Библиографическое описание:

Чичеров Е. А., Котляров С. Б., Рыбакова Н. Е. Традиции охраны права собственности в странах романо-германской правовой системы [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 12-17.



Статья раскрывает некоторые аспекты развития институтов охраны права собственности в римском праве, а также их реципирование и дальнейшее развитие в странах романо-германской правовой семьи.

Ключевые слова: римское право, защита права собственности, иски, гражданско-правовая ответственность, уголовно-правовая ответственность, ограничение права собственности, сервитуты, залоговое право, ипотека, романо-германская правовая семья

Право частной собственности и ее охрана стали для стран романо-германской правовой системы поистине «священной короной». Россия же которую тоже можно отнести к странам романо-германской правовой системы пока не совсем вписывается в высокие стандарты охраны права частной собственности действующие в Европе (причина этого кроется в особенностях исторического развития России и влияния на ее правовую систему как западных, так и восточных правовых традиций). И все же современная Россия «за довольно непродолжительный период времени достигла определенных результатов в области становления институтов правового государства» [11, c. 394].

Однако существенной проблемой правовой традиции нашей страны и по сей день остается становление эффективной системы охраны частной собственности и устранение возможностей ее нарушения со стороны органов государственной власти.

Традиции же весьма трепетного отношения к собственности вообще и к частной собственности в особенности восходят своими корнями к римскому праву. И хотя прошло уже довольно много времени с момента краха Западной римской империи, а значение римского права проявляется и по сей день. Известный римский историк Э. Гиббон считал, что Римским правом многие народы пользуются до сих пор, даже те, которые никогда не зависели от Рима. Термин «римское право» означает право Римского рабовладельческого государства.

Развитию римского частного права способствовали определенные обстоятельства, например, высокий уровень товарной-денежных отношений, который был достигнут в Риме во время поздней республики.

Большое значение имел «всесветный» характер самой империи, который примирил различные правовые системы, существовавшие в завоеванных странах, таких как например Греция, Египет, Сирия и другие.

Римское право возникало и развивалось в момент социальной борьбы, поэтому в данном праве и сформировались такие особенности как строгость и жесткость правовой нормы. Эти качества оказали не меньшее влияние на юридическую систему. И благодаря этому обстоятельству Римляне смогли с самого начала отделить юридические нормы от сферы чувств, создать точный механизм регулирования правовых взаимоотношений.

Основной особенностью римского права является его рациональность к мировым юридическим нормам, потому как Рим поддерживал торгово-экономические и политические отношения с другими странами, что поспособствовало созданию юридических норм в области частного права.

Частной собственностью римских граждан могла быть общая собственность семьи. Большое значение в римском праве занимала защита прав собственности и в частности собственности на землю. Изначально защиту прав собственности на землю в римском праве регулировали лица, принадлежавшее к исконным римским родам, державшие в своих руках общественные земли, а плебеи-земледельцы страдали от малоземелья. Наряду с борьбой между плебеями и патрициями за землю шла борьба и за расширение политических прав плебеев.

Довольно долго на протяжении римской истории не существовало четкого термина, обозначающего право собственности. Еще в древние века к праву собственности относились все случаи владения вещами, которые были в домашнем хозяйстве, в последствии на вещи, которые находились во владении определенных лиц, стали распространять термин proprietas, применявшийся только для права собственности как полного и абсолютного правового владения лица над вещью. Подобное представление о праве собственности укрепилось в Кодификации Юстиниана посредством использования термина plenainrepotestas — полная власть над вещью. [7, c. 70].

Классическая западная юриспруденция рассматривала право собственности как наиболее полное господство над вещью. Аналогичное понимание собственности было взято из римского частного права и использовалось в странах романо-германской правовой системы. Известная 544-я статья Французского гражданского кодекса 1804 г. Обозначает собственность, как «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом…». Подобное понимание собственности защищает и Германское гражданское уложение, согласно которому «собственник вещи может распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять других лиц от всякого на нее воздействия» (№ 903 ГГУ). Похожая формулировка содержится и в Швейцарском гражданском уложении 1907 г. [6, c. 75].

Идея защиты права собственности сформировавшаяся и получившая свое развитие, как в римском праве, так и в законодательстве стран романо-германской правовой системы, весьма актуальна и в наши дни.

В римском праве еще в древние времена сложились три вида собственности: наиболее древняя квиритская, собственность перегринов, и бонитарная собственность. В результате этого, при Юстиниане, все формы собственности стали равными между собой. [1, c. 139] Понятие «собственность» еще с древних времен возникло из фактических отношений владений римскими гражданами землей и рабами. [7, c. 151]

В отличие от современного российского перечня правомочий собственника (владение, пользование, распоряжение) в римском праве не существовало подобного [7, c. 123]. Право на защиту собственности в Риме не сводилось к отдельным владениям, а представляло собой полное юридическое и фактическое владение этой вещью, потому как все права могли принадлежать не самому собственнику, а лицу, владеющему этой вещью на другом праве владения, но само это обстоятельство не разрывало юридической связи между собственником и вещью.

Юридические средства, с помощью которых осуществлялась защита права собственности, по их принадлежности к сфере общественного или частного права, можно разделить на две группы: публично-правовые и частной-правовые.

Публично-правовыми являются средства, которые отражены в уголовно-правовых и иных нормах публичного права за ущерб причинённый собственнику имущества. «В уголовном праве за какое-либо нанесение ущерба имуществу или самой личности устанавливалась ответственность в виде уплаты определённой суммы в пользу потерпевшей стороны. Такой вид платы за ущерб назывался «выкуп». Тогда ещё не было разделения на умышленное и неумышленное нанесения вреда. Только позже любое незаконное деяние стало обозначаться как «деликт». Эти деликты в зависимости от того, кому нанесён ущерб подразделили на публичные и частные деликты. Если нарушались интересы государства, то речь шла о публичном деликте, а под частными деликтами понимали причинение ущерба интересам конкретного лица» [13, c. 40].

В странах романо-германской правовой системы также были восприняты публично-правовые и частной-правовые традиции охраны права собственности.

«Следует отметить тот факт, что на развитие российской правовой системы оказывала влияние рецепция римского права. Однако, влияние иностранного, в том числе римского, права на правовое развитие Русского государства не отменило, самостоятельного характера развития отечественной правовой системы. В нашей стране это влияние проявилось значительно слабее, нежели чем в ряде других европейских государств» [12, с. 691–692].

В отечественном законодательстве конца XV века «защита феодальной собственности и личности феодалов, а также приравнённых к ним монастырей и церкви, проходит красной нитью через весь Судебник 1497 года. При защите имущественных интересов феодалов использовались различные виды юридической ответственности». [5, c. 6]. Судебник 1497 года четко разделяет два вида ответственности за имущественные преступления, а именно уголовную и гражданско-правовую. Причем если в предшествующий период сначала применялась гражданско-правовая ответственность в виде возмещения причинённого ущерба, а уже затем уголовная. То в соответствии с предписаниями Судебника 1497 года зачастую следовало применять именно уголовную ответственность, а затем уже гражданско- правовую. Таким образом, приоритет получают интересы государства, направленные на пресечение преступлений против собственности, а затем уже восстановление имущественных интересов отдельных частных лиц.

Русские законы не карали смертной казнью татьбу (кражу), учиненную в первый раз. Исключение из этого правила составляли лишь церковная татьба, фактически являвшаяся не столько преступлением против собственности, сколько преступлением против Церкви (церковные воры подлежали смертной казни и по Каролине (немецкое уголовное законодательство)). В остальных случаях при совершении кражи впервые высшая мера наказания не допускалась независимо от предмета кражи, его стоимости и других обстоятельств. Данный факт, кстати, по-видимому, воспринимался иностранцами как некая «русская экзотика», а потому, особо отмечался ими в записках о России. В Каролине же ситуация с наказанием за кражу выглядит иначе. При определенных условиях, например, если было похищено имущество стоимостью в 5 гульденов или выше, либо кража была сопряжена с проникновением в жилище или хранилище, либо с использованием оружия, вор мог быть подвергнут смертной казни и за первую кражу. Наиболее ярко различие в подходах к наказуемости кражи проявляется, пожалуй, в нормах об ответственности за незаконную ловлю рыбы. Если в Германии за воровство рыбы из прудов и водоемов применялись все наказания, предусмотренные за кражу, вплоть до смертной казни, то в Московском государстве, согласно Судебнику 1550 г., то же деяние, могло повлечь за собой, либо штраф, либо иное наказание (максимум — телесное) по усмотрению Государя [14, с.].

Дальнейшее развитие уголовных санкций за преступления против собственности связано с принятием Сборного уложения 1649 года.

Крупнейшим преступлением против личности в соответствии с предшествующим законодательством Уложение читало разбой и татьбу. Они нанесли ущерб важнейшим из прав общества того времени — праву собственности, имущественному праву [4, с. 22].

Рассмотрим частное-правовые способы защиты права собственности, разработанные римскими юристами. Значительный интерес в данном случае вызывает неприкосновенность собственности в римском праве. Она представляет частноправовые средства защиты права собственности, так как они являются индивидуальными средствами частноправового регулирования, в котором находится и взаимодействует неприкосновенность собственности.

Для защиты права собственности представлялся ряд исков. Ими являлись виндикационный и негаторный иски. Остальные являлись обязательственными исками, которые в литературе именуются «личными» [8, c. 25].

Главным иском для защиты права собственности являлся виндикационный иск (rei vindiсatio). Такой иск давался не владеющему собственнику против владеющего несобственника. Смысл этого иска состоял в требовании к владеющему несобственнику выдать вещь ее собственнику. Такой иск был средством реагирования на нарушение неприкосновенности собственности в форме лишения собственника владения вещью и гарантировал восстановление фактического владения этой вещью.

Неприкосновенность собственности может быть нарушена и без лишения собственника владения вещью, так, например, методом стеснения его фактической возможности владения вещью (в случае если лицо без разрешения собственника использует участок для выпаса скота). В этом случае использовался негаторный иск (negatoria in rem actio). Такой иск мог быть применен в случае, если сами действия ответчика могли совершаться, например, когда он обладал сервитутным правом [8, c. 31]. Негаторный иск в большинстве случаев означал отрицание истцом наличия у ответчика сервитутного права на использование его вещи и требовал немедленного прекращения незаконного владения.

Для предотвращения нарушения неприкосновенности собственности, либо ограничения владения и пользования вещью собственнику давался иск actio prohibitoria (иск о воспрещении). Целью этого иска было признание права исключительного владения и пользования по отношению к собственнику. В итоге удовлетворения подобного иска признавалось, что ответчик не имел права владения и (или) пользования вещью без воли собственника [7, c. 110]. Значение данного иска в целях реализации принципа неприкосновенности собственности сводилось к эффективному предотвращению подобных нарушений со стороны третьих лиц.

Так же римскому праву были известны и другие иски: иск о границе участков, иск о запрете изменения стока дождевой воды, иск о понуждении к заключению стипуляции [7, c. 39], деликатный иск, иск о запрете застройки [9, c. 135]. В случае причинения вреда имуществу собственник мог предъявить иск о возмещении убытков, которые определялись в размере высшей цены, которую вещь будет иметь не в течение того года, а в течение ближайших 30 дней со дня нанесения вреда. Также следует отметить, что перечень средств защиты права собственности, предусмотренных jus civile, мог дополняться исками, даваемыми претором.

В итоге римское право предусматривало множество средств, гарантировавших невмешательство третьих лиц в отношения права собственности без воли собственника.

Как было указано выше, собственник имел полное фактическое и юридическое владение вещью. Но если бы право собственности было безгранично, то рано или поздно право собственности одного собственника стеснило бы право другого собственника, который, также считая свое право безграничным, препятствовал бы осуществлению права первого, например, путем строительства такого дома, который полностью заслоняет свет на участок своего соседа. В результате такой безграничности возник бы хаос, в котором рамки реализации права собственности были бы, довольно, не реальными, что привело бы к нестабильности гражданского оборота и, как результат, упадку всего хозяйства римского государства.

Квиритская собственность возникла как часть публичного интереса и рассматривалась как необходимая гарантия процветания общины квиритов, вплоть до того, что собственник-домовладыка не мог отчуждать семейное имущество, поскольку в этом случае его семья осталась бы без средств к существованию, либо существенно ухудшилось бы ее материальное положение. Более того, право квиритской собственности рассматривалось как доля в общем имуществе квиритской общины. Из этого следует, что границы реализации права квиритской собственности устанавливались, исходя из соображений публичной пользы, а именно для того, чтобы каждая отдельно взятая семья обладала таким количеством имущества и такими полномочиями по реализации права, которые бы гарантировали наиболее эффективное использование собственности с целью процветания каждой отдельной семьи и общества квиритов в целом. С этой целью публичный порядок потребовал ограничения реализации права собственности [7, c. 164]. Наиболее древним источником римского права являются Законы XII таблиц, в которых собственность уже не мыслится как безграничное, что подтверждается различными ограничениями такого права. Развитие римского права вводило новые ограничения и детализировало имеющиеся. В Институциях Гая повторялся запрет управлять имуществом расточителю. Собственник своих материалов, построивший дом на чужой земле, лишался права собственности на такой дом в пользу собственника земли так как земля по праву ему не принадлежала и т. д. Указанные ограничения в литературе рассматриваются в качестве легальных сервитутов [9, с. 82]. Задачами их установления являлись обеспечение достаточного материального уровня для семьи, недопустимость «ухода» вещи из гражданского оборота, обеспечение нормального хозяйственного использования вещей. Целью которой являлось общее, неприкосновенное благосостояние народа.

Помимо указанных выше ограничений, право собственности могло стесняться посредством установления сервитутов в судебном порядке.

Под сервитутом понимается право пользования чужой вещью, которое устанавливалось или для создания определенных выгод при эксплуатации определенного земельного участка, или в пользу определенных лиц [7, c. 119].

При этом целью установления сервитутов являлось повышение эффективности использования того имущества, в пользу которого он устанавливался [8, c. 65]. Это обстоятельство еще раз подтверждает обозначенный нами тезис о том, что сужение границ реализации права собственности устанавливалось с целью максимизации эффективности использования вещи каждым отдельным собственником.

Задача установления сервитута заключалась в том, чтобы повысить эффективность использования одного участка (в пользу которого он устанавливался) без существенного снижения эффективности пользования другим.

Аналогичные выводы встречаются и в литературе. Так, В. М. Хвостов указывает, что «субъект сервитутного права должен пользоваться своим сервитутом civiliter, то есть не наносить без нужды своим сервитутом вреда собственнику вещи и его хозяйству [8, c. 61]. К. Чиларж также придерживается мнения о том, что «сервитут необходим с целью достижения равенства в возможности эксплуатации земельных участков их собственниками» [9, c. 123].

Исходя из анализа указанных положений, следует сделать вывод, что сервитут в римском праве являлся одним из ограничений права собственности, задачей которого было выравнивание возможностей собственников по извлечению выгоды из пользования вещью путем установления ограничений пользования одной вещью для обеспечения возможности нормального хозяйственного использования другой вещи. Обе вещи (обремененная и в пользу которой устанавливалось обременение) должны были сохранять возможность нормального хозяйственного использования, что отражает заботу римского государства о повышении общего благосостояния народа.

Говоря о неприкосновенности и о лишении права в римском праве, почти невозможно увидеть какие–либо четко установленные границы, при которых собственник мог быть лишен, либо ограничен в своем праве. Как указывает М. Бобин, «государство ограничивало индивидуума, когда того требовала жизнь» [2, c. 12].

Таким образом, несмотря на признание за собственником полного юридического и фактического господства над своей вещью, римское право содержало случаи ограничения либо лишения такого права в целях обеспечения публичного либо частного интереса. Из чего следует, что защита права собственности в римском праве имела свои границы и правила, которым являлся публичный интерес, либо право другого частного лица.

Можно ли назвать положение о неприкосновенности собственности в римском праве принципом права?

Ни в Институциях Гая, ни в Дигестах Юстиниана, как и в других источниках римского права, мы не найдем такого понятия, как «принцип неприкосновенности собственности», который бы рассматривался в качестве чего-то основополагающего, лежащего в основе системы права. Более того, мы не найдем и какого-либо другого принципа.

Объясняется это тем, что римское право формировалось, как указывает К. Ф. Брунс-Ленель, «чисто практически, в самой жизни, по поводу отдельных правоотношений» [3, c. 154]. Римляне не пытались отыскать общие категории, а решали конкретные задачи; как заметил М. Бобин, «в римском праве главное качество здоровой юриспруденции — близость к жизни» [2, c. 10].

С учетом этого разработка неких абстрактных принципов в римском праве попросту не велась, поскольку считалась нецелесообразной [3, c. 101].

В то же время мы убедились в том, что сама идея неприкосновенности собственности в римском праве присутствовала, поскольку без нее собственность не могла бы существовать. При этом следует заметить, что существование такой идеи, скорее, обусловлено практической целесообразностью и разумностью, нежели результатом специальных научных исследований и последующих обобщений.

Влияние восточного права (Греции и Египта) подтолкнуло к развитию в Риме института под греческим наименование — ипотека. Право владения заложенным имуществом при ипотеке не переходило к залоговому кредитору — оно сохранялось за должником. Римское ипотечное право не устанавливало регистрации ипотеки в государственных органах, вопросы, связанные с перезалогом одного и того же имущества, старшинством залогодержателей, обычно решались в соглашении об ипотеке. Также во времена развития римского права существовали такие виды залога, как перезалог, залог права требования и, как аналог залога товаров в обороте (залог складов и магазинов с товарами) нецелесообразной [10, c. 327–328].

Итак, собственник мог распоряжаться свое вещью полноправно независимо не от кого: он может продать эту вещь, поменять, использовать иным образом, и даже если собственник захочет уничтожить ее. Но при всем этом главное качество права собственности — это соединение полноправного господства лица над вещью с правом распорядиться ею как он захочет, т. е. правом определить ее судьбу (продать, обменять, заложить, уничтожить).

Главная заслуга римских юристов заключается в том, что они не разрабатывали саму конструкцию права собственности как таковую, но они смогли раскрыть его юридическое содержание путем признания различных правомочий, принадлежащих собственнику вещи. К этим правомочиям относились: право владения, право пользования, право распоряжения, право на плоды или доходы, которые приносит вещь, право истребования своей вещи от третьих лиц. Право защиты собственности рассматривалось как наиболее полноправное господство лица над вещью, как абсолютное и неограниченное право. Именно защита прав собственности должна быть важнейшим элементом государственной и общественной жизни. Без защиты и неприкосновенности собственности невозможно развитие и становление современного гражданского общества.

Литература:

  1. Барон Ю. Система римского гражданского права в 6 кн. СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. — 1100 с.
  2. Бобин М. Индивидуализм римского права // Временник Демидовского юридического лицея. — СПб., 1902. — Кн. 85. — С 1–17.
  3. Брунс-Ленель К. Внешняя история римского права. М., 1904. — 184 c.
  4. Каргин Ю. И., Котляров С. Б., Кукушкин О. В., Чичеров Е. А. Реформирование законодательства по политическим и уголовным делам во второй половине XVII века // Реформы и реформатор в истории России и регионов: Монография; под ред. К. В. Купченко. Новосибирск: Изд. АНС «СибАК», 2015. — С. 7–43.
  5. Котляров С. Б., Чичеров Е. А. К вопросу о развитии гражданского права Московской Руси в период формирования и утверждения сословно-представительной монархии (XV в.) // Государство и право: теория и практика: материалы III Междунар. науч. конф. — Читая: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 6–8.
  6. Морандьер Л. Ж. Гражданское право Франции. Кн. 1. М., 1961. — М.: Изд-во иностранной литературы, 1958. — 742 с.
  7. Римское частное право: учебник / под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского. М., 2004. — 314 c.
  8. Хвостов В. М. Система римского права. Вещное право: конспект лекций. М., 1908. — 134 c.
  9. Чиларж К. Учебник институций римского права. М., 1901. — 514 c.
  10. Чичеров Е. А. Возникновение института обеспечения исполнения обязательств в римском и российском праве // Инновационные процессы в развитии современного общества: материалы II Международной заочной научно-практической конференции. Ответственный редактор Б. Ф. Кевбрин; Саранский кооперативный институт РУК. 2014. С. 325–329.
  11. Чичеров Е. А. Политикой-правовые концепции правового государства // Роль и значение науки в вузе и ее влияние на образовательный процесс: материалы Междунар. заоч. науч.-практ. конф. Сара. Коном. Ин-т РУК. — Саранск: ЮрЭксПрактик, 2015. — С. 393–397.
  12. Чичеров Е. А. Рецепция римского права // Научное обозрение. — 2014. — № 12. — С. 689–692.
  13. Чичеров Е. А., Назаркина Н. В. Развитие уголовного права в Древнем Риме // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 40–42.
  14. Чичеров Е. А., Самосудов Д. А. Средневековая система наказаний в Германии и России // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 42–46.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle