Библиографическое описание:

Васильев В. В. Системность права как философско-правовая категория [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 15-18.

На протяжении столетий проблема системности рассматривалась в качестве одной из фундаментальных, имеющей не только теоретическое, но и практическое значение. В последнее время в различных областях науки появляются труды, посвященные проблеме системности, применительно к различным научным направления. Интерес к проблеме системности свидетельствует об актуальности этой темы в современной науке. Однако, даже глубокий научный уровень существующих разработок проблем системности как философско-правовой категории, не могут свидетельствовать о достаточной разработанности данной проблемы и отсутствии необходимости новых взглядов на некоторые дискуссионные вопросы. Именно философско-правовое понимание системности предопределяет значение этой категории для права, поскольку право представляет не что иное, как объективное системное образование. Задачей правовой науки, на наш взгляд, является выработка на основе фундаментальных философских знаний о системности, новых подходов к разрешению давно существующей правовой проблемы о системе права, в том числе отдельных правовых отраслей. Разработка проблем системности имеет существенное значение, в том числе и для разрешения некоторых фундаментальных отраслевых задач права, без разрешения которых, по нашему мнению, будет затруднено и фактически невозможно построение действенной системы правового регулирования общественных отношений. Актуальность выбранной проблемы, в том числе вызвано тем обстоятельством, что «ни одна область науки, практики, управления не может обойтись без системных представлений, системного подхода» [1, с. 3].

Еще в философских творениях Гегеля сформулирована системная идея применительно к философии: «Каждая часть философии есть философское целое, замкнутый в себе круг, но философская идея имеется в каждой из этих частей в особенной определенности или особом элементе. Отдельный круг, именно потому, что он есть внутри себя целостность, прорывает границу своего элемента и служит основанием более обширной сферы; целое есть по этому круг, состоящий из кругов, каждый из которых есть необходимый момент, так что система их своеобразных элементов составляет всю идею, которая вместе с тем проявляется также и в каждом из них» [2, с. 33].

Соглашаясь с Гегелем, необходимо отметить, что предметы, отношения, процессы, явления в обществе не существуют в отрыве друг от друга, поскольку их взаимосвязь и взаимозависимость предопределяет их взаимодействие и взаимопроникновение. Такая связь может быть выявлена и изучена только посредством системного анализа, который позволит выстроить определенное системное целостное, определить роль и значение каждого элемента с целью отыскания доказательств единства такой системы. Ф.Энгельс писал: «Уразумение того, что вся совокупность процессов природы находится в систематической связи, побуждает науку выявить эту систематическую связь повсюду, как в частностях, так и в целом» [3, с. 35 – 36].

Анализируя системность как философско-правовое явление необходимо, прежде всего, определить понятие этого термина и его содержание. При этом понятие системности как правовой категории безусловно должно находится во взаимосвязи с взаимозависимости от определения системы как философско-правовой категории. Более того, правовой наукой должно быть выработано универсальное философско-правовое определение, которое с очевидность вбирало в себя, с одной стороны, фундаментальные философские признаки системы, с другой, служило внешним выражением права.

Понятие системности следует рассматривать как трансграничную категорию, имеющую не только правовую, но и философскую основу. Идея системности была одной из основополагающих в трудах Гегеля, который сформулировал системную идею применительно к философии, в соответствии с которой каждая часть философии есть философское целое, замкнутый в себе круг, но философская идея имеется в каждой из этих частей в особенной определенности или особом элементе [2, с. 33].

Если переложить содержание идеи системности, высказанной Гегелем на правовую область знаний, то, на первый взгляд, системностью в праве следует признать такое состояние, при котором каждая часть права представляет собой правовое целое. Иными словами, каждая отрасль права представляет собой целое системное структурированное явление, которое пронизано определенной правовой идеей - регулирование определенной совокупности общественных отношений. Однако такой подход, несмотря на общую верность суждений Гегеля, не полностью отражает сущность права и не позволяет оценить ценность категории «системность» применительно к праву.

Возникает закономерный вопрос о соотношении понятий «системность», «системный подход», «система». Казалось бы, все эти однокорневые понятия характеризуют одно и то же явление. Но тогда возникает вопрос о смысле такой словесной дифференциации. Думается, разрешение этой проблемы, позволит дать обоснованную оценку применения категории «системности» к праву.

Системный подход к исследованию сложных динамических целостностей позволяет обнаружить внутренний механизм не только действия отдельных его компонентов, но и их взаимодействия на различных уровнях. Тем самым открывается возможность обнаружения субстанционно-содержательной и организационной «многослойности» систем, глубокой диалектической связи и взаимозависимости субстанционно-содержательных частей, структур и функционирования явлений бытия как сложных целостных организмов [3, с. 226].

Системность как таковая имеет своей целью исследование сложных целостных явлений природного и общественного бытия. В настоящее время назрела необходимость в использовании общенаучных представлений о системности к праву, поскольку без системного представления о праве, невозможно говорить о правовом государстве и создании институтов гражданского общества.

Система представляет собой «скелет науки в том смысле, что ее целью является разработка основ или структур систем, на которые наращиваются плоть и кровь отдельных дисциплин и отдельных предметов исследования в их движении к упорядоченному и последовательно построенному телу знания» [4, с. 124].

В научной философской литературе мы сталкиваемся с многообразием теоретического описания понятия системы, основные идеи которого могут быть использованы в правовой науке. Думается многообразие теоретических представлений о системности, вызвано, прежде всего, научной ценностью системы как особой формы бытия и желанием научного сообщества дать понятие и характеристику системы из ее сущностных признаков, характера объектов и их внутренних взаимосвязей и внешнего проявления.

Так, У.Гослинг понимает под системой «собрание простых вещей», при этом полагая, что именно эта совокупность способствует разрешению системотехнических задач построения сложных технических систем из относительно простых компонентов.

К.Уотт полагает, что «система» – это взаимодействующий комплекс, характеризующийся многими взаимными путями причинно-следственных воздействий».

Выдающийся специалист в области системных исследований Л. фон Берталафи, полагал, что система – «это комплекс взаимодействующих компонентов».

Вышеназванные определения свидетельствуют о желании их авторов раскрыть понятие «системы» через такие категории как «комплекс», «собрание», «скелет». По своей сути, различные слова, используемые при характеристике системности, позволяют говорить о единой цели их авторов, которая сводится, по нашему мнению, к объяснению системности через призму рассмотрения системности как множества взаимосвязанных элементов или взаимозависимых частей.

Актуальным и заслуживающим одобрения представляется понятие системы в философском понимании, предложенное Спиркиным А.Г., который указывает, что «система – это целостная совокупность элементов, в которой все элементы настолько тесно взаимосвязаны друг с другом, что выступают по отношению к окружающим условиям и другим системам как единое целое» [5, с. 161].

Но может ли вышеназванные определения понятия системы в общефилософском понимании быть определяющим для правой системы. Думается, несмотря на внутреннюю логичность приведенных определений, они со всей очевидностью не могут быть признаны универсальными для технических областей знаний и для гуманитарного научного знания. Определение «система» используется во многих областях знаний и при описании различных предметов объективной действительности. При этом, думается, несмотря на определенную общность определения понятия «система», такая категория не может быть признана универсальной и единой для всех областей науки и техники.

Понятие системности права должно со всей очевидностью свидетельствовать об универсальности данного понятия для всех правовых отраслей и отражать всю внутреннюю сущность и содержание права. При этом следует учитывать, что в основу предложенного авторского понятия системности должен быть положен глубокий анализ сущностных характеристик права.

Вопросы системности права были предметом обстоятельного исследования в 40-х – 70-х годах XX века, а отдельные вопросы системы права были предметом дискуссии в начале 80-х годов XX века. Не отрицая значимости проведенных исследований и достигнутых существенных научных результатов, позволим отметить, что исследования по такой существенной проблеме как системность проводились применительно к общественным отношениям, регулируемых советским правом, основанном на плановой экономике, вмешательстве государства в частноправовую сферу и фактическом отрицании частной собственности.

Более чем 30-ти летний период развития правовой системы прошедший после последнего серьезного исследования по проблеме системы права и системообразующих факторов свидетельствует о серьезных пробелах в теории правового регулирования общественных отношений на современном этапе исторического развития. Более того, коренные изменения в экономико-политической жизни страны фактически повлекли за собой необходимость создания новой системы права, основанной на новых принципах и методах, имеющих своей целью разрешение новых функциональных задач. Задача правовой науки в этих условиях сводится к выявлению объективных закономерностях существования системы права. Кроме этого, совершенствование системы действующего законодательства должно главным образом опираться на высокую степень научного познания системности, которая по своей правовой сути должна служить примером должного построения и системы законодательства в целом.

Системность является обязательным условием нормального функционирования права, создавая стройную, непротиворечивую иерархию правовых норм, институтов, подотраслей и отраслей права. Предпосылками системности могут быть признаны внутрисистемные связи, которые с неизбежностью возникают и объективно существуют в праве. Именно эти внутрисистемные связи обеспечивают единство внутрисистемных элементов: ном права, правовых институтов, подотраслей и отраслей права. Как отмечал Явич Л.С.: «Внутренняя согласованность и связь правовой системы позволяют единообразно упорядочить отношения, вносят в них соответствующую стабильность, влияют на правосознание людей и способствуют упрочению законности» [6, с. 127]. Научное познание системности включает в себя познание внутренних закономерностей формирования системы права, обособления и взаимозависимости отдельных его структурных частей: правовых норм, институтов, подотраслей и отраслей права. Однако в рамках научной статьи освятить вопросы внутрисистемных связей не представляется возможным, поскольку их научный анализ должен быть предметом самостоятельного научного исследования.

Таким образом, системность права – это объективное свойство права, которое служит фундаментальной и объективной предпосылкой объединения структурных элементов системы права: правовых норм, институтов, подотралей и отраслей в целостное и внутренне непротиворечивое системное целое, внутри которого существуют неразрывные правовые связи, позволяющие говорить о единстве системы.


Литература:

1. Афанасьев В.Г. Системность и общество. М., 1980.

2. Гегель Г.В. Сочинения. Т. 1. М., Ленинград, 1929.
3. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1961. Т. 20.

4. Керимов Д.А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. М., 2003.

5. Спиркин А.Г. Курс марксистской философии. М., 1965.

6. Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle