборное уложение 1649 года развивает и положения об ответственности за оскорбление:

1. в связи с усилением церковной власти, в законодательстве устанавливается ответственность за оскорбление церковнослужителей или иных лиц на территории церквей (ст. 7 гл. 1 устанавливает ответственность за оскорбление священника во время богослужения или мирян), целая группа статей посвящена оскорблению церковнослужителей при иных обстоятельствах (в ст. 27 гл. 10 предусмотрена ответственность за оскорбление патриарха, в ст. 28-82 – за оскорбление церковнослужителей различных рангов); церковнослужители могли быть и субъектом оскорбления (в ст. 83 установлена ответственность за оскорбление церковнослужителями мирян), ст. 84-99 гл. 10 посвящены оскорблению словом и делом иных лиц [С.259-260, 293-294, 284, 294-297]

2. по-прежнему, как и в Судебнике 1550 года, размер ответственности и вид наказания зависит от социального положения потерпевшего и виновного и от оценки государством значимости потерпевшего (от денежной компенсации до битья кнутом)

3. уголовная ответственность начинает сочетаться с гражданской

4. именно в этот период начинает формироваться современный институт компенсации морального вреда: в связи с тем, что оскорбление причиняло вред чести, бесчестье должно было быть компенсировано виновным, то есть уже в середине XVII века законодатель понимает необходимость возмещения вреда самому потерпевшему (в отличие от предыдущего законодательства, устанавливающего ответственность в виде штрафа в пользу государства).

5. Размер бесчестья (то есть денежной выплаты) закреплялся в виде фиксированной суммы (например, для церковнослужителей, купцов), или определялся указом царя в зависимости от значения потерпевшего для государства (для служилых людей)

6. Уложение охраняет женскую честь. За оскорбление замужней женщины накладывается двойной штраф, за оскорбление девушки – штраф в четыре раза больше [1, С.85]

Также понятие о чести нашло свое отражение в системе доказательств: распространенными видами доказательств были присяга и свидетельские показания. В случае, если был доказан факт лжеприсяги или лжесвидетельства, то общество о государство теряло доверие к его словам, то есть больше ни к каких делах это лицо не могло давать присягу, быть свидетелем, более того, оно не могла обращаться в суд за защитой своих прав [2, С.77].

Таким образом, законодательство периода сословно-представительной монархии характеризуется тщательной проработкой как составов преступлений, посягающих на честь, так и способов ее защиты. При этом, законодательство разделяет составы преступлений не по объективной стороне как ранее (например, повреждение бороды или удар по лицу), а по субъекту и потерпевшему. Также интересным является тот факт, что сумма штрафа зависела от оценки государством значимости и полезности того или иного лица – то есть, при оскорблении во внимание принималось не причинение вреда чести конкретного лица и его переживания по этому поводу, а мнение государства о том, насколько дорога ему честь потерпевшего.

В связи с этим, можно сделать вывод о том, законодательство периода сословно-представительной монархии сделало большой шаг вперед на пути защиты чести: появилась система преступлений и наказаний, кровная месть ушла в прошлое, появился аналог современной компенсации морального вреда, появилась ответственность за лжесвидетельство и лжеприсягу в виде утраты доверия (то есть чести), появилось осознание необходимости повышенной защиты чести купцов и ремесленников по причине ее большей ценности (то есть, появились первые предпосылки к пониманию необходимости различать честь и деловую репутацию (репутацию купца), а значит, и необходимости защищать и то, и другое, даже в случае объединения их в одно понятие «честь» путем увеличенной суммы штрафа).

Но, несмотря на прогрессивный характер Судебника 1550 года и Соборного Уложения 1649 года, осталось еще много неразрешенных вопросов: не установлена ответственность за клевету, не закреплено, что именно необходимо считать оскорблением (какие именно действия и какие именно слова), не установлена защита достоинства, нет такого способа защиты как опровержение, нет закрепленного права на «доброе» или «честное» имя. Решение именно этих проблем и стало задачей государства в сфере развития законодательства о защите нематериальных благ..


Литература:

1. Леонтьева Е.Н. Система источников русского права XVII века: Монография: ЧКИ РУК. – Чебоксары.-2009. – 148 с.

2. Проценко Ю.Л. Сословно-представительная монархия в России (середина XVI- середина XVII века.-Волгоград: Изд-во ВолГУ.-2003.-96 с.

3. Российское законодательство X-XX веков.Т.2//под ред. Чистякова О.И..-М.-1984.- 520с.

4. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права.-Киев-Петроград.-1915.-715с.

5. Садиков П.А. Очерки по истории опричнины М.-Л..-1950.-594с.

6. Черепнин Л.В. Судебники XV-XVI вв.-М.-Л.-1952.

7. Владимирский-Буданов М.Ф Хрестоматия по истории русского права. Вып.2.-Ярославль.-1873.

8. Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века Т.1 М.-Л.-1947

9. Российское законодательство X-XX веков.Т.3//под ред. Чистякова О.И..-М.-1985-511с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle