Библиографическое описание:

Каратаев И. А. Актуальные проблемы процедуры медиации в России и пути их решения [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы V междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016.

Препринт статьи



Процедура медиации относительно новый институт в российской юридической практике, применяемый с 2011 года и являющийся альтернативной судебному порядку разрешения спора, в котором стороны прибегают к помощи медиатора — независимого лица, содействующего сторонам в разрешении конфликта и заключении медиативного соглашения, как результата благополучно осуществленной процедуры. Актуальность исследования данного способа обусловлена быстрой законодательной интеграцией данного института, наличием пробелов в законодательстве, регулирующих проведение данной процедуры и низким процентом её применяемости.

Данный правовой институт появился впервые в США в 1960-х годах, успев за это время не только прижиться, но и появиться в законодательстве ряда других стан. Если в штатах причиной появления медиации стала неспособность государственных судов обеспечить быстрое и эффективное разрешение коммерческих споров, в Европе и России становление данного института произошло путем принятия нормативно-правовых актов. Для стран европейского континента таким документом стала Директива 2008/52/ЕС «О некоторых аспектах медиации по гражданским и коммерческим делам» от 21.05.2008 г., а для России — Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» [1] (далее — федеральный закон), который вступил в силу 1 января 2011 года.

Впервые в Российской Федерации применение медиации, как способа разрешения коммерческих споров, было закреплено в ст. 135 и ст. 158 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 года, а также введено понятие «посредник», и у судей появилась обязанность разъяснять сторонам их право на обращение к посреднику до разрешения спора в суде.

Необходимо отметить, что в постановлении VIII Всероссийского съезда судей от 19 декабря 2012 года «О состоянии судебной системы Российской федерации и основных направлениях ее развития» отмечается приоритетность совершенствования именно примирительных процедур, в том числе медиации [2].

Несмотря на вышеизложенное и ряд преимуществ медиации, среди которых: экономия времени, неформальность и конфиденциальность процесса, возможность найти конструктивное решение, соответствующего реальному положению вещей, до настоящего времени сохранились и не решены некоторые проблемы, а также не устранены пробелы в законодательстве.

Во-первых, граждане нашей страны с некоторым недоверием относятся к такому способу разрешения конфликта как медиация, поскольку не знают или не слышали о подобной процедуре. Справедливо отмечается в научной литературе обусловленность такого поведения наших сограждан, поскольку «за годы советской власти нас приучили, что можно пожаловаться и передать спор на рассмотрение в райком, в профком, в суд и т. п. и снять с себя ответственность за принятие решения» [3]. Согласно справке «О практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г., N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за 2015 год», утвержденной Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г. [4], за 2015 год из рассмотренных с вынесением решения (судебного приказа) 15 819 942 гражданских дел, посредством процедуры медиации спор был урегулирован в 1 115 делах (0,007 % от числа рассмотренных), а в 2014 году к помощи медиаторов стороны прибегли в 1 329 делах (0,01 % от числа рассмотренных). На основании приведенных данных можно сделать вывод о том, что востребованность рассматриваемого института и число споров, по которым стороны обратились за помощью к посреднику, остаются низкими. Однако необходимо отметить, что широкое распространение медиации и совершенствование нормативной базы по данному вопросу видится возможным только в том случае, если будут учтены такие факторы, как менталитет наших граждан, уровень их правовой культуры и правосознания. На наш взгляд, решение данной проблемы видится в активной просветительской работе органов государственной власти всех уровней, в том числе местного самоуправления, средств массовой информации и самих медиаторов.

Во-вторых, существуют проблемы и экономического характера, которые, в свою очередь, так же приводят к низкой популярности рассматриваемого института. К ним можно отнести высокую стоимость услуг профессиональных медиаторов и нежелание сторон нести дополнительные затраты. К примеру, стоимость процедуры медиации, при условии, что сторонами являются физические лица, в АНО «Уральский центр медиации» составляет 1 200 рублей в час, при этом при обращении с заявлением о процедуре медиации взимается регистрационный взнос в размере 1 650 рублей. Помимо прочего стоимость подготовки самого медиативного соглашения составляет 2 200 рублей, а если стороны захотят воспользоваться услугами специалистов или экспертов, приглашенных АНО «УМЦ» им необходимо будет заплатить еще 1700 рублей в час. Итого стоимость процедуры медиации обойдется в 6 750 рублей, при условии, что сама процедура, как и консультации специалистов или экспертов, длилась ровно час. [5]. Учитывая тот факт, что стороны могут обратиться к услугам медиатора во время судебного разбирательства до вынесения судебного решения, то есть когда истец уже заплатил государственную пошлину за подачу искового заявления, процедура медиации может оказаться слишком затратной. На наш взгляд, в качестве стимулирования сторон к разрешению спора посредством процедуры медиации будет способствовать введение на законодательном уровне возврата государственной пошлины за подачу искового заявления в размере 50 %, в случаях, если стороны решили воспользоваться процедурой медиации после подачи искового заявления, а также покрытие государством 30 % окончательной стоимости процедуры медиации.

В-третьих, в научной литературе отмечается, что одной из причин низкого распространения медиации в нашей стране является отсутствие централизованной системы альтернативной процедуры разрешения споров [6, с. 8]. На наш взгляд, необходимо не только создать централизованную систему, но сделать ее частично государственной. При создании государственных центров медиации в субъектах нашей страны рост количества обращений к данному способу разрешения споров вырастет, поскольку граждане смогут обращаться к профессиональным медиаторам, оплачивая только регистрационный взнос, о котором было сказано выше, а все остальные расходы частично или полностью сможет взять на себя государство. Поскольку общественные отношения подвержены постоянным изменениям и применение неактуальных способов по созданию благоприятных условий для разрешения спора и ведения переговоров может существенно затруднить или снизить эффективность самой процедуры, создание централизованной системы позволит постоянно повышать квалификацию медиаторов, устранять недочеты или ошибки в их деятельности как в процессуальном, так и в формальном смысле.

В-четвертых, согласно статьям 1 и 3 федерального закона процедура медиации применяется к спорам, которые возникли из гражданских, экономических, семейных, трудовых правоотношений, и в случаях, прямо предусмотренных законом, при условии добровольного волеизъявления сторон. На наш взгляд, данные положения исключают жилищные и земельные правоотношения, а также должны быть дополнены случаями, при которых стороны обязаны будут обратиться к помощи медиатора перед тем, как обратиться в суд. К таким случаям можно отнести: дела о расторжении брака; дела, вытекающие из семейных правоотношений, за исключением лишения или ограничения родительских прав, а также иных споров о детях; дела по имущественным спорам при разделе имущества; дела об определении порядка пользования имуществом. Всё это позволит разгрузить судей и будет способствовать целям процедуры медиации, а именно гармонизации социальных отношений и содействию развития партнерских деловых отношений.

В-пятых, что касается самих медиаторов: федеральный закон закрепляет общие требования к лицам, осуществляющим данную деятельность (достижение восемнадцатилетнего возраста, наличие полной дееспособности, отсутствие судимости) и выделяет среди них профессиональных (занимающихся данным видом деятельности на профессиональной основе) и непрофессиональных медиаторов. По нашему мнению, такое выделение справедливо, однако в положениях статьей 15 и 16 анализируемого нормативно-правового акта вообще ничего не говорится об образовании непрофессиональных медиаторов, в то время как в отношении другой категории посредников законодатель предусмотрел обязательность наличия высшего образования, но какого именно не указал. Такие положения нуждаются в дополнении, поскольку по смыслу федерального закона разрешением споров, к примеру, на непрофессиональной основе может заниматься гражданин, не имеющий образования. На наш взгляд, в связи с этим необходимо дополнить положения статей 15 и 16 федерального закона и указать обязательное наличие у всех медиаторов именно высшего юридического образования. Данные дополнения, во-первых, поднимут авторитет медиатора в глазах граждан, так как помощь им будет оказывать квалифицированный специалист, а, во-вторых, лицо, выступающее посредником, будет оценивать и рассматривать ситуацию не только с бытовой, но и с юридической точки зрения. Необходимо также предусмотреть в законе подведомственность дел медиаторам, осуществляющим свою деятельность на профессиональной и непрофессиональной основе. К примеру, по несложным категориям гражданских дел (дела о расторжении брака и другие) стороны смогут обратиться к медиатору, осуществляющему свою деятельность на непрофессиональной основе. Такие изменения в законодательстве позволят качественно и эффективно урегулировать спор, а также будут стимулировать медиаторов к занятию медиацией именно на профессиональной основе, поскольку профессиональный медиатор обязан получить еще и дополнительное профессиональное образование по вопросам процедуры медиации.

В-шестых, одним из принципов процедуры медиации является конфиденциальность. Согласно положениям статьей 5 и 6 федерального закона вся информация, полученная медиатором от сторон, не подлежит разглашению, за исключением случаев, предусмотренных в законе, при этом в п. 1 ч.3 ст. 69 ГПК РФ сказано, что медиаторы не подлежат допросу в качестве свидетелей. Ответственность за нарушение данного принципа медиатором законодательно не предусмотрена, но стороны могут обратиться с исковым заявлением в суд о возмещении вреда, причиненного разглашением конфиденциальной информации. На наш взгляд, отсутствие последствий, в случаях нарушения данного принципа, необходимо восполнить путем введения в КоАП РФ нового состава, предусматривающего штраф, а в случаях неоднократного нарушения медиатором данного принципа — запрета на участие в процедуре медиации в качестве посредника. Такие изменения в законодательстве позволят обезопасить граждан в случаях нарушения медиаторами принципа конфиденциальности.

Итак, процедура медиации, как и законодательство о ней несовершенны, о чем свидетельствует наличие различного рода проблем, в том числе и пробелов в законодательстве. В связи с этим в настоящее время в России разрешение спора в суде — основной способ защиты нарушенных и оспариваемых прав и законных интересов. Несмотря на большое количество научных работ по исследованию альтернативных форм разрешения споров, законодатель, к сожалению, до сих пор не принимает действий по разрешению и устранению проблем, связанных с данным институтом.

Литература:

  1. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федеральный закон РФ от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ (ред. От 23.07.2013)//Российская газета.2010.30 июля.
  2. Съезд судей // Совет судей Россиской Федерации. URL: http://www.ssrf.ru/page/9085/detail/ (дата обращения: 16.11.2016).
  3. Ооржак Э. Ю. Медиация как альтернативный способ урегулирования спора в гражданском процессе // Материалы XIХ Международной научно-практической конференции «Деятельность правоохранительных органов в современных условиях». — Иркутск: Восточно-Сибирский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2014. — С. 312–315.
  4. Справка о практике применения Федерального закона от 27 июля 2010 года № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за 201» (утв. Президиумом Верховного суда РФ 1 апреля 2016 года).
  5. Ресурсный центр медиации:: Стоимость процедуры медиации в АНО «Уральский центр медиации» // Ресурсный центр медиации. URL: http://mediators.ru/rus/regional_mediation/ural/docs2/text2 (дата обращения: 16.11.2016).
  6. Исаенкова О. В. Цивилистический процесс в России — основные тенденции // Вестник ТГУ. — 2016. — № 1. — С. 5–10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle