Библиографическое описание:

Вижик Е. Е. Динамика младенческой смерти в зависимости от личности преступника [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 186-188.

Эффективная борьба как с преступностью в целом, так и с отдельными криминальными проявлениями, вряд ли может быть успешной, если не выяснить, почему то или иное лицо, совершило преступление и почему именно данный вариант криминального поведения оказался для человека предпочтительным. Ответ на данный вопрос во многом связан с решением проблемы личности преступника.

Будучи объектом изучения разных отраслей юридических дисциплин, лицо, совершившее преступление, обозначается различными терминами. В уголовном праве изучается «субъект преступления», в уголовном процессе оперируют понятиями «подозреваемый», «обвиняемый» и «подсудимый», в уголовно-исполнительном праве фигурирует понятие «осужденный». Как отмечается учеными, обращавшимися к данной проблеме, такое разграничение характеризуется различным содержанием элементов юридического статуса в системе правовых отношений либо иными существенными признаками характеристики преступника. Посмотрим, с каких позиций она раскрывается в криминологии для последующего их сравнения.

Изучение личностных особенностей любой категории преступников связано с установлением, прежде всего, их распределения по половому (гендерному) признаку. Выявление данных особенностей, представляет повышенный интерес еще и по той причине, что участниками преступлений в отношении новорожденных являются женщины. Соответствующий анализ показал, что среди тех, кто совершает насильственные преступления в отношении детей, в двенадцать раз чаще встречаются женщины, чем мужчины.

Характерной чертой участия женщин в совершении этих преступлений является то, что почти все из них были признаны виновными. Подавляющее большинство преступниц никогда не были замужем, при совершении преступления находились в состоянии алкогольного опьянения, выполняя роль исполнителя.

Как отмечают многие криминологи, изучение личности преступника подчинено выявлению закономерностей преступного поведения, преступности, как массового явления, их детерминации, причинности и разработке научно обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью [1. с.51-53].

Поэтому в понятие «личности преступника» должны включаться криминологически значимые свойства, т.е. такие особенности личности, которые в совокупности с иными обстоятельствами обусловили бы совершение преступления. Изучение личности преступника должно позволить выявить свойства личности, которые могут быть объектом профилактического воздействия, а также социальные условия, которые сформировали бы данные свойства.

Проведенное диссертационное исследование подтвердило известное мнение о том, что насильственные преступления в отношении детей в основном совершаются лицами молодежного возраста.

Около 45% лиц, совершивших преступления в отношении новорожденных в 2005-2009 годах, составляли молодые люди в возрасте 18-29 лет. Отнеся число лиц определенного возраста, совершивших преступления, к общей численности населения соответствующего возраста, можно получить своеобразные коэффициенты «распространенности преступлений» в отдельных возрастных группах.

Выше всего она в группе молодежи от 16 до 30 лет, особенно среди молодых людей 16-17 лет. В целом результаты расчетов, показывают почти схожие тенденции изменения показателя младенческой смертности в федеральных округах по рассмотренным демографическим признакам. Для возраста матери – это в целом рост коэффициента с уменьшением возраста матери. В тех округах, где уровень младенческой смертности в целом был выше коэффициент выше в возрастной группе 25-29 лет, а в округах, где уровень младенческой смертности в целом ниже – в возрасте 20-24 лет [2.с.2].

По мнению социологов, человек только к 25 годам достигает полной социальной зрелости, обладая той степенью развития личности, которая характеризуется физической, психической и социальной зрелостью индивида Существенное влияние на поведение личности оказывает ее семейный статус, наличие супружеских конфликтов, нравственно-психологический климат в семье, что вполне согласуется с мнением специалистов, изучавших влияние семьи на стремление совершать преступления [3. с.124-132].

Поэтому семейное положение занимает важное место среди остальных социально-демографических признаков личности преступника. Криминогенная атмосфера в семье, неправильные условия воспитания могут стать, как известно, первоначальным этапом в формировании личности преступника. Благополучная семья несет ряд положительных моментов, являясь мощным фактором, сдерживающим преступления.

Изучение уголовных дел позволило выявить следующую картину семейного положения преступников, совершающих насильственные преступления в отношении детей: 81,2 % осуждаемых на момент совершения преступления были холосты (не замужем), каждый десятый – имел собственную семью. [4. с.104-122].

Иначе говоря, наиболее вероятно ожидать насильственного преступления в отношении детей можно от тех, кто не связан семейными узами.

Другим важным элементом, характеризующим личность, является уровень имеющегося образования.

Более половины, совершающих насильственные преступления в отношении детей, имели неоконченное среднее или среднее образование, значительно реже – среднее специальное; высшее образование имели менее 1 % преступников. Как показало исследование, у большинства изученных преступников отсутствовало желание повысить свой культурный и образовательный уровни.

Для порядка рождения характерен рост коэффициента младенческой смертности с увеличением порядка рождения. А для брачного состояния младенческая смертность выше у женщин, не состоящих в браке. Это, на мой взгляд, может быть связано с тем, что в данных по 2005 г. представлено мало регионов и полученные данные являются не вполне репрезентативными, оказывает влияние и территориальное расположение региона и спецификой его развития.

При анализе дифференциации младенческой смертности по уровню образования матери из общей картины как для России в целом, так и для всех федеральных округов, выделяется группа со средним специальным образованием. Это, скорее всего, связано с размыванием понятия «среднего специального образования». [5. с.237-255].

По разнице в уровнях младенческой смертности между группой с высшим и незаконченным высшим образованием, с одной стороны, и остальными группами, с другой, в 2005-2009 годах также существуют большие различия по федеральным округам.

Различия с группами среднего и среднего специального образования выросли во всех округах. А различия с группой с неполного среднего образования и ниже во всех регионах, сокращались, что сужало общий диапазон различий в младенческой смертности, связанных с уровнем образования.

Что касается изменения младенческой смертности по уровню образования за рассматриваемый период, то здесь отмечается несколько особенностей. В округах с наименьшим уровнем младенческой смертности наибольшее снижение произошло в группах с самым высоким и самым низким уровнем образования. Но при этом отмечается рост младенческой смертности у самой многочисленной группы женщин - с образованием неполным средним и ниже. [6. с.16].

Динамика изменения младенческой смертности по трем образовательным группам показывает, что в целом за рассматриваемый период сохранилась градация уровня младенческой смертности по образованию матери: от наименьшего уровня у самой образованной группы до наивысшего у женщин с самым низким уровнем образования.

Многочисленные исследования младенческой смертности в различных странах мира показали, что в значительной степени уровень младенческой смертности зависит от социально-экономических и социально-демографических факторов, среди которых рассматриваются: расовая или этническая принадлежность, брачное состояние, образовательный уровень, порядок рождения, вес при рождении,  занятость женщин и род их занятий, медицинское наблюдение в период беременности и т.д. [7 с.75-126]

Россия в целом мало отличается от большинства стран мира с точки зрения социально-демографической дифференциации как младенческой смертности, так и смертности всего населения. Это показывает и немногочисленный ряд опубликованных работ по этой тематике. Одна из причин небольшого числа таких работ - отсутствие репрезентативной демографической информации по этой проблеме.

Основным источником информации о смертности в России служат таблицы о естественном движении населения, которые разрабатываются Росстатом. В них за длинных ряд лет собрана информация о смертях детей в возрасте до 1 года и отражена младенческая смертность по возрасту смерти ребенка, месту смерти, календарным месяцам смерти, национальности, подробным причинам смерти. Но таблицы, которые включали бы социально-демографические признаки матери умершего ребенка, в настоящее время отсутствуют, вследствие чего почти не имеется данных о социально-демографической дифференциации младенческой смертности в современной России.

Среди рассмотренных социально-демографических характеристик, влияющих на уровень младенческой смертности, именно уровень образования (при всей неоднозначности компоновки образовательных групп) является фактором, уменьшающим число умерших младенцев. И одной из причин этого служит то, что изменение уровня образования идет по нарастающей, его нельзя изменять в разных направлениях как, например, брачное состояние, характер труда, занятость. Конечно, брачное состояние также является очень важной характеристикой, но оно может меняться в разных направлениях. И естественно, анализ по уровню брачного состояния хотелось бы проводить по более дробным градациям.

Часть других демографических характеристик также можно отнести к группе факторов, изменяющихся только в одном направлении. Но если уровень младенческой смертности и порядок рождения изменяются в одном направлении, то в отношении возраста это не так. Как уже отмечалось, в России основная масса рождений приходилась на возраст 20-24 года (хотя в последнее время эта доля медленно снижается), но наименьший коэффициент младенческой смертности отмечается в возрасте 25-29 лет, так что постепенное перемещение рождений на этот возраст, с точки зрения младенческой смертности, можно считать позитивной тенденцией.

Вот уже на протяжении последних 10 лет у нас нет информации о влиянии образования и других социальных факторов на уровень младенческой смертности. И хотя, как говорилось вначале, уровень младенческой смертности в России в целом снижается, еще очень далек от соответствующего уровня в большинстве развитых стран. Знание структуры младенческой смертности по социально-демографическим признакам поможет принятию мер по снижению уровня младенческой смертности в целом.


Литература:

  1. Антонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 1992. С. 51-53.

  2. О состоянии преступности за 2007 год// Юридическая газета. 31 января. №15.С.2.

  3. Синявская О.В., Захаров С.В., Карцева М.А. Поведение женщин на рынке труда и деторождение в современной России //Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе. По материалам одного исследования. Сб. аналитических статей. Вып.1. /Научн. ред.: Т.М. Малева, О.В. Синявская. М.: НИСП, 2007: с.124-132

  4. Алауханов Е.О. Криминологические проблемы предупреждения корыстно-насильственных преступлений. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 272.

  5. Е.А. Кваша. Социальная дифференциация младенческой смертности в России // Смертность и здоровье: тенденции, методы изучения, прогнозы. Под ред. М.Б.Денисенко и Г.Ш.Бахметовой. М., Макс Пресс, 2007,М., С. 237-255

  6. Е.М. Андреев, Е.А. Кваша. Младенческая смертность в разных образовательных группах в конце 1980-х – начале 1990 –х годов. // Вопросы статистики. 2005, № 2.

  7. Захаров С.В. Трансформация брачно-партнерских отношений в России: "золотой век" традиционного брака близится к закату? //Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе. По материалам одного исследования. Сб. аналитических статей. Вып.1. /Научн. ред.: Т.М. Малева, О.В. Синявская. М.: НИСП, 2007: 75-126.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle