Библиографическое описание:

Иванюга К. А. Уголовная ответственность за контрабанду наркотиков (сравнительно-правовой анализ законодательства Российской Федерации и Кыргызской Республики) [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 98-101.



В статье рассмотрены особенности регламентации уголовной ответственности за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ в уголовном законодательстве Кыргызской Республики. Проведен сравнительно-правовой анализ подходов законодателей Российской Федерации и Кыргызской Республики к этой проблеме.

Ключевые слова: Таможенный союз, Кыргызская Республика, контрабанда, наркотические средства, психотропные вещества, дифференциации уголовной ответственности, квалифицированные составы, наказание

На территориях стран Республики Армении, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации, продолжается вестись интеграционная деятельность по формированию Евроазиатского экономического союза. В рамках этой деятельности каждая страна — член ТС (ЕАЭС), подписав Договор от 03.07.2010 г., взяла на себя обязательства защищать интересы не только своего государства, но и интересы иных стран — участниц ТС (ЕАЭС).

Для исполнения данных обязательств, в том числе должна быть проведена унификация уголовного законодательства стран — члена ТС (ЕАЭС) в области контрабанды наркотических средств и психотропных веществ.

В связи с чем приобретает актуальность проведения сравнительно-правового исследования действующего законодательства в области противодействия контрабанде наркотиков каждого члена ЕАЭС.

Предметом настоящей статьи стало уголовное законодательство Российской Федерации и Кыргызской Республики, закрепляющее уголовную ответственность за контрабанду наркотиков.

В Уголовном кодексе Кыргызской Республики уголовная ответственность за контрабанду наркотиков предусмотрена в ст. 204. Контрабанда наркотиков по родовому признаку отнесена к преступлениям экономического характера (глава 22).

Регламентация уголовной ответственности за контрабанду наркотиков законодателем Киргизии была осуществлена в соответствии с Модельным Уголовным кодексом стран СНГ. Конструкция ст. 204 УК КР (частями 2, 3 и 4 которой предусматривается ответственность за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ) аналогична ранее действовавшей ст. 188 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. Суть данного вида контрабанды заключается в перемещении через таможенную границу Таможенного союза наркотических средств и психотропных веществ, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу ТС, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля, либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, либо сопряженном с недекларированием или недостоверным декларированием.

Можно обратить внимание, что в Уголовном кодексе КР не предусмотрено уголовной ответственности за незаконное перемещение наркотических средств и психотропных веществ через государственную границу Киргизии с иными странами-участниками ТС (ЕАЭС).

В отличие от УК РК в Уголовном кодексе РФ контрабанда наркотиков в 2011 г. была отделена от экономической контрабанды в отдельный состав (ст.229.1 УК РФ) и перенесена из главы с экономическими преступлениями в главу 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». При этом в отличие от уголовного кодекса КР, в УК РФ преступное деяние, связанное с незаконным перемещением наркотических средств и психотропных веществ, было отделено от контрабанды сильнодействующих, ядовитых, отправляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ и др. Таким образом, российский законодатель достаточно точно определил родовой объект преступления, чем особенно подчеркнул значимость борьбы с данным видом преступления.

Что касается определения сути данного вида контрабанды по законодательству РФ, то фактически оно совпадает с подходом кыргызского законодателя, за исключением того факта, что в УК РФ также предусмотрена ответственность за незаконное перемещение наркотических средств и психотропных веществ через государственную границу России с иными странами-участниками ТС в рамках ЕАЭС.

Предметом данного вида преступления являются конкретно определенные психоактивные вещества.

В Кыргызской Республики перечни наркотиков определены постановлением Правительства КР от 09.11.2007 № 543 «О наркотических средствах, психотропных веществах и прекурсорах, подлежащих контролю в Кыргызской Республики». В Российской Федерации перечни наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю, утверждены постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 в ред. от 09.04.2015).

Указанные перечни двух стран, так же как и перечни составляются на основании Списков Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года и Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года. Кроме того, при их составлении учитываются «Рекомендации по формированию единых по содержанию списков (перечней) наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров», утвержденных постановлением Парламентской Ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности (ПА ОДКБ) от 17.05.2012 № 5–6.

Как уже указывалось выше, деяние, образующее объективную сторону состава контрабанды в УК КР, состоит в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза наркотических средств и психотропных веществ, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу ТС, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля, либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, либо сопряженном с недекларированием или недостоверным декларированием.

В УК РФ рассматриваемое деяние сформулировано, как незаконное перемещение через таможенную границу ТС в рамках ЕАЭС либо Государственную границу РФ с государствами — членами ТС в рамках ЕАЭС подконтрольных веществ.

Как можно обратить внимание, составы контрабанды в УК КР и в УК РФ являются формальными.

В рассматриваемых составах по разному определено место совершения преступления, если в УК РФ местом совершения контрабанды наркотиков признается весь периметр государства (таможенная граница ТС в рамках ЕАЭС и Государственная граница РФ с государствами — членами ТС в рамках ЕАЭС), то в УК КР местом совершения преступления считается лишь таможенная граница ТС.

На наш взгляд, подобный подход кыргызского законодателя к определению места совершения преступления фактически привел к декриминализации деяния, связанного с незаконным перемещением наркотиков на территорию или с территории Киргизии через государственную границу КР с остальными странами — участниками ТС.

Также обращает на себя внимание, что в УК РФ и УК КР по-разному сформулированы способы совершения контрабанды наркотических средств и психотропных веществ.

Статья 204 УК КР в своей диспозиции непосредственно содержит следующие способы совершения преступления:

1) помимо таможенного контроля;

2) с сокрытием от таможенного контроля;

3) с обманным использованием документов;

4) с обманным использованием средств таможенной идентификации;

5) с недекларированием подконтрольных товаров;

6) с недостоверным декларированием подконтрольных товаров.

В статье 229.1 УК РФ вместо описание конкретных способов совершения преступления указан один общий — «незаконное перемещение наркотиков».

Таким образом российский законодатель в части определения конкретных способов совершения контрабанды сделал отсылку к действующему ТК ТС, разъясняющему понятие «незаконное перемещение товаров через таможенную границу» (п. 19 ч.1 ст. 4 ТК ТС).

Пунктом 19 ч.1 ст. 4 ТК ТС установлены следующие способы совершения контрабанды наркотиков:

1) вне установленных мест работы таможенных органов;

2) в неустановленное время работы таможенных органов;

3) с сокрытием от таможенного контроля;

4) с недекларированием товаров;

5) с недостоверным декларированием товаров;

6) с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах;

7) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации.

Следует признать, что указанные способы совершения контрабанды наркотиков, по законодательству РФ и КР, фактически не имеют между собой отличий и отражают одни и те же способы совершения преступления.

Рассмотрим квалифицированные составы контрабанды наркотиков с точки зрения объективных признаков.

Законодатель Киргизии выделил всего один квалифицирующий состав контрабанды наркотиков с точки зрения особенностей объективной стороны преступления, а именно совершение контрабанды подконтрольных веществ с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль (п.2 ч.2 ст.204 УК КР). При этом указанная норма, в отличие от УК РФ, не распространяется на преступление, совершенное с применением насилия к лицу, осуществляющему пограничный контроль.

На наш взгляд это является существенным упущение, поскольку должностные лица пограничного контроля играют важную роль в деле по контролю за пересечением таможенную или государственной границ. В некоторых случаях только они способны бороться с контрабандой наркотиков (в частности вне мест таможенного контроля на Государственной границе).

Также обращает на себя внимание, отсутствие в ст. 204 УК КР, в отличие от ст.229.1 УК РФ, квалифицированных составов контрабанды наркотиков, предусматривающих повышенную уголовную ответственность для лиц, осуществляющих преступление, предметом которого являются психоактивные вещества в различных размерах.

Наличие градации ответственности в зависимости от размера предмета (значительный, крупных, особо крупный) имеет огромное значение, поскольку именно он показывает на сколько сильный вред здоровью населения страны способен причинить тот или иной вид наркотического средства или психотропного вещества, т. е. действительную степень опасности того или иного преступления.

Следует согласиться с А. Я. Кромовой [1, с. 80] в том, что привлечение мелких контрабандистов слабоактивных сильнодействующих веществ и крупных оптовых поставщиков наркотиков к одинаковой ответственности не учитывает основные цели и принципы уголовного законодательства и в свою очередь не приводит к повышению эффективности уголовно-правовых мер пресечения контрабанды подконтрольных средств и веществ.

Действующее законодательство РФ и РК предусматривает единый подход к определению субъекта контрабанды наркотиков.

Выделяют три обязательных признака, характеризующих лицо, подлежащее уголовной ответственности за совершение контрабанды наркотических средств, предусмотренной ст. 229.1 УК РФ или ст. 204 УК КР, т. е. субъекта данного преступления.

Первый заключается в том, что к уголовной ответственности привлекается только физическое лицо, т. е. человек (ст.17 УК КР и ст.19 УК РФ). Уголовной ответственности для юридических лиц в рассматриваемых уголовных законах не предусмотрено.

Следующим признаком субъекта является его физическая природа, что также определено в ст. 20 УК РФ и ст.18 УК КР. Субъектом преступления является физическое лицо, которое обладает установленным уголовным законом возрастом, а именно 16 лет. Однако не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, который в силу такого отставания во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими.

Третий признак — субъектом преступления является только вменяемое лицо.

УК Кыргызской Республики предусматривает следующие квалифицирующие составы контрабанды наркотиков с точки зрения особенностей субъекта преступления:

– контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием служебного положения (п. 1 ч. 3 ст. 204 УК КР);

– контрабанда, совершенная группой лиц (п. 3 ч. 3 ст. 204 УК КР);

– контрабанда, совершенная группой лиц по предварительному сговору (п. 4 ч. 3 ст. 204 УК КР).;

– контрабанда, совершенная организованной преступной группой (ч. 4 ст. 204 УК КР).

В УК РФ содержатся такие же квалифицирующие составы контрабанды наркотиков с точки зрения особенностей субъекта преступления, за исключением «контрабанды, совершенной группой лиц». На наш взгляд, отсутствие данного квалифицирующего состава не является недостатком современной конструкции ст. 229.1 УК РФ.

Надо понимать, что контрабанда наркотиков — это умышленное преступление, сложность совершения которого заключается в скрытном перемещении наркотиков через таможенную границу ТС или государственную границу стран — членов ЕАЭС. Совершение подобного деяния, без проведения каких-либо подготовительных мероприятий фактически невозможно, поскольку процессу перемещения психоактивный веществ, как минимум, предшествует этап их незаконного приобретения/производства/культивирования.

Поэтому, когда в совершении контрабанды участвуют двое и более лиц, непосредственному процессу перемещения подконтрольных веществ всегда предшествует заключение договоренностей и проведение предварительной подготовки.

Таким образом, следует сделать вывод, что сама суть контрабанды наркотиков не позволяет совершить контрабанду группой лиц без предварительного сговора, а потому квалифицированный состав контрабанды, предусмотренной п. 3 ч. 3 ст. 204 УК КР, должен быть нерабочим.

Статья 204 УК КР схожа с ранее действовавшей ст. 188 УК РФ в части установления санкций за контрабанду наркотиков. Уголовный кодекс КР предусматривает лишь один вид основного наказания за контрабанду наркотиков — лишение свободы, и один вид дополнительного наказания — конфискация. При этом максимальный срок лишения свободы, который может быть назначен осужденному за совершение контрабанду наркотиков, двенадцать лет.

Иным образом подошел российский законодатель к установлению санкций за совершение контрабанды наркотиков. Помимо того, что в ст. 229.1 УК РФ были предусмотрены такие дополнительные виды наказаний, как штраф и ограничение свободы, также указанная норма предусматривает более суровое наказание в виде лишения свободы за особо квалифицированный состав контрабанды (ч. 4 ст. 229.1 УК РФ) (на срок от 15 лет до пожизненного). Закрепления в российском уголовном законе подобного подхода к определению санкций за контрабанду наркотиков стал прямым следствием переоценки опасности данного вида преступлений.

По результата проведенного сравнительно-правового анализа можно сделать вывод, что уголовное законодательство РФ в части закрепления уголовной ответственности за контрабанду наркотиков находится на более высоком уровне, чем в Кыргызской Республике. В результате проведенных реформ российскому законодателю удалость отразить возросшую опасность наркоугрозы, наиболее полно дифференцировать уголовную ответственность в зависимости от тяжести совершенных деяний, а также оценить опасность данного деяния среди остальных наркопреступлений. В свою очередь уголовный кодекс РК продолжает находится на уровне 90-х годов XX века и не отражает существующего положения дел.

Выявленные различные подходы законодателей России и Киргизии к установлению уголовной ответственности за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ, еще раз подчеркивают необходимость унификации законодательства стран-членов ЕАЭС.

Литература:

  1. Контрабанданаркотиков (статья229' УКРФ) [Текст]: монография / А. Я. Кромова; под ред. С. М. Кочои. Москва: Проспект, 2014. 136 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle