Библиографическое описание:

Акопян А. В. Исторический анализ становления и развития поощрительных норм уголовного законодательства в борьбе со взяточничеством [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы V междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 129-132.



Рассматривается краткий анализ становления и развития поощрительных норм уголовного законодательства в борьбе со взяточничеством.

Ключевые слова: исторический анализ, взяточничество, поощрительные нормы, освобождение от уголовной ответственности

Важным и необходимым элементом эмпирического базиса правовой науки являются исторические события и факты. В последнее время наблюдается заметный рост интереса к историческим началам даже в узкоспециальных отраслях юридической науки, где актуальные проблемы исследуются, начиная с их исторических истоков и до сегодняшних дней.Наше исследованиестановления и развития поощрительных норм уголовного законодательства в борьбе со взяточничеством было условно подразделено на три этапа: досоветский, советский и постсоветский.

Являясь эффективным средством раскрытия преступлений, поощрительные нормы стимулируют определенные формы позитивного посткриминального поведения лица, совершившего преступление, таким образом повышая коэффициент раскрываемости взяточничества.

Из исторического анализа развития законодательства относительно поощрительных норм об освобождении от уголовной ответственности за взяточничество отметим, что в отечественном праве представления о поощрительных нормах складывались постепенно.

Так, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и 1885 г. поощрительные нормы описывались в нескольких десятках статей. Например, в ст. 134 Уложения 1845 года была установлена явка с повинной, которая рассматривалась законодателем как общее для любых преступлений обстоятельство, которое существенно смягчало вину и наказание лица — вплоть до полного его помилования. Данное решение в отношении любого лица могло быть принято только судом либо главой государства. Такие решения принимались при наличии признания и чистосердечного раскаяния, т. е. при подтверждении в суде точно определяемой законом мотивации — субъективного фактора.

Также, в более чем двадцати статьях Уложения 1845 года при описании ряда преступлений, законодателем были установлены специальные условия, при наличии которых признавшемуся лицу существенно смягчалось наказание, вплоть до освобождения от него. Например, при подлогах, подделке документов, печатей, мздоимстве или лихоимстве, в том числе взяточников на ниве общественной деятельности (по ст. 292, ст. 294, ст. 296, ст. 372, ст. 373). Здесь законодатели учитывали не столько раскаяние лица в совершенном преступлении, сколько получаемую государством существенную экономию времени, сил и средств, то есть объективные факторы.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и 1885 г., после множества изменений и дополнений, позднее было заменено Уголовным уложением 1903 года, сохранявшем свое значение до 1917 года. В Общей части нового Уложения не было указаний о поощрительных нормах. Российский законодатель пошел по пути установления специальных поощрительных норм при формулировании конкретных составов преступлений в Особенной части Уложения 1903 года.

Уголовно-правовые материальные и процессуальные нормы длительное время не были разделены в отдельных кодексах. Ярким примером служит российское Уложение 1845 года, в материальных нормах которого одновременно содержались и определенные процессуальные условия для применения поощрительных норм [1].

Как известно, в 1917 году новые власти России поставили задачу разрушения прежней государственности и правовой системы. Были отменены все законы, должности следователей, прокуроров и адвокатов, ликвидированы все суды, за исключением некоторых мировых, был упразднен институт присяжных заседателей [2]. Но ввиду того, что эффективность слишком жестких мер властвования была на низком уровне, наряду с данными мерами стали применяться и поощрительные меры.

В декабре 1919 г. были введены в действие «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР», ставшие прототипом Общей части будущего Уголовного кодекса. Руководящие начала 1919 г. не содержали даже упоминания о поощрительных нормах, также как и об иных обстоятельствах, смягчающих вину и наказание [3].

Несмотря на это, новые властные структуры неоднократно принимали директивы, когда наряду с самыми строгими мерами репрессивного характера предусматривались и нормы поощрительного характера. Например, согласно декрету Совета обороны от 8 мая 1918 года «О взяточничестве» от уголовной ответственности освобождали тех лиц, кто давал взятки до и после издания этого акта, но не позднее трех месяцев со дня издания данного декрета сообщил судебным властям о даче взятки. [4]

А в декрете СНК РСФСР от 16 августа 1921 года «О борьбе со взяточничеством» указанное условие было изменено на следующее: «лицо, давшее взятку, не наказывается, если оно своевременно заявит о вымогательстве или окажет содействие раскрытию дела о взяточничестве». [5]

Далее, в Уголовном кодексе 1922г. и в дальнейшем в УК 1926 г. были сформулированы первые и единственные специальные поощрительные нормы по делам о взяточничестве, сначала в тексте статьи 114 УК 1922 г., затем — в примечании к ст. 118 УК 1926 г. (Дача взятки и посредничество во взяточничестве). Так, согласно примечанию ст. 118 УК 1926 г. взяткодатель и посредник освобождаются от уголовной ответственности в случаях, если:

1) имело место вымогательство взятки;

2) они немедленно после дачи взятки добровольно заявят о случившемся.[6]

Именно на основании существования вышеуказанных статей нарабатывалась практика по дальнейшему формированию поощрительных норм об освобождении от уголовной ответственности.

В Основах уголовного законодательства СССР 1958 г., как и в дальнейшем в УК каждой союзной республики, явка с повинной, как поощрительная норма, нашла свое место, хотя и не в отдельной норме поощрительно-стимулирующих обстоятельств. Законодатель поместил её в перечень со схожими, но специфичными обстоятельствами.

В пункте 9 статьи 38 УК РСФСР 1960 г. было указано: «При назначении наказания смягчающими ответственность признаются: чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления». [7] Нигде более в УК РСФСР не имелось каких-либо определений явки с повинной, да и она могла быть учтена или не учтена лишь судом, и только для смягчения наказания, но не для освобождения от него. Сюда относятся и такие разновидности повинной, как явка для отбытия наказания, явка и решение вопросов давности, неназначение смертной казни явившемуся лицу. [3]

Вскоре в Особенной части УК РСФСР стали формулироваться специальные виды поощрительных норм, освобождающих от уголовной ответственности. Так, общесоюзным актом 1962 г., была воссоздана формулировка примечания о повинной, когда лицо, давшее взятку, добровольно сообщало об этом. В ст. 174 УК РСФСР было установлено, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки или если оно после дачи взятки добровольно заявило о случившемся [7].

В результате, в Общей части УК РСФСР, как и в УК других союзных республик, не было правового основания для освобождения от уголовной ответственности лиц, явившихся с повинной и т. п., а в Особенной части УК такие специальные поощрительные нормы были указаны, причем по тем видам преступлений, которые были лидерами преступлений по степени латентности. Такие основания освобождения от уголовной ответственности законодателями именовались по-разному: добровольное заявление, сдача оружия, наркотиков и т. д. Но их сущность заключалась в том, что эти лица признавали свое участие в преступлении и способствовали его раскрытию.

После распада СССР ознаменовалось начало так называемого постсоветского периода. С началом данного периода, в особенности после принятия Конституции Российской Федерации, объективно усилилась тенденция к возрастанию роли поощрительных норм.

Вновь наступил переходный период, во время которого с большими трудностями столкнулось реформирование законодательства. Как было отмечено ранее, в досоветский период отечественные законодатели не предусматривали таких преступлений и исключительных обстоятельств, по которым лицо могло быть освобождено от уголовной ответственности и наказания, тем более до суда. В советский период это стало иметь место: сначала лишь по делам о взяточничестве и затем — по четырем статьям из Особенной части УК РСФСР. [3]

В постсоветский период началось активное внедрение и развитие поощрительных норм, по которым лицо могло или должно быть освобождено от уголовной ответственности и наказания, как при досудебном производстве, так и судом.

Впервые за восемьдесят лет развития отечественного законодательства, с января 1997 года в УК РФ было введено единое правовое и процессуальное основание под обобщающим наименованием «деятельное раскаяние», как бы поглотившем и явку с повинной: статья 75 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием».

УК РФ 1996 года содержит намного больше поощрительных норм, чем предыдущие уголовные кодексы досоветского и советского периода. В число данных поощрительных норм также входит и освобождение от уголовной ответственности за дачу взятки и посредничество во взяточничестве в связи с добровольным заявлением.

Таким образом, из приведенного выше исторического анализа развития российского законодательства относительно поощрительной нормы об освобождении от уголовной ответственности за взяточничество можно сделать нижеследующие выводы.

В отечественном праве представления поощрительных нормах складывались постепенно. Первоначально в самом тексте материальных норм закона предусматривались основные виды поощрительных норм и конкретные пределы смягчения вины и наказания, включая освобождение от уголовной ответственности и наказания, как правило, по решению суда либо главы государства. Законодатель устанавливал довольно высокие требования к морально-нравственным аспектам явки с повинной.

Далее, определяющим фактором становится признание лицом своей вины, когда у органов уголовного преследования не имеется еще достаточных оснований считать данное лицо подозреваемым. После накопления практического и законодательного опыта в досоветский период в России переходят к более общим указаниям о поощрительных нормах. Резко понижаются прежние высокие критерии нравственного плана, относившиеся ранее к явке с повинной. Данное обстоятельство было вызвано ростом преступлений, в их числе профессиональных, коррупционных и латентных, значительно возросшими трудностями в их предупреждении, пресечении и раскрытии.

Как было отмечено ранее, еще в начале XX века поощрительные нормы становятся узаконенной формой оплаты государством «услуг» по раскрытию и расследованию ряда наиболее опасных и латентных преступлений.

Резюмируя общие выводы о том, как формировалось законодательство о поощрительных нормах в советский период надо отметить следующие положения. Четкая регламентация поощрительных норм в УК РСФСР отсутствовала, хотя и начинала складываться под воздействием реалий практики. Так, новые властные структуры неоднократно принимали директивы, когда наряду с самыми строгими мерами репрессивного свойства предусматривались и нормы поощрительного характера. Например, декрет Совета обороны от 8 мая 1918 года «О взяточничестве», в декрет СНК РСФСР от 16 августа 1921 года «О борьбе со взяточничеством».

Далее, в Уголовном кодексе 1922г. и в дальнейшем в УК 1926 г. были сформулированы первые и единственные поощрительные нормы по делам о взяточничестве. А уже в УК РСФСР 1960 г. не имелось каких-либо определений явки с повинной, да и она могла быть учтена или не учтена лишь судом, и только для смягчения наказания, но не для освобождения от него. Но вскоре общесоюзным актом 1962 г., в Особенной части УК была воссоздана формулировка примечания о повинной, когда лицо, давшее взятку, добровольно сообщало об этом.

Постсоветский период ознаменовался усилением тенденции к возрастанию роли поощрительных норм, в том числе и освобождающих от уголовной ответственности за должностные преступления коррупционной направленности. Впервые за восемьдесят лет развития отечественного законодательства, с января 1997 года в УК РФ было введено единое правовое и процессуальное основание под обобщающим наименованием «деятельное раскаяние», как бы поглотившем и явку с повинной: статья 75 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием».

Согласно российскому УК при явке с повинной лицо подлежит обязательному освобождению от уголовной ответственности и наказания в определяемых законом случаях, таких как, например, дача взятки (если давшее взятку лицо добровольно сообщило об этом в орган, правомочный возбудить уголовное дело и активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления) и посредничество во взяточничестве (если посредник добровольно сообщил об этом в орган, правомочный возбудить уголовное дело и активно способствовал раскрытию и (или) пресечению преступления).

Литература:

  1. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845г. [Электронный ресурс]: URL: http://www.history.ru/content/view/1114/
  2. Коломеец В. К. Явка с повинной по российскому законодательству (1845--1995 гг.) — Екатеринбург, 1996. С.40
  3. Коломеец В. К. Становление и развитие положений о явке с повинной в уголовно-процессуальном законодательстве России с 1845 до 2005 г. Дисс.... доктора юрид. наук в виде научного доклада, выполняющего также функцию автореферата. Екатеринбург, 2004.
  4. Декрет Совета обороны от 8 мая 1918 года «О взяточничестве» [Электронный ресурс]: URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/DEKRET/18–05–08.htm
  5. Декрет СНК РСФСР от 16 августа 1921 года «О борьбе со взяточничеством» [Электронный ресурс]: URL: http://www.bestpravo.ru/sssr/eh-praktika/m2a.htm
  6. Уголовный Кодекс РСФСР 1926 г. [Электронный ресурс]: URL: http://docs.cntd.ru/document/901757374
  7. Уголовный Кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. [Электронный ресурс]: URL: http://pravo.levonevsky.org/kodeksru/uk/19601027/index.htm

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle