Библиографическое описание:

Вершинина Д. В. Международно-правовые стандарты регулирования юридической ответственности судей при отправлении правосудия и их реализация в действующем законодательстве Российской Федерации [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 205-207.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью российской правовой системы. Данный принцип в совокупности с фактической интегрированностью РФ в мировое правовое пространство обуславливают подверженность отечественного института юридической ответственности судей при отправлении правосудия влиянию международных актов нормативного и рекомендательного характера. Поэтому изучение международных стандартов профессионального поведения судей, санкций и процедур их применения к ним, а также выявление соответствия российского законодательства международным принципам необходимы не только для включения в национальное законодательство прогрессивных положений с целью его развития, но и также для дальнейшей разработки теоретической концепции юридической ответственности судей.

Институт юридической ответственности судей при отправлении правосудия является комплексным и состоит из нескольких блоков норм, регламентирующих отдельные виды юридической ответственности. Анализ международных документов, посвященных рассматриваемым вопросам, позволяет утверждать, что этими актами установлены такие виды ответственности судей при отправлении правосудия, как дисциплинарная и уголовная.

Положения о гражданско-правовой ответственности судей при отправлении правосудия не получили своего однозначного закрепления. Так, Европейская Хартия «О статусе судей» от 8-10 июля 1998 года (далее ­ Хартия), определяя принцип ответственности государства за причинение имущественного вреда действиями судьи, устанавливает, что в национальном законодательстве может быть предусмотрено право государства потребовать от судьи в судебном порядке возмещения таких расходов, но не больше установленных размеров, в случае грубого и непростительного нарушения правил, регулирующих исполнение судейских обязанностей, то есть в порядке регрессного взыскания. В отличие от Хартии «Основными принципами независимости судебных органов», принятыми на Седьмом Конгрессе ООН в 1985 году (далее- Основы), провозглашен абсолютный иммунитет судей от личной гражданской ответственности, что не влияет на возможность реализации пострадавшей стороной права на компенсацию причиненного судье вреда со стороны государства согласно требованиям национального законодательства, при этом для государства не предусмотрено право взыскания в регрессном порядке с судьи- нарушителя выплаченной компенсации.

В законе «О статусе судей в РФ» от 26.06.1992 года № 3132-1 в действующей редакции прямое закрепление получили только дисциплинарная (ст.12.1) и уголовная ответственность (ст. 16). Положения о привлечении судей к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия, не получили своего развития (не установлен и механизм регрессного взыскания), но п. 2 ст. 1070 ГК РФ предусмотрено положение о компенсации государством вреда, причиненного судьей в сфере осуществления правосудия, при условии установления вины судьи приговором суда, вступившим в законную силу.

В международных актах рекомендательного характера получило развитие положение об особом порядке привлечения судьи к юридической ответственности, являющееся одной из неотъемлемых гарантий обеспечения подлинно независимой судебной власти в демократическом правовом государстве. Так Основы устанавливают в пунктах 17, 19, 20, что проверка сообщений о допущении судьей нарушений профессиональных обязанностей должна быть безотлагательно и беспристрастно проведена в соответствие с установленной процедурой. Предусматривается право судьи на справедливое разбирательство и его право на защиту, а также на проведение независимой проверки.

Европейская Хартия в отношении порядка привлечения судей к ответственности закрепляет, что решение о применении к судье санкций принимается на основании предложения, рекомендации или согласия коллегии или органа, состоящего не менее чем наполовину из избранных судей - в рамках производства с полным заслушиванием сторон, причем судье, против которого возбуждено дело, должно быть предоставлено право на представительство его интересов. Решение органа, назначающего наказание, может быть обжаловано в вышестоящий судебный орган.

Применяются ли вышеперечисленные процедурные аспекты в российской правовой действительности. В РФ процедура дисциплинарного производства урегулирована главой третьей Федерального закона «Об органах судейского сообщества», Положением о порядке работы квалификационных коллегий судей, Регламентом Высшей Квалификационной Коллегии судей Российской Федерации, а также регламентами квалификационных коллегий субъектов Российской Федерации при их наличии. Порядок привлечения судьи к уголовной ответственности регламентирован УПК РФ (гл. 52) и законом «О статусе судей в РФ».

Анализ указанных актов, а также практических материалов, свидетельствует о том, что международные стандарты порядка привлечения судей к юридической ответственности не реализованы в полном объеме в отечественном законодательстве: нормативно не обеспечены, и как следствие не соблюдаются на практике, принципы беспристрастности, независимости и объективности дисциплинарного производства, что ущемляет законные права, интересы судей и снижает уровень из процессуальных гарантий.

Подтверждением этому, по мнению автора, является отсутствие правового закрепления обязательного проведения проверки квалификационными коллегиями судей любых жалоб и представлений на действия судей при отправлении правосудия, содержащих сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка. Фактически положения статьи 22 ФЗ «Об органах судейского сообщества» допускают ситуацию, при которой поступившие от председателя соответствующего суда или органа судейского сообщества материалы могут не проверяться и принимаются как истинно верные. Это положение является недопустимым. Подобного рода нарушения нередко встречаются в работе квалификационных коллегий судей1.

Также, предоставление правомочий председателю суда по проведению проверочных мероприятий в отношении судей не соответствует правовой природе его должностных полномочий, ставит судей в отношения прямой зависимости от председателя соответствующего суда. При этом реально не обеспечивается независимость и законность дисциплинарной процедуры.

Представляется, что в сфере дисциплинарного производства в отношении судей в РФ необходимо определить права и обязанностей судей, привлекаемых к ответственности, на всех стадиях дисциплинарного производства, регламентировать порядок рассмотрения квалификационными коллегиями судей представленных материалов и принятия итоговых решений, определить последовательность и сроки проведения проверочных мероприятий в отношении судейских работников, требования к форме и содержанию документов- оснований для возбуждения дисциплинарного производства.

Рекомендация № R (94) 12 Комитета Министров Совета Европа государствам- членам «О независимости, эффективности и роли судей», принятой 13 октября 1994 года. устанавливает, что при ненадлежащем и неэффективном выполнении судейских обязанностей или при наличии состава дисциплинарного нарушения, к судье могут быть применены такие меры воздействия как: отзыв дел у судьи; перевод судьи на другую работу в суде; материальные санкции, например временное снижение оклада; временное отстранение от должности. В качестве важного условия применения вышеперечисленных мер закреплено то, что они не могут наносить ущерб независимости судебных органов.

Сравнительный анализ показывает, что нормативное определение мер дисциплинарной ответственности судей в РФ требует более оптимального разрешения, так как выделение законодателем лишь двух видов мер: предупреждения и досрочного прекращения полномочий, без установления критериев их применения, сводит на нет весь потенциал и значение института дисциплинарной ответственности судей при отправлении правосудия. Исследователями юридической науки [1] неоднократно подчеркивалось, что отечественным законом предоставлен широкий выбор усмотрения квалификационным коллегиям судей при определении мер дисциплинарной ответственности, что негативно влияет на эффективность их использования и порождает разнородную дисциплинарную практику.

Заключение Консультативного совета европейских судей (КСЕС) для Комитета министров Совета Европы «О принципах и правилах, регулирующих профессиональное поведение судей, в частности, этические нормы, несовместимое с должностью поведение и беспристрастность» от 19 ноября 2002 года (далее- Заключение) больший потенциал воздействия на судью в целях повышения его эффективности и качества отправления правосудия усматривает в институте дисциплинарной ответственности. КСЕС считает неправильным приравнивать нарушение профессиональных стандартов к проступкам, способным повлечь за собой применение дисциплинарных санкций. Поэтому отмечает, что для того чтобы повлечь за собой дисциплинарное производство, проступок должен быть не просто нарушением дисциплинарных стандартов, а серьезным и непростительным деянием.

Конкретные основания для применения дисциплинарных санкций, как и сам перечень таких санкций, как указано в пп. 63 - 65 Заключения, должны быть четко закреплены в национальном законодательстве государств. КСЕС лишь подчеркнул, что меры дисциплинарного взыскания включают все меры, неблагоприятно воздействующие на статус или карьеру судьи, например, перевод в другой суд, потерю прав на повышение или права на оплату труда.

Данное положение представляется особенно важным, так как отечественный законодатель демонстрирует иной подход, определяя в статье 12.1 закона «О статусе судей в РФ», что дисциплинарное взыскание может быть наложено на судью как за нарушение норм этого закона, так и за нарушение положений Кодекса судейской этики. Данная законодательная конструкция позволяет правоприменителю квалифицировать любое действие, даже незначительное нарушение, как совершение судьей дисциплинарного проступка.

Прогрессивным положением Заключения считаем и установление необходимости проведения на законодательном уровне дифференциации в национальных актах, регулирующих профессиональное поведение судей: на общеобязательные (нормативные акты) и рекомендательного характера (Кодексы этики или принципы поведения), что необходимо для определения правовых последствий нарушения этих актов и установления санкций и мер воздействия.

В настоящий момент Закон «О статусе судей в РФ» при определении оснований наступления дисциплинарной ответственности подобного рода разграничений делает, поэтому дисциплинарная ответственность для судьи может наступить как за нарушение общеобязательных, так и этических норм, носящих рекомендательный характер.

Поэтому представляется обоснованным высказанное в юридической литературе мнение о придании положениям Кодекса судейской этики статуса федерального законодательного акта [2, с.44]. Целесообразным было бы в рамках Закона «О статусе судей в РФ» включить отдельный раздел, устанавливающий положения, закрепленные Кодексом судейской этики, в том числе и закрепить обязанность судей по соблюдению общепринятых норм морали.

Автор разделяет позицию Колесникова Е. В. и Селезнева Н. М. о том, что факты нарушения судейской дисциплины и допущения отступлений от требований буквы закона должны доводиться до сведения судей и анализироваться в первую очередь самим судейским сообществом [3,с.26]. Но в Российской Федерации в судейской среде не реализован потенциал института внутренней саморегуляции органов судебной власти и фактически не установлена возможность применения внутренних (исходящих непосредственно от судейской корпорации) мер воздействия на судей, нарушающих свои процессуальные обязанности.

Считаем, что в случае, первоначального и незначительного нарушения стандартов поведения, установленных нормами судейской этики к судье нарушителю могут быть применены именно меры воздействия со стороны самого судейского сообщества, направленные в первую очередь на дальнейшее стимулирование надлежащего поведения судьи, глубинное осознание им неблагоприятных последствий своего поступка и его несоответствие высокому статусу судебной власти.

На основании вышесказанного, автор полагает, что далеко не все международно- правовые стандарты регулирования вопросов юридической ответственности судей при отправлении правосудия получили свое адекватное закрепление в российском правовом регулировании, в связи с этим отдельные составляющие рассматриваемого правового института нуждаются в дальнейшем развитии.


Литература:

1. Макарова О.В. Институт дисциплинарной ответственности судей нуждается в совершенствовании// Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. – 2008. - № 3.- С. 94; Адушкин Ю., Жидков В. Дисциплинарная ответственность судей: за и против//Российская юстиция.- 2001- № 11.- С. 25.

2. Ермошин Г. Судейское сообщество России в контексте современных реалий// Сравнительное конституционное обозрение.- 2004.- № 4.

3. Колесников Е.В., Селезнев Н.М. О повышении ответственности судей в Российской Федерации// Журнал российского права.- 2006.- № 3.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle