Библиографическое описание:

Петров А. В. История развития специальных знаний [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы V междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016.

Препринт статьи



Статья посвящена теме: «Истории развития специальных знаний», в которой анализируется, историческое развитие и использование специальных знаний.

Ключевые слова: специальные знания, история развития специальных знаний, специалист, эксперт, судебная экспертиза

В Древнем мире и в Средневековье экспертиза в современном ее понимании еще не существовала. Но, тем не менее, привлечение знающих людей к участию в судопроизводстве имело место уже издревле.

Начальный этап формирования судебной экспертизы следует связывать с появлением первых письменных юридических памятников. В них содержались пока только прообразы будущей нормативной регламентации использования специальных знаний в судопроизводстве, порядка производства судебных экспертиз, их родов и видов, прав и обязанностей эксперта и т. д. Однако привлечение сведущих людей к участию в судопроизводстве на практике происходило многим раньше, как указывают дошедшие до нас исторические источники. [1]

Из древнейших письменных источников права — индийских Законах Ману содержится упоминание о том, что для раскрытия преступлений и анализа следов в качестве экспертов привлекались охотники. В индийских исторических источниках также приводятся сведения об отдельной категории (касте) лиц, занимавшихся поимкой преступников, — «кхоях». [2]

В Византии начиная с периода правления императора Юстиниана (V — VI вв.) при судах осуществляли свою деятельность специальные лица, в обязанности которых входило проведение почерковедческой экспертизы.

В древности для раскрытия преступлений широко использовались не только специальные знания следопытов, но и врачей, которые устанавливали причину смерти, исследовали телесные повреждения, а также устанавливали лиц, совершивших преступление. В дошедших до нас исторических источниках содержатся сведения о том, что врачом по имени Актисний было проведено исследование трупа римского императора Юлия Цезаря для установления того, каким из многочисленных ножевых ударов ему была причинена смерть. [3]

При римском императоре Александре Севере (208–235 гг. н. э.) существовала специальная служба, которая выявляла подделки и определяла, какие металлы использовали для этого фальшивомонетчики. Анализ осуществлялся при помощи нагревания огнем, когда монеты раскалялись вместе с химическими веществами, позволяющим им сплавляться с примесями, используемыми в золотых монетах. «Золото к такому шлаку не прилипало и по охлаждении оставалось в виде блестящего желтого королька, удобного для взвешивания. Зная первоначальную массу изделия и массу королька, можно было определить, сколько примесей содержалось в золоте. [4]

Гай Светоний Транквилл (ок. 120 г. н. э.) писал, что придворный врач Антистий проводил осмотр тела Юлия Цезаря и установил, что тем было получено 23 раны, из которых смертельной, по мнению врача, оказалась вторая рана, нанесенная в область груди. [5]

В трудах Гиппократа (более 460–350 лет до н. э.) рассматривались вопросы исследования повреждений на теле, жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и др. [6]

Сохранилось экспертное задание одной из первых дошедших до нас судебно-медицинских экспертиз, полученное от папы римского Иннокентия III (1209 г.), целью которого было выяснение вопроса о причинении смерти при убийстве вора — причинил ли смерть тот, кто ударил убитого могильным заступом. [7]

В Древнем Китае во времена династии Тан для установления чьей-либо личности исследовались следы пальцев рук. Во времена же династии Сун фактически дактилоскопическая экспертиза стала использоваться и в уголовном процессе. [8]

В Древнем Китае предусматривалась специальная чиновничья должность — линши, в круг обязанностей которого, в частности, входило и расследование преступлений, причем часто он выступал и в роли судебного врача. Циньское руководство по расследованию уголовных преступлений. [9]

В Европе первые научные труды по судебной медицине появились только в начале XVII в., одной из первых публикаций по этому вопросу является книга «Судебно-медицинские вопросы», которую в 1621 г. издал в Риме Паоло Захия.

В. М. Никифоров, исследовавший вопрос развития судебных экспертиз, указывает, что в XIV в. (в 1353 г.), в соответствии с правилами opinion evidence суды Англии могли привлекать экспертов для совместного определения характера ран или причины увечий. [10]

В Австралии же следопыты — «трэкеры» — специализировались на поиске лиц, укравших чужое имущество, либо заблудившегося скота по оставленным следам. [11]

В Париже в 1570 г. образуется Корпорация присяжных мастеров-письмоводов по исследованию подписей, почерков, счетов и расписок, оспариваемых в судебном порядке. В 1595 Корпорация получила от короля Генриха IV патент на право производства экспертиз, в 1727 г. Людовиком XV была преобразована в Академию и просуществовала до конца XVIII века. [12]

Именно в Париже в 1604 г. издается работа Франсуа Демелля «Советы по распознаванию поддельных рукописей и сравнению почерков и подписей для того, чтобы уметь видеть и обнаруживать всякие подделки; с подробным и полным объяснением искусства письма; о том, как распознавать и расшифровывать скрытые и тайные письмена».

В дальнейшем накопленный опыт проведения экспертных исследований в этой области послужил толчком для публикации ряда работ, обобщающих эмпирические данные и методики исследования, таким образом определив развитие как почерковедческой, так и судебной экспертизы документов.

В Италии в 1622 г. издается трактат Камилло Бальдо под названием «Рассуждение о способе узнавать обычаи и качества писавшего его по письму».

В 1665 г. в Париже опубликована работа Жака Ровено — «Трактат об исследовании письма», в котором уже анализировались способы подделки документов. Данное исследование было настолько передовым в то время, что весь тираж книги по распоряжению судебных властей 10 февраля 1670 г. был предан огню, чтобы не допустить распространения описанных в ней способов подделки документов среди злоумышленников. [13]

В Каролине, уголовно-судебном уложении Священной Римской империи германской нации (1532 г.), устанавливалось обязательное участие хирургов при расследовании преступлений против жизни и здоровья, а также сведущих лиц для освидетельствования и помощи суду в осуществлении правосудия.

«CXLVII. О том, если кто-либо будет избит и спустя некоторое время после того умрет таким способом, что будет сомнительно, умер он от нанесенных ударов или по иной причине, то в подобных случаях обе стороны могут предоставить надлежащих свидетелей по делу (как-то указано по поводу доказательств), в особенности надлежит привлечь хирургов, сведущих в деле, и других лиц, кои знают, как держался умерший после ранения, ударов и схватки и как долго он прожил после ранения. При решении подобного дела судьи обязаны обратиться за советом к законоведам и всюду, как указано в конце Нашего настоящего уложения» [14]

Однако не во всех случаях судам требовались сведущие лица. В ряде случаев суд устанавливал следы побоев самостоятельно, без привлечения сторонних людей. В ст. 29 пространной редакции Русской Правды (XIII в.) записано: "...если придет на <княжеский> двор человек окровавленный или избитый до синяков, то не искать ему свидетелей»...

Особо оговаривались случаи, когда суды обязаны обращаться за консультациями к сведущим лицам:

«CCXIX. В настоящем Нашем и Священной империи уложении многократно указано было, что уголовные суды должны всячески искать совета, если у суда в уголовных процессах возникают сомнения при отправлении правосудия и вынесении приговора. В этих случаях они должны просить и искать указаний у своих высших судов, сведущих в древних, сложных обычаях. [...] Если же уголовное обвинение против преступника и судопроизводство осуществляются властью ex officio и по долгу службы, то в случае возникших сомнений судьи должны и обязаны искать совета в высших школах, городах и общинах или у прочих законоведов, где только могут получить наставление с наименьшими издержками»... [15]

В Большом уголовном ордонансе Людовика XIV (1670 г.) специальная глава посвящена заключениям врачей и хирургов. Ордонанс устанавливает вызов врачей и хирургов к раненым и к осмотру мертвых тел, а также предусматривает право суда назначать вторичное освидетельствование через экспертов (посещение) при всех заключениях, требуемых судебной инстанцией. Ордонанс требовал присутствия по крайней мере одного из хирургов, назначаемого главным врачом короля, где таковые есть, под страхом недействительности заключения. [16]

Не менее важным было и освидетельствование состояния обвиняемых; в ст. 23 указывается, что «если какая-то женщина перед или после того, как была осуждена на смертную казнь, объявит, что она беременна, судья должен организовать ее осмотр». [17]

В России появление судебно-медицинской экспертизы следует отнести к XVI в. Так, в 1535 г. врач Феофил по поручению правительницы Елены произвел освидетельствование удельного князя Андрея Старицкого по поводу подозрения в симуляции болезни. [18]

В России судебно-медицинская экспертиза на законодательном уровне получает регламентацию в Воинском уставе Петра I, где устанавливается необходимость привлечения врачей к исследованию повреждений на теле потерпевшего и установления причины его смерти. В толковании к Артикулу 154 читаем, что "...того ради зело потребно есть, чтоб сколь скоро кто умрет, который в драке был и бит, поколот, или порублен будет, лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали, и подлинно разыскали, что какая причина к смерти ево была, и о том имеют свидетельство в суде на письме подать, и оное присягою своею подтвердить», [19]

В России сведения о судебно-психиатрической экспертизе относят к концу XVII в.

Исследователи прошлого русской психиатрии отмечают, что в допетровской Руси в XVI — XVII вв., а отчасти и в более поздние времена основными центрами оказания психиатрической помощи и проведения освидетельствований в этой области медицины являлись монастыри. Душевнобольные направлялись в монастыри не только для их призрения, но и для выявления психического заболевания в целях установления уголовной ответственности.

Формирование института судебных экспертиз тесно связано не только с развитием юриспруденции, но и с развитием отдельных отраслей науки. Невысокий уровень технических и естественнонаучных знаний пока еще только зарождающейся классической науки несколько ограничивал возможности и количество экспертиз этого периода.

Появление и развитие новых родов и видов экспертиз происходило неравномерно. Законодательная регламентация производства экспертиз значительно отставала от практики их производства. [20]

Литература:

  1. Неретина Н. С. От Гиппократа до Ньютона: начальный период возникновения и становления экспертных знаний // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 2. С. 274–280.
  2. Возгрин И. А. Введение в криминалистику: История, основы теории, библиография. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. С. 16.
  3. Рожановский В. А. Судебно-медицинская экспертиза. М.: Госюриздат, 1928. С. 10.
  4. Россинская Е. Р. Профессия — эксперт (Введение в юридическую специальность). М., 1999. С. 159.
  5. Транквилл Гай Светоний. Жизнь двенадцати Цезарей. М., 1990. С. 35.
  6. Россинская Е. Р., Зинин А. М. История становления и развития судебной экспертизы // История юридических наук в России. Сб. статей. М., 2009. С. 354.
  7. Никифоров В. М. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947. С. 6.
  8. Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л.: ЛГУ, 1963. С. 4.
  9. Циньское руководство по расследованию уголовных преступлений // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Древний мир и Средние века. Том 1. М., 2012. С. 129–132.
  10. Неретина Н. С. От Гиппократа до Ньютона: начальный период возникновения и становления экспертных знаний // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 2. С. 274–280.
  11. Астанов И. Р. Генезис, современное состояние и перспективы развития института экспертизы: проблемы и пути их решения // Эксперт-криминалист. 2015. N 3. С. 31–33.
  12. Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 2000. С. 323.
  13. Буринский Е. Ф. Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею. М., 2002. С. 222.
  14. Каролина. Уголовно-судебное уложение Карла V. Алма-Ата, 1967. С. 104–105
  15. Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1997. Т. 4. С. 675–676.
  16. Никифоров В. М. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947. С. 6.
  17. Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т. II. Европа: V — XVII вв. М., 1999. С. 788.
  18. Крылов И. Ф. Избранные труды по криминалистике. СПб., 2006. С. 752.
  19. Российское законодательство X — XX вв.: В 9 т. Том 4. М., 1986. С. 355.
  20. Неретина Н. С. От Гиппократа до Ньютона: начальный период возникновения и становления экспертных знаний // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 2. С. 274–280.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle