Библиографическое описание:

Щербаков А. В., Сидорова М. М., Щербаков Н. А. К вопросу о правовой основе содержания понятия голодовки осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы V междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016.



В статье рассматриваются вопросы правового регулирования предупреждений преступлений в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и раскрываются конкретные меры уголовно-правового, уголовно-исполнительного воздействия в части, касающейся недопущения акций протеста в виде голодовок, которые могут дезорганизовать деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Автором проведено исследование проблем, действий, дезорганизующих деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Материал статьи может быть использован в практической деятельности исправительных учреждений, а также образовательных организаций Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации.

Ключевые слова: голодовка, сухая голодовка, акция протеста, уголовно-исполнительная система, осужденные, дезорганизация деятельности учреждений обеспечивающих изоляцию от общества, исправительные учреждения, безопасность личности, администрация исправительных учреждений, места лишения свободы, пенитенциарная преступность

Сегодня в средствах массовой информации все чаще появляется информация о том, что осужденные, отбывающие наказания в исправительных учреждениях, прибегают к публичному протесту, который выражается в виде голодовок.

Так, известный бывший осужденный М. Б. Ходорковский отказывался от пищи, чтобы привлечь внимание Президента Российской Федерации Д. А. Медведева к проблеме судебной системы: в 2010 году суды, вопреки президентским поправкам, активно заключали предпринимателей под стражу и продляли им арест, в том числе М. Б. Ходорковскому.

Внимание президента протест М. Б. Ходорковского привлек, но на его участь это в итоге не повлияло [1].

Не принесли определенного результата проведенные голодовки других осужденных, отбывающих наказания в исправительных учреждениях Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН России).

Анализ обстановки, складывающейся в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее — УИС), свидетельствует об активизации попыток группировок осужденных с устойчивыми криминальными наклонностями дестабилизировать деятельность администраций, в том числе посредством организации акций осужденных в виде групповых актов отказа от пищи.

Ряд групповых протестных акций совершается значительным числом осужденных — до сотен человек. В 2007 году зафиксировано одиннадцать случаев групповых отказов от приема пищи. Из года в год их количество увеличивалось, и в 2011 году произошло сорок пять случаев группового отказа от приема пищи. Данные события произошли на территории пятидесяти шести субъектов Российской Федерации. По всем фактам голодовок проведены ведомственные прокурорские проверки, органами прокуратуры нарушений со стороны администраций учреждений не установлено ни в одном из случаев. Все требования осужденных признаны необоснованными [2].

Однако это не всегда имеет место. Приведем примеры.

«Все осужденные ИК-1 пос. Салын Республики Калмыкия объявили с 21 ноября 2015 года всеобщую голодовку в знак протеста против убийства осужденного Батырева Дмитрия, а осужденные, которые находятся в отряде усиленного режима (БУР), объявили сухую голодовку и зашили себе рты проволокой», — говорится в сообщении, размещенном на сайте проекта «Gulagu.net» [3].

По данным следствия, вечером 20 ноября 2015 г. на территории исправительного учреждения в Калмыкии «было обнаружено тело 28-летнего мужчины с признаками насильственной смерти».

«В ходе осмотра тела установлены многочисленные повреждения, в том числе в области головы, туловища и конечностей», — говорится в сообщении, размещенном на сайте Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Калмыкия. В сообщении также отмечается, что уголовное дело возбуждено по статьям «Превышение должностных полномочий с применением насилия, с использованием специальных средств с причинением тяжких последствий» и «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

Следует признать, что осужденные граждане нередко прибегают к голодовке как к последней мере, для того чтобы обратить внимание на тяжелое положение, нарушение их прав, недобросовестную работу администрации учреждений уголовно-исполнительной системы и другие факты, требующие внимания общества [4].

Более 400 осужденных исправительной колонии № 46 в Невьянске (Свердловская область) отказались от приема пищи,сообщаетпресс-служба ГУФСИН России по Свердловской области. Согласно имеющейся информации, осужденные не объяснили причину голодовки и не выдвинули требований. В пресс-службе уточняют, что в колонии не происходят массовые беспорядки и ситуация полностью управляема. По данным ГУФСИН России по Свердловской области, 4 июля 2015 г. в 46-й колонии скончался один из осужденных, 1989 года рождения. Мужчина был осужден по ч. 4 ст. 162 УК РФ («Разбой»). В пресс-службе опровергли информацию об убийстве осужденного.

В настоящее время по факту отказа заключенных от еды проводится проверка. Для установления причины гибели мужчины будет проведена судебная медицинская экспертиза [5].

По данным уполномоченного по правам человека в Свердловской области, все требования, выдвинутые осужденными, удовлетворены. Основным требованием было возбуждение уголовного дела в связи со смертью одного из осужденных. Кроме того, голодающие требовали, чтобы расследование велось не следственной бригадой из Невьянска, а представителями Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области, и отстранения на время проведения следствия начальника колонии и его заместителя.

По данным пресс-службы Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области, в понедельник было возбуждено еще одно уголовное дело по ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия»), так как следствие подозревает, что сотрудники колонии могли быть причастны к смерти осужденного. Уголовные дела по факту смерти осужденного и о превышении должностных полномочий соединены в одно производство. Расследование уголовного дела находится на личном контроле руководителя следственного управления регионального СКР (Следственный комитет России).

Изучив статистические данные ФСИН России, а также результаты проведенного нами анкетирования сотрудников 28 территориальных органов ФСИН России по вопросам организационно-правового обеспечения безопасности уголовно-исполнительной системы (по Томской, Тюменской, Свердловской, Кемеровской, Кировской областям, Республике Татарстан, г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Ставропольской области, Ямало-Ненецкому автономному округу, Республике Удмуртия, Тверской области, Алтайскому краю, Брянской, Саратовской, Курганской, Ростовской, Белгородской областям, Республике Чувашия, Орловской, Челябинской, Волгоградской, Мурманской, Самарской, Липецкой, Псковской, Новгородской, Вологодской областям, Республике Чечня, Республике Дагестан) [6], мы пришли к выводу, что анализ рассматриваемых деяний носит демонстративно-шантажный характер. Запугивая основную массу осужденных, заставляя их наносить вред своему здоровью, отдельные группы криминально настроенных лиц, отбывающих наказание, искажая реальное положение дел в системе, пытаются привлечь к себе повышенное внимание общественности и правозащитных организаций. Этой информации также есть подтверждение.

Например, в исправительной колонии № 11 УФСИН России по Кировской области 19 сентября 2011 г. организована массовая голодовка, в которой приняли участие двести семьдесят человек. Осужденными были выдвинуты следующие требования: отменить полный личный обыск при переводе в запираемые помещения ПКТ, при выдворении в ШИЗО и при освобождении из данных помещений; заменить работы, предусмотренные в ст. 106 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, по благоустройству территории исправительного учреждения для осужденных, исповедующих ислам, работой по ремонту молельной комнаты; допустить поступления запрещенных предметов — чая и табачных изделий, для осужденных, выдворенных в штрафной изолятор.

Уполномоченным по правам человека в Кировской области, прокурором по надзору за соблюдением законов в уголовно-исполнительной системе, а также членами общественной наблюдательной комиссии была проведена проверка действий сотрудников. Они признаны правомерными, а действия осужденных — необоснованными. Следует отметить, что для разрешения такой ситуации требуется, как правило, значительное количество сил, времени и средств. На сегодняшний день ФСИН России сотрудничает со всеми общественными организациями, желающими оказывать помощь осужденным, вставшим на путь исправления. Все поступающие обращения заявления граждан в обязательном порядке рассматриваются, принимаются адекватные меры реагирования [7].

«В субботу, 26 декабря 2015 года, 500 осужденных колонии № 2 Челябинска объявили голодовку, требуя провести объективную проверку по факту смерти осужденного 21 декабря», — сообщил начальник пресс-службы ГУФСИН России по Челябинской области Иван Мишанин. В дежурную часть ГУФСИН России по Челябинской области из ИК-2 в 12 часов 20 минут поступило сообщение о том, что во время завтрака 500 осужденных учреждения отказались от приема пищи.

На место происшествия выехал начальник ГУФСИН России по Челябинской области генерал-майор внутренней службы Виктор Брант, представители прокуратуры Челябинской области. Совместно с руководством ГУФСИН России по Челябинской области и прокуратурой Челябинской области с осужденными была проведена беседа в клубе учреждения.

Основной обсуждаемый вопрос — объективная проверка факта смерти осужденного 21 декабря 2015 года. Физическая сила и спецсредства к осужденным не применялись. В настоящее время обстановка в исправительном учреждении стабилизировалась [8].

На основании изложенного мы приходим к выводу о том, что осужденный в условиях нынешней системы исполнения наказаний находится, как правило, в постоянном стрессе: с одной стороны, он испытывает давление администрации, которая предъявляет к нему определенные требования законного характера, направленные на то, чтобы он соблюдал установленный режим отбытия наказания, с другой — на него оказывают влияние группировки осужденных криминальной направленности, которые пытаются использовать таких осужденных в своих целях.

Последнее свидетельствует о том, что группировки осужденных криминальной направленности за счет голодающих осужденных пытаются дезорганизовать деятельность не только администрации исправительных учреждений, но и УИС в целом.

Чтобы понять причину происходящего в нашей пенитенциарной системе и сделать определенные выводы, а также найти пути решения указанной проблемы, обратимся к практике голодовок, проводимых осужденными, находящимися в зарубежных тюрьмах [9], и проанализируем действия администраций на подобные акции протеста.

20 января 2015 г. в Грузии в тюрьме № 7 (г. Тбилиси) 6 осужденных объявили голодовку. Часть осужденных называет причиной голодовки ненадлежащее медицинское обслуживание [10], а другая часть — инфраструктурные проблемы. Министерство по исполнению наказаний, пробации и юридической помощи утверждает, что согласно инструкции осужденные обеспечены «полноценным медицинским обслуживанием», а действия голодающих в основном направлены на удовлетворение незаконных требований и осуществляются с целью приобретения влияния на администрацию тюрьмы.

8 февраля 2015 г. трое граждан Республики Южная Осетия, находившиеся в тюрьмах в Грузии, продолжили многодневную голодовку [11]. Об этом сообщила пресс-служба аппарата полпреда Президента Республики Южная Осетия по вопросам постконфликтного урегулирования. Голодовка была объявлена 26 января. Георгий Валиев, Георгий Зассеев и Иосиф Кочиев были задержаны правоохранительными органами Грузии в 2005 году. За последние годы это их четвертая голодовка. Вопрос об освобождении этих заключенных делегация Республики Южная Осетия постоянно поднимает на Женевских дискуссиях и других международных мероприятиях с участием представителей Грузии и Южной Осетии.

11 февраля 2015 г. «приговоренные к пожизненному заключению 46 человек проводили голодовку в Глданской тюрьме» (Грузия), «требуя пересмотра их дел и внесения изменений в закон об амнистии». Родственники осужденных опасаются за их здоровье, а в Министерстве исполнения наказаний, пробации и юридической помощи Грузии утверждают, что состояние голодающих удовлетворительное. Бессрочную голодовку заключенные объявили 26 января 2015 года. «Все они находятся под пристальным наблюдением медиков и администрации тюрьмы. Никто из них не был подвергнут госпитализации», — заявила пресс-служба Министерства.

По данным этого ведомства, требования, которые выдвинули заключенные, не входят в его компетенцию. «Поэтому, к сожалению, мы не можем повлиять на решение вопросов о помиловании на этом этапе» [12], — заявили в пресс-службе.

6 марта 2015 г. в США начали голодовку 26 человек. Причиной голодовки являлось недоедание, то есть заключенные жаловались на то, что предоставляемые им порции малы.

13 марта 2015 г. в Сальвадоре несколько высших главарей банд «Мара Сальватруча» и «Баррио 18» в тюрьме «Закатеколука» объявили голодовку, протестуя против жестких условий содержания. Министр юстиции Бенито Лара подтвердил факт голодовки и заявил, что ситуация в тюрьме находится под контролем.

Данная тюрьма является самым охраняемым пенитенциарным учреждением в стране. В народе ее называют «Закатрас» по аналогии с известной американской тюрьмой «Алькатрас». В «Закатеколука» не разрешены супружеские свидания, ограничены и другие привилегии.

26 марта 2015 г. в Канаде заключенные тюрьмы «Реджина» (провинция Саскачеван) объявили голодовку, протестуя против того, что им запретили пользоваться микроволновыми печами. Представитель тюрьмы подтвердил факт голодовки и заявил, что с заключенными ведутся переговоры. По его словам, микроволновые печи были временно отключены, так как необходимо было провести работы по замене электропроводки.

28 марта 2015 г. в США продолжилась голодовка девяти заключенных тюрьмы категории «супермакс», расположенной в городе Янгстаун (штат Огайо). В этой тюрьме содержатся особо опасные преступники и приговоренные к смертной казни. Заключенные требовали разрешить им участвовать в общих богослужениях.

Однако по соображениям безопасности эти заключенные, как сообщила официальный представитель Департамента исполнения наказаний Джоллен Смит, имеют доступ к богослужениям один на один (один заключенный и один священник).

29 марта 2015 г. в Афганистане в тюрьме, находящейся в провинции Парван, женщины объявили голодовку.

Около 20 заключенных заявили, что не притронутся к еде, пока их требования не будут выполнены.

Причина акции протеста: женщины-заключенные надеялись, что правительство сделает им подарок к Международному женскому дню и сократит сроки пребывания в тюрьме.

Однако большинство осужденных отбывают наказание за убийство, а за столь серьезное преступление сокращение срока не предусмотрено.

Тем не менее, в связи с 8 Марта одна из заключенных данной тюрьмы была выпущена досрочно и трем женщинам, был сокращен срок.

30 апреля 2015 г. 60 бывших политзаключенных в Вальпараисо (Чили) объявили голодовку.

Они находились в тюрьмах по политическим мотивам во времена диктатуры Пиночета. 30 апреля 2015 г. они потребовали от правительства повысить им пенсии.

12 мая 2015 г. ряд заключенных колонии № 9 города Ужгород Закарпатской области (Украина) зашили себе рты и объявили голодовку. Прокуратура Закарпатской области начала уголовное производство по факту превышения власти или служебных полномочий работниками УИН (ч. 2 ст. 365 УК Украины).

4 июня 2015 г. двое заключенных объявили голодовку в тюрьме № 17 города Рустави (Грузия), требуя пересмотра их дел. Они также протестуют против неуважительного, по их мнению, отношения к ним со стороны администрации исправительного учреждения.

«Еще восемь человек присоединились 9 июня 2015 года к голодовке», — сообщила руководитель правозащитной организации «Бывшие политзаключенные за права человека» Нана Какабадзе [13]. По ее словам, эта информация получена от заключенных тюрьмы в Рустави.

«Теперь все участники голодовки находятся под надзором медиков в изолированном помещении. Насколько нам известно, они не прекратили забастовку, поскольку в ином случае администрация тюрьмы оповестила бы нашу организацию. Однако нет сведений о том, чтобы кто-то потерял сознание», — отметила правозащитница.

25 июня 2015 г. несколько десятков заключенных Вируской тюрьмы (Эстония) объявили голодовку [14], отказавшись от приема пищи. В тюрьме около 40 человек отказались от приема пищи, поскольку на раздачу еды поставили заключенного с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

По рассказам заключенных [15], администрация тюрьмы в течение голодовки ужесточила условия отбывания наказания. Их лишили возможности пользоваться тюремным магазином, а также запретили брать из холодильника ранее купленную еду.

В знак протеста арестанты разбили окна. Данную информацию подтвердили в Минюсте.

«Заключенные не могут устанавливать в тюрьме свои порядки вместо существующего правового режима.

Они должны научиться жить вместе и мирно существовать с разными людьми. То, как тюрьма выбирает вспомогательный персонал, не должны решать заключенные.

И никаких изменений в организации распределения пищи тюрьма не планирует», — прокомментировала ситуацию глава отдела по связям с общественностью Министерства юстиции Катрин Лунт. Она также опровергла сведения о том, что заключенные лишены возможности гулять на свежем воздухе.

22 июля 2015 г. власти Палестинской автономии выпустили из тюрьмы террориста Ислама Хамеда, который не принимал пищу 100 дней, поэтому состояние его здоровья значительно ухудшилось [16].

30 июля 2015 г. кнессет (парламент Израиля) принял закон, допускающий принудительное кормление заключенных во время голодовки, если она угрожает их жизни или наносит необратимый ущерб здоровью [17].

Многодневные отказы от приемов пищи в последние несколько лет стали распространенным явлением в среде арестованных палестинцев, которым неоднократно удавалось добиваться значительных уступок, вплоть до освобождения из-под стражи.

Закон, утвержденный после долгих дебатов с перевесом в шесть голосов, дает право тюремной администрации обратиться в суд за разрешением на принудительное кормление, если голодовка создает «непосредственную угрозу серьезного ухудшения здоровья» заключенного.

«Теперь заключенного можно кормить против его воли, а надзиратель имеет право применить для этого физическую силу в разумных пределах. Процедура, согласно закону, должна проводиться в присутствии врача», — разъяснила парламентская пресс-служба положения нового документа.

14 августа 2015 г. Министерство юстиции США отказалось освобождать голодавшего в течение восьми лет заключенного Тарика Ба Одаха, который содержится в тюрьме «Гуантанамо» на Кубе [18]. Одах, 36-летний уроженец Йемена, сейчас весит 33,5 кг при росте в 1,62 м.

Он был схвачен пакистанской армией на границе с Афганистаном и обвиняется в том, что проходил военную подготовку с целью присоединиться к движению «Талибан».

В «Гуантанамо» он находится с 2002 года. В 2007 году заключенный объявил голодовку, отказавшись от твердой пищи, и с этого времени его кормили насильно при помощи назальной трубки.

За прошедшие 18 месяцев он сильно потерял в весе, в связи с этим его адвокаты стали настаивать на его освобождении по причине ухудшения здоровья.

В Пентагоне ранее заявили, что освобождение Одаха может создать прецедент и привести к аналогичным случаям.

В первой половине 2015 г., по данным управления тюрем Израиля, в тюрьмах страны голодали только 30 заключенных [19].

В последние полтора месяца число держащих голодовку заключенных несколько увеличилось, но их существенно меньше, чем в 2014 году. Тогда голодовку держали 724 человека, а годом ранее — 2551.

20 августа 2015 г. около 500 заключенных тюрьмы «Пальмасола» (Боливия) объявили голодовку, требуя лучших условий содержания [20].

Основное требование заключенных — улучшение качества тюремной еды. Сейчас питание одного осужденного обходится тюремной администрации в восемь боливиано в день (примерно один евро). Голодающие требуют, чтобы эта сумма была поднята до двух евро в день (именно столько в Боливии тратят на корм для полицейских собак и лошадей).

Министр внутренних дел заявил, что подобное увеличение бюджета превратило бы тюрьму в санаторий для заключенных.

28 августа 2015 г., по сообщению Министерства исполнения наказаний, пробации и юридической помощи Грузии, некоторые заключенные продолжили акцию голодовки [21].

Основным их требованием остается пересмотр антинаркотического законодательства. Ранее, 10 дней назад, девять заключенных отказались от еды, один из них зашил себе рот. Позднее к этой акции присоединились еще трое осужденных.

Они требуют пересмотреть ст. 260 УК Грузии, где произошло разделение понятий: реализации и хранения. Новые поправки снизили уголовную ответственность за хранение наркотиков, а за их реализацию оставили ответственность прежнюю: от 6 до 11 лет лишения свободы.

«Голодовка продолжается. Заключенные находятся под пристальным наблюдением врачей. Они требуют пересмотреть ст. 260 УК Грузии [22]. Их адресатом является парламент», — сообщили в Министерстве.

30 августа 2015 г., по сообщению пресс-службы Управления тюрем Израиля, пятеро палестинских заключенных в тюрьме «Кциот» объявили голодовку [23]. Отмечается, что эти палестинцы подвергнуты только административному аресту, а не отбывают наказание по приговору суда.

В связи с этим в Управлении тюрем квалифицируют подобные протестные действия как голодовку только после двух суток отказа от приема пищи. После 48 часов администрация тюрьмы имеет возможность применить к объявившим голодовку заключенным меры дисциплинарного воздействия: перевести в одиночную камеру, конфисковать бытовые электроприборы и др.

1 сентября 2015 г. в Литве заключенные различных тюрем начали голодовку. Так они протестуют против принятых, но еще не вступивших в силу поправок к кодексу отбывания наказаний.

Заключенные жалуются на то, что на длительные свидания больше не будут пускать детей; в тюрьмах предъявлен список лишь из нескольких продуктов питания, которые можно будет приобрести; разрешено иметь только ограниченное количество одежды и обуви; ограничена сумма денег, на которую можно будет отовариться в магазине; планируют запретить курить, хотя в Литве курение не запрещено.

Пресс-секретарь Департамента тюрем Каролина Фроловене подтвердила, что в некоторых тюрьмах действительно наблюдаются определенные беспорядки: «Мы к этому готовились, знали об этом, — все под контролем и связано с поправками к кодексу отбывания наказания».

12 октября 2015 г. около 100 политзаключенных, содержащихся в тюрьмах Шри-Ланки, начали бессрочную голодовку, требуя своего освобождения. Оппозиционные депутаты парламента, утверждающие, что в тюрьмах содержится около 300 политзаключенных, призвали власти к их немедленному освобождению. Среди них — несколько десятков бывших боевиков организации «Тигры освобождения Тамил-Илама», разгромленной в 2009 году.

14 октября 2015 г. отбывающие наказание в ереванской тюрьме «Вардашен» восемь заключенных объявили голодовку с требованиями пересмотра решений комиссии по условно-досрочному освобождению.

Об этом сообщил начальник пресс-службы Управления уголовно-исполнительных учреждений Министерства юстиции Армении Гор Глечян.

«С каждым осужденным проводится отдельная работа, призываем заключенных прекратить голодовку, все они размещены в отдельных камерах», — отметил Г. Глечян.

10 декабря 2015 г. в Саудовской Аравии блогер-активист Раиф Бадави объявил голодовку, так как был помещен в тюрьму с более жестким режимом изоляции.

В 2012 году Раиф Бадави, обвиненный в оскорблении ислама, был арестован и приговорен к 10 годам тюрьмы, денежному штрафу, а также к 1 тысячи ударов плетью.

16 декабря 2015 г. в Брюсселе его жена — Энсаф Хайдар, получила присужденную ее мужу премию имени Андрея Сахарова «За свободу мысли», которую ежегодно вручает Европарламент.

15 декабря 2015 г. пожизненно заключенные в уголовно-исправительном учреждении «Нубарашен» (Армения) объявили голодовку, требуя пересмотра их дел.

О начале этой акции сообщили родственники заключенных. Ту же информацию подтвердили в Министерстве юстиции Армении. Руководитель пресс-службы Управления уголовно-исполнительных учреждений Министерства юстиции Армении Гор Глечян заявил, что в администрацию поступили заявления от 28 заключенных, требующих пересмотра уголовных дел. Позднее к этой акции присоединились семь человек.

Голодовка была прекращена 23 декабря 2015 года после встречи заключенных с представителем парламента.

20 декабря 2015 г. в исправительном центре «Реджина» (Канада) более 50 заключенных объявили голодовку. Они протестуют против плохого качества пищи, а также требуют предоставления большего времени на учебу и прогулки.

Пенитенциарные власти признают факт проведения голодовки, но утверждают, что в ней участвуют не более 30 заключенных.

Изучив международный и отечественный опыт резонансных голодовок в зарубежных тюрьмах и в исправительных учреждениях ФСИН России, можно сделать следующие выводы:

1) голодовка — это групповой необоснованный отказ от приема пищи осужденными, носящий демонстративно-шантажный характер, который в исключительных случаях можно квалифицировать как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания.

Следовательно, в таком случае голодовку можно отнести к действиям, дезорганизующим нормальную деятельность исправительного учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества;

2) голодовка может быть выражением отчаянных действий осужденных, которые пытаются привлечь к себе внимание со стороны недобросовестных и незаконопослушных сотрудников пенитенциарных учреждений и не может в данном случае являться действием, дезорганизующим деятельность исправительных учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, поскольку не содержит посягательства на жизнь и здоровье сотрудников УИС и их близких, а также не свидетельствует о попытке избежать отбытия наказания, хотя в приведенных нами примерах зарубежной практики голодовки способствовали досрочному освобождению осужденных из тюрем и принятию других решений администраций пенитенциарных учреждений, направленных на ослабление режимных требований;

3) голодовка — это акт неудовлетворенности, который не является давлением на администрацию исправительного учреждения, а предоставляет возможность проведения проверки деятельности исправительного учреждения контролирующими структурами [24].

При проведении проверок в исправительных учреждениях по случаю объявления голодовок осужденными действия контролирующих структур не будут являться действиями, дезорганизующими деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, а напротив, будут поддерживать состояние законности в каждом проверяемом исправительном учреждении и способствовать достижению целей уголовно-исполнительного законодательства;

4) голодовка — это тот инструмент осужденного, который, как мы считаем, будет в определенной степени стимулировать к правопослушному поведению недобросовестных и незаконопослушных сотрудников УИС;

5) голодовка — это акт отчаяния осужденных, последняя мера защиты для того, чтобы обратить внимание на тяжелое положение, нарушение их прав, недобросовестную работу администрации учреждений УИС и другие факты, требующие внимания общества;

6) голодовка — это массовая акция протеста, дающая осужденным возможность привлечь к себе внимание, она служит защитой их прав и свобод и совершенствованию уголовно-исполнительной системы.

7) голодовка — это популярный метод протеста, даже метод политической борьбы, который осужденный использует для того, чтобы повлиять на свою судьбу. Он использует это единственное доступное ненасильственное средство, ставя под угрозу свою жизнь. Если власти цивилизованны, они осознают это как серьезную проблему [25];

8) голодовка «работает» в нормально устроенном обществе либо в случае огласки. Для того чтобы протестующего услышали его оппоненты — от охраны лагеря или тюрьмы до руководства страны, они должны обладать некой долей человечности. Они должны переживать по этому поводу.

В заключение необходимо отметить, что голодовка — это, прежде всего публичное самовыражение осужденными каких-либо действий пенитенциарной системе; если она происходит, то это проблема в первую очередь общества и государства, а не только администрации исправительных учреждений.

Именно поэтому, еще раз говоря о правомерности голодовки, нужно смотреть на ситуацию и на человека в ней, на расстановку сил и приоритетов. Есть ли из этой ситуации другие выходы?

Осужденные используют голодовку как возможность заявить о своих проблемах.

Администрация исправительных учреждений говорит о том, насколько тяжело жить с этим ощущением, когда ты — никто, тебя ни во что не ставят, ты не можешь повлиять на свою участь. С жертвами насилия приходится долго работать, чтобы вывести их из этой роли и вернуть человеческое достоинство и доверие к людям.

Человеку очень важно не остаться в роли жертвы, выйти из нее. Однако люди, на которых жертва пытается переложить вину, тоже не хотят чувствовать себя виноватыми, поэтому, начиная такой протест, нужно понимать, что ты раскачиваешь маятник агрессии и провоцируешь ее по отношению к себе. Плохо жить в роли жертвы, но прожить всю жизнь в роли «борца» — ничуть не лучше, это тоже искажение реальности. У человека много разных ролей, не стоит ограничивать себя ролью борца или жертвы, а при любом, особенно при длительном отстаивании своих прав, такая опасность имеется.

В настоящее время по данной проблеме имеется очень много мнений и предложений, но данную проблему не получается решить не только у правозащитных организаций, но и у сотрудников пенитенциарных систем и шире — у всего мирового сообщества.

Литература:

  1. URL: https://www.gazeta.ru (дата обращения: 04.08.2016);
  2. Стенограммы обсуждения законопроекта № 597884–5 «О внесении изменения в статью 76 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» в части создания транзитно-пересыльных пунктов. URL: http://www.api.duma.gov.ru (дата обращения: 04.08.2016);
  3. На сайте правозащитного проекта также размещено открытое письмо на имя председателя Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека М. А. Федотова и председателя Постоянной комиссии по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы А. В. Бабушкина. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu (дата обращения: 04.08.2016).
  4. Стенограммы обсуждения законопроекта № 597884–5 «О внесении изменения в статью 76 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» в части создания транзитно-пересыльных пунктов. URL: http://www.api.duma.gov.ru (дата обращения: 04.08.2016);
  5. URL: http://www.novayagazeta.ru (дата обращения: 15.08.2016);
  6. Щербаков А. В. Повышение эффективности правового обеспечения безопасности уголовно-исполнительной системы // Закон и право. 2015. № 6. С. 106;
  7. Стенограммы обсуждения законопроекта № 597884–5 «О внесении изменения в статью 76 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» в части создания транзитно-пересыльных пунктов. URL: http://www.api.duma.gov.ru (дата обращения: 04.08.2016);
  8. http://www.chelyabinsk.ru (дата обращения: 15.08.2016);
  9. Пархоменко А. Резонансные голодовки в зарубежных тюрьмах: 2015 год // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2016. № 6(169). С. 54–58;
  10. URL: http://www.ekhokavkaza.com (дата обращения: 15.08.2016);
  11. URL: http://www.osradio.ru (дата обращения: 15.08.2016);
  12. URL: http://www.ossetia.ru (дата обращения: 16.08.2016);
  13. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu (дата обращения: 07.08.2016);
  14. URL: https://www.regnum.ru/news (дата обращения: 07.08.2016);
  15. URL: https://www.regnum.ru/news (дата обращения: 07.08.2016);
  16. URL: http://www.isra.com/news (дата обращения: 07.08.2016);
  17. URL: http://www.ria.ru (дата обращения: 10.08.2016);
  18. URL: http://www.tass.ru (дата обращения: 15.08.2016);
  19. URL: http://www.isra.com/news/187693 (дата обращения: 15.08.2016);
  20. URL: http://www.ukrainianwall.com (дата обращения: 15.08.2016).
  21. URL: http://www.vestikavkaza.ru (дата обращения: 16.08.2016).
  22. Парламент Грузии в первом чтении принял поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие сокращение срока наказания за наркопреступления, за исключением случаев реализации. Законопроект инициирован Министерством юстиции Грузии и предполагает сокращение максимального срока тюремного наказания с 11 до 6 лет за преступление, совершенное по ч. 1 ст. 260 УК Грузии («Незаконное изготовление, производство, приобретение, хранение, перевоз или пересылка наркотических средств, их аналогов или прекурсоров»). См.: URL: http://www.nregion.com/txt (дата обращения: 05.08.2016);
  23. URL: http://www.isra.com/news (дата обращения: 15.08.2016);
  24. URL: http://www.mcpch.livejournal.com (дата обращения: 15.08.2016);
  25. Павловский Г. Голодовка — протест или манипуляция? URL: https://www.miloserdie.ru (дата обращения: 15.08.2016).

 Голодовка – сознательный отказ от принятия пищи в знак протеста с целью вызвать у окружающих чувство вины за происходящее. Голодовка является средством ненасильственной борьбы илидавления.Голодовка не может быть успешной, если она не освещена в СМИ и о ней не известно широкой общественности, на которую она должна произвести предполагаемое впечатление.

 Дезорганизация – умышленное, преднамеренное разрушение порядка, нарушение дисциплины, развал работы.

По поводу требования пересмотра дел в суде адвокат Гела Николеишвили отметил, что на самом деле юридическая система Грузии не позволяет пересмотреть дело, если решение принято Верховным судом. «Когда я вступаю в разговор с теми, кто объявляет голодовку, я прямо им разъясняю, что пересмотр, к сожалению, невозможен, и голодовка – бессмысленная мера. Так что лучше не прибегать к ней, поскольку она действительно может подорвать здоровье», – отметил Г. Николеишвили.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle