Библиографическое описание:

Никитина А. В. Формы участия конституционных судов зарубежных стран в реализации конституционно-правовой ответственности органов и должностных лиц публичной власти: сравнительно-правовое исследование [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 19-25.



На основесравнительно-правового анализа конституционного законодательства зарубежных стран в статье определены основные формы участия конституционных судов в процессе применения конституционно-правовой ответственности к органам и должностным лицам публичной власти.

Ключевые слова: конституционный суд, конституционно-правовая ответственность, отрешение от должности, орган государственной власти, должностное лицо

Участие конституционного суда в качестве арбитра в разрешении споров о конституционно-правовой ответственности органов и должностных лиц публичной власти является весьма распространенным полномочием зарубежных судебных органов конституционного контроля. Сравнительно-правовое исследование зарубежных конституций и законов о конституционных судах, практики зарубежных конституционных судов демонстрирует довольно активную включенность судебных органов конституционного контроля в применение конституционно-правовой ответственности, в отличие от Российской Федерации, где суды не только лишены права применять такие меры, но и зачастую не участвуют ни в установлении фактов совершения конституционных правонарушений [1], ни в последующем судебном контроле за применением мер конституционного принуждения [2], что, безусловно, обедняет роль суда в качестве особого механизма, призванного разрешать любые юридические конфликты, возникающие в государстве. Обращение к зарубежному опыту позволит увидеть неиспользуемые в российском законодательстве и практике возможности по усилению роли судов в механизме разделения властей путем их включения в процесс конституционно-правовой ответственности.

Формы и процедуры участия конституционных судов в привлечении к конституционно-правовой ответственности органов и должностных лиц, а также субъекты конституционно-правовой ответственности за рубежом характеризуются существенными отличиями. Однако, сравнительно-правовой анализ иностранного законодательства позволил выявить основные формы такого участия.

  1. Непосредственное отрешение конституционным судом от должности главы государства, иных выборных иназначаемых должностных лиц.

Широко распространенным полномочием конституционных судов является отрешение от должности главы государства (импичмент). Таким полномочием обладают конституционные суды: Албании (ст. 90, пп. «f» ст. 131 Конституции Республики Албания), Болгарии (ч. 3 ст. 103, п. 8 ч. 1 ст. 149 Конституции Республики Болгария), Венгрии (ч. 6 ст. 13 Конституции Венгрии), Федеративной Республики Германия (ч. 2 ст. 61 Основного закона ФРГ), Македонии (ст. 87, 110 Конституции Республики Македония), Словении (ст. 109 Конституции Республики Словения), Хорватии (ст. 105 и 129 Конституции Республики Хорватия), Словацкой (ч. 5 ст. 129 Конституции Словацкой Республики), Чешской (ч. 2 ст. 66 Конституции Чешской Республики) республик и ряда других стран.

Во всех этих странах механизм импичмента главы государства является довольно схожим и выглядит так: инициатива об импичменте принадлежит парламенту, который реализует ее в усложненном порядке, принимая решения по предложению группы депутатов квалифицированным большинством голосов. В большинстве государств принятие парламентом решения об инициативе отрешения главы государства от должности приостанавливает полномочия последнего. Например, ч. 4 ст. 13 Конституции Венгрии устанавливает, что с прохождения парламентской резолюции до завершения процесса импичмента, президент Республики не может выполнять президентские обязанности. Нормы Основного закона Федеративной Республики Германии не так строги — согласно ч. 2 ст. 61 после возбуждения обвинения Конституционный Суд ФРГ может временным распоряжением постановить, что Федеральный президент не может выполнять свои должностные функции. Отрешение главы государства осуществляется конституционным судом, который: во-первых, наделен полномочием определять наличие основания для отрешения от должности, а, во-вторых, строго следит за соблюдением процедуры реализации инициативы импичмента. Решение конституционного суда прекращает полномочия главы государства.

Существенные различия состоят в основаниях отрешения — ими являются серьезное конституционное правонарушение и (или) совершение уголовно-наказуемого деяния (чаще — против государственного строя, конституционного правопорядка). Зарубежные конституции называют в качестве оснований отрешения главы государства от должности: нарушение Конституции (Республика Хорватия); серьезное нарушение Конституции или совершение тяжкого преступления (Республика Албания); нарушение Конституции и закона (Республика Македония); умышленное нарушение Основного закона или иного федерального закона (Федеративная Республика Германия); умышленное нарушение Конституции или измена Родине (Словацкая Республика); нарушение Конституции или тяжкое нарушение закона при осуществлении полномочий (Республика Словения); государственная измена, грубое нарушение Конституции или иного сегмента конституционного порядка (Чешская Республика); нарушение Конституции или любого другого закона, намеренное совершение преступления при исполнении президентских обязанностей (Венгрия).

Судопроизводство в конституционном суде по данной категории дел характеризуется особой сложностью и существенно отличается в различных странах. Спецификой обладает, например, производство в Конституционном Суде Словацкой Республики. В процессе принятия решения Конституционный суд квалифицирует деяние на основании Уголовного кодекса, а судебное разбирательство осуществляется на основании Уголовного процессуального кодекса. Суд принимает решение в форме приговора. Если Конституционный Суд признает Президента Республики виновным в совершении государственной измены, он снимает его с должности (§ 74 Закона Словацкой Республики об организации Конституционного Суда, конституционном судопроизводстве в Конституционном Суде и статусе судей» [3]). Таким образом, Конституционный Суд Словацкой Республики в отношении главы государства наделен функцией «уголовного суда».

В ряде зарубежных стран конституционные суды наделены полномочием по отрешению от должности не только главы государства, но и иных должностных лиц, как избранных непосредственно народом, так и назначенных главой государства, парламентом или иными конституционными органами. Например, Конституционный Суд Болгарии осуществляет процедуру импичмента в отношении и Президента, и вице-президента в случае выдвижения обвинения Народным Собранием (ч. 3 ст. 103, п. 8 ч. 1 ст. 149 Конституции Республики Болгария). Конституционный Суд Республики Словении наделен полномочием решать вопрос об отрешении от должности Председателя правительства и министров. Дело возбуждается Государственным Собранием в случае нарушения этими должностными лицами при осуществлении своих функций Конституции или тяжкого нарушения законов (ст. 119 Конституции Республики Словения). Если Конституционный Суд устанавливает нарушение Конституции или закона, он отправляет данных должностных лиц в отставку (ст. 109 Конституции Республики Словения). Государственный Суд Лихтенштейна выступает в качестве дисциплинарного суда по делам о членах Правительства (ст. 104 Конституции Княжества Лихтенштейна). Право возбудить дело об импичменте принадлежит Ландтагу. Основанием для отрешения от должности является нарушение Конституции и других законов. В случае признания лица виновным в нарушении Государственный суд отрешает его от должности (ст. 28–34 Закона о Государственном Суде Лихтенштейна [4]). Согласно ч. 2 ст. 98 Основного закона ФРГ Федеральный конституционный суд может по ходатайству Бундестага распорядиться о переводе судьи на другую должность, об уходе судьи в отставку либо принять решение о его увольнении, если федеральный судья при исполнении своих обязанностей или вне службы нарушит принципы Основного закона или посягнет на конституционный строй какой-либо земли.

Важным представляется участие конституционных судов в рассмотрении споров, связанных с утратой депутатского мандата. В большинстве государств правом досрочного прекращения полномочий депутата в случае утраты пассивного избирательного права, совершении действий и занятия деятельностью, несовместимой с депутатским мандатом наделен парламент. Однако в некоторых странах лишение депутатского мандата осуществляется именно конституционным судом. Так, например, Конституционный Суд Болгарии обладает правом установления неправомочности избрания или несовместимости осуществляемых депутатом Народного собрания функций с другой деятельностью (п. 9 ст. 12 Акта о Конституционном Суде Болгарии от 16 августа 1991 г. [5]). Решение Конституционного Суда прекращает полномочия народного представителя (ч. 2 ст. 72 Конституции). К компетенции Конституционного Суда Чешской Республики отнесено принятия решения при возникновении споров о прекращении мандата депутата (или сенатора) в связи с утратой избирательного права или возникновением несовместимости функций депутата или сенатора в соответствии со ст. 22 Конституции (ст. 22, 25, 87 Конституции Чешской Республики, § 92 Акта о Конституционном Суде Чешской Республики). Ходатайство с просьбой об определение того, является ли депутат или сенатор утратившим мандат может быть подано: а) депутатом или сенатором, чье место находится под вопросом; b) Председателем Палаты депутатов, если ходатайство касается депутата, или Председателем Сената, если оно касается сенатора; c) группой не менее 20 депутатов, если ходатайство касается депутата или группой не менее 10 сенаторов, если оно касается сенатора. В результате рассмотрения дела судом может быть принято решение об утрате депутатом или сенатором своего мандата [6].

Судебное применение конституционно-правовой ответственности является важнейшей гарантией от необоснованного лишения полномочий должностных лиц государства, обладающих конституционно-установленной компетенцией. Представляется, что именно такая форма участия конституционного суда в процессе применения конституционной ответственности повышает его роль в механизме разделения властей, а деятельность должностных лиц государства делает подчиненной конституции и закону.

  1. Установление (подтверждение) оснований для применения конституционно-правовой ответственности.

Второй, не менее распространенной, формой участия конституционных судов в реализации конституционно-правовой ответственности, является установление ими фактов совершения деяния, являющегося основанием ответственности в виде отрешения от должности, без применения санкции конституционно-правовой ответственности. И здесь, как и в предыдущем случае, зачастую такое участие касается установления оснований для отрешения от должности главы государства. Санкцию конституционно-правовой ответственности в виде отрешения от должности применяет парламент.

Конституционный Суд Республики Армения дает заключение о наличии основания для отрешения от должности Президента Республики (п. 5 ст. 100 Конституции Республики Армения). Поскольку в соответствии со ст. 57 Конституции Республики Армения Президент может быть отрешен от должности за государственную измену или иное тяжкое преступление, Конституционный Суд наделен полномочием устанавливать именно факт совершения Президентом такого преступления. В заключении, которое дает Конституционный Суд, должны быть указаны: 1) те решения, действия или бездействие Президента Республики, которые содержат в себе признаки тяжкого преступления и четкую квалификацию этого преступления; 2) доказательства, подтверждающие вину Президента Республики во вменяемых ему деяниях, и обоснованную позицию Суда относительно их исследования (ч. 16 ст. 76 Закона Республики Армения «О Конституционном Суде Республики Армения» [7]). Статья 95 Конституции Румынии определяет, что в случае, если Президент Румынии совершил тяжкое преступление, в нарушение Конституции, он может быть отстранен от должности решением Палаты депутатов и Сената на совместном заседании большинством голосов депутатов и сенаторов после получения консультативного заключения Конституционного Суда. Согласно ст. 118 Конституции Республики Сербия Президент Республики должен быть отстранен от должности за нарушение Конституции, по решению Национальной Ассамблеи, одобренному большинством не менее, чем в две трети голосов депутатов.Процедура отстранения от должности может быть инициирована Национальной Ассамблеей по предложению, выдвинутому не менее, чем двумя третями депутатов. Решение о нарушении Конституции по инициированной процедуре отстраненияпринимается Конституционным Судом.

Необходимо отметить, что отрешение главы государства в такой процедуре имеет более политизированный характер, чем отрешение непосредственно конституционным судом. Голосование депутатов парламента непредсказуемо с юридической точки зрения; даже при наличии подтвержденного конституционным судом факта совершения преступления, глава государства может избежать ответственности. Тогда как отрешение главы государства судебным органом носит исключительно юридический характер; принятие решения об импичменте всегда обусловлено строгой юридической процедурой и, в частности, доказанностью факта совершенного правонарушения.

Законодательство некоторых зарубежных стран наделяет конституционные суды полномочием по установлению фактов совершения конституционно-правовых деликтов довольно широкого круга органов и должностных лиц. Конституционный Суд Грузии устанавливает нарушение Конституции Грузии Президентом Грузии, председателем Верховного Суда Грузии, членом Правительства Грузии, Председателем Палаты контроля Грузии и членами Совета Национального банка Грузии (ст. 19 Органического закона Грузии о Конституционном Суде Грузии от 31 января 1996 г.). Правом возбуждения вопроса об импичменте во всех этих случаях обладает парламент; он же и отстраняет от должности указанных лиц в случае получения положительного заключения Конституционного Суда (ст. 63, 64 Конституции Грузии). Статья 8 Закона о Конституционном Суде Монголии относит к компетенции Конституционного Суда Монголии рассмотрение споров, связанных с нарушением Конституции Президентом, Председателем и членами Верховного Государственного Хурала, Премьер-министром и членами Правительства, Главным Судьей Верховного Суда и Генеральным Прокурором, а также решение вопроса о наличии юридических оснований для импичмента Президента, Председателя (спикера) Великого Государственного Хурала, премьер-министра, и для отзыва членов Великого Государственного Хурала [9]. Соответствующие выводы представляются Государственному Хуралу, который и уполномочен принимать окончательное решение об ответственности. Конституционный Суд Албании участвует в установлении факта нарушения депутатом Кувенда (парламента) запрета возглавлять прибыльную деятельность, которая создается за счет средств государства или местной власти, или обогащаться за их счет (п. 3 ст. 70 Конституции Республики Албания), а также в подтверждении фактов нарушения судьей Верховного Суда конституции, выразившегося в совершении преступления или поступков, серьезно дискредитирующих положение и личность судьи (ст. 140 Конституции Республики Албания). Дела о правомочности Президента и о несовместимости его функций с другой деятельностью также находятся в компетенции Конституционного Суда Албании (п. «g» ст. 131 Конституции Республики Албания; ст. 64 Закона Республики Албания «Об организации и деятельности Конституционного Суда Республики Албания» [10]). Конституционный Суд Молдовы наделен полномочием констатировать обстоятельства, оправдывающие роспуск Парламента и временное отстранение от должности Президента Республики Молдова (п. «f» ч. 1 ст. 4 Кодекса конституционной юрисдикции Республики Молдова). В первом случае право обращения в Конституционный суд принадлежит Президенту, а во втором — Парламенту (ст. 38 Кодекса конституционной юрисдикции Республики Молдова [11]).

Конституционный Суд Республики Беларусь по предложению Президента дает заключение о наличии фактов систематического или грубого нарушения палатами Парламента Конституции Республики Беларусь (ст. 116 Конституции Республики Беларусь), что является основанием для досрочного прекращения их полномочий (ст. 94 Конституции Республики Беларусь). При этом в отрешении от должности главы государства Конституционный Суд Республики Беларусь не участвует (ст. 88, 116 Конституции Республики Беларусь). Согласно ст. 105 Конституции Литовской Республики Конституционный Суд по просьбе Сейма представляет заключения относительно того, противоречат ли Конституции конкретные действия членов Сейма и государственных лиц, в отношении которых возбуждено дело об импичменте.

В некоторых, довольно редких случаях, конституционные суды участвуют и в конституционно-правовой ответственности региональных и муниципальных органов власти. Конституционный Суд Армении дает заключение об основаниях отрешения от должности руководителя муниципалитета по обращению Правительства Республики Армения (ст. 100, 101 Конституции Республики Армения).Конституционный Суд Венгрии дает обязательное заключение при роспуске муниципальных представительных органов в случае нарушения ими Конституции (раздел 34 Акта Венгрии о Конституционном Суде 2011 г. [12]). Конституционный Суд Республики Беларусь наделен полномочием по установлению фактов систематического или грубого нарушения местными Советами депутатов требований законодательства, что может явиться основанием для его роспуска Национальным Собранием Республики Беларусь (ст. 3, 85 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве» [13]).

  1. Заключение особлюдении процедуры входе импичмента должностного лица является мало распространенной формой участия конституционного суда в конституционно-правовой ответственности, однако требует упоминания, поскольку таким полномочием обладает Конституционный Суд Российской Федерации. Конституционный Совет Казахстана участвует в процедуре отрешения Президента от должности посредством дачи заключения о соблюдении установленных конституционных процедур (ч. 2 ст. 47 Конституции Республики Казахстан). Согласно ст. 151 Конституции Украины по обращению Верховной Рады Украины Конституционный Суд Украины дает заключение о соблюдении конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела о смещении Президента Украины с поста в порядке импичмента.
  2. Проверка конституционности (или законности) решений оприменении конституционно-правовой ответственности — полномочие конституционных судов, демонстрирующее возможность осуществления ими последующего контроля за применением мер конституционно-правовой ответственности.

Наиболее распространен такой контроль в отношении актов парламента об утрате депутатского мандата. Согласно ст. 54 Конституции Грузии вопрос о признании или досрочном прекращении полномочий члена Парламента решает Парламент. Это решение может быть обжаловано в Конституционном Суде (ст. 19, 40 Органического закона Грузии о Конституционном Суде Грузии от 31 января 1996 г.). Действуя на основании ст. 41 Основного закона Федеративной Республики Германии Бундестаг решает вопрос об утрате депутатом членства в Бундестаге. Жалобы на решения Бундестага относительно потери места в Бундестаге, могут быть поданы в Федеральный Конституционный Суд физическим лицом или группой лиц, которые имеют право голоса и чьи возражения Бундестаг отклонил, парламентской группы или меньшинства в Бундестаге, если это меньшинство содержит, по меньшей мере, 1/10 от установленного законом числа представителей. Конституционный Суд Португальской Республики по требованию депутатов рассматривает дела об утрате мандата в Ассамблее Республики и в областных законодательных ассамблеях (ст. 223 Конституции Португальской Республики). Процедура предполагает оспаривание решения Ассамблеи Республики или областной законодательной ассамблеи об утрате мандата на том основании, что оно нарушает Конституцию, закон или правила процедуры. Субъектами-заявителями по данной категории дел могут быть: депутат, утративший место в парламенте, парламентская фракция, по крайней мере, 10 членов соответствующего парламента (ст. 91-А, 91-B Закона о Конституционном Суде Португальской Республики [14]). Согласно п. «f» ч. 1 ст. 3 и ст. 54 Кодекса Турецкой Республики об учреждении и правилах процедуры Конституционного Суда к компетенции последнего отнесено рассмотрение жалоб на решения Великого Национального Собрания Турции о лишении депутатского иммунитета членов парламента или лишении статуса члена парламента в связи с нарушением положений Конституции, кодекса или регламента Великого Национального Собрания Турции [15].

В некоторых странах обжалованию в Конституционном Суде подлежат решения о конституционно-правовой ответственности иных должностных лиц. К компетенции Конституционного Суда Албании отнесены дела о проверке конституционности решений Народного Собрания об освобождении от должности Президента Республики (ч. 3 ст. 90 Конституции), судей Верховного Суда (ст. 140 Конституции), глав муниципалитетов и муниципальных образований (ст. 115 Конституции). В Конституционном Суде Сербии могут быть обжалованы решения Высшего Судебного Совета о прекращении полномочий судей, а также решения о прекращении полномочий прокуроров и заместителей прокуроров (ст. 167 Конституции Республики Сербия, ст. 45 Закона Республики Сербия «О Конституционном Суде» [16]). Согласно ст. 97, 98 Конституционного акта Хорватии «О Конституционном Суде» Конституционный Суд Хорватии рассматривает апелляции, поданные cудьями против решений Национального Судебного Совета о смещении с должности и дисциплинарной ответственности. Решение Конституционного Суда о принятии апелляции должно отменять оспариваемое решение, и вопрос должен возвращаться в Национальный Судебный Совет для возобновления разбирательства.При этом Национальный Судебный Совет должен принять другое решение вместо отмененного, основываясь на правовом мнении Конституционного Суда о нарушении конституционных прав подателя апелляции, выраженное в отменяющем решении [17].

Общепризнанно, что в демократическом правовом государстве суд является универсальным механизмом по разрешению любых юридических конфликтов. Особое место судов в системе органов, занятых преодолением конфликтов, объясняется устойчивостью судебной системы, строгостью процессуальной формы, гарантиями объективного рассмотрения дел, обеспечения конституционности и законности и пр. Законодательство и практика зарубежных государств показывает, что конституционные суды, как самостоятельные и независимые органы государственной власти, занимающие особое место в системе разделения властей, наделены важной ролью в реализации конституционно-правовой ответственности. Во-первых, они выступают в качестве основной инстанции, осуществляющей квалификацию деяния в качестве правонарушения. Во-вторых, могут непосредственно применять меры (санкции) конституционно-правовой ответственности. И, в-третьих, законодательством предусмотрено осуществление функции последующего судебного контроля за применением ответственности в целях защиты прав и законных интересов участников соответствующих правоотношений. Применение мер конституционно-правовой ответственности непосредственно конституционными судами, а также их участие в осуществлении последующего конституционного контроля наделяет конституционную ответственность качеством юридической ответственности, снижает ее политизированность.

К сожалению, подобными полномочиями Конституционный Суд Российской Федерации не обладает, что справедливо критикуется учеными. Зачастую в Российской Федерации конституционная ответственность характеризуется как политическая, а не юридическая. В большей степени этому способствует исключение судов и, прежде всего, Конституционного Суда из процесса ее применения. Стоит согласиться с С. А. Авакьяном, что «в интересах защиты высших должностных лиц государства от необоснованных обвинений и смещения с должности следовало бы подумать о перенятии опыта тех стран, которые отдают в ведение конституционных судов вопросы государственно-правовой ответственности … в отношении президентов, депутатов парламента, членов правительств и высших судов государства» [18]. По-нашему мнению, это способствовало бы и усилению роли российского Конституционного Суда в системе разделения властей, повышению его авторитета как особого судебного органа.

Литература:

  1. Никитина А. В. Судебное установление фактов, имеющих значение для применения конституционно-правовой ответственности // Актуальные проблемы российского права. — 2016. — № 6. — С. 104–111.
  2. Никитина А. В. К вопросу о роли суда в реализации конституционно-правовой ответственности органов и должностных лиц публичной власти в Российской Федерации // Право: современные тенденции: материалы III междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 27–30.
  3. On the Organisation of the Constitutional Court of the Slovak Republic, on the Proceedings before the Constitutional Court and the status of its Judges: Act of the National Council of the Slovak Republic of January 20, 1993 // URL: https://www.ustavnysud.sk/documents/10182/992132/a_38_1993.pdf/8cb54500–9cc7–4b5c-8d98-ba3b7bc41d95 (дата последнего обращения — 23 сентября 2016 г.).
  4. Gesetz vom 27 November 2003 über den Staatsgerichtshof (StGHG) // URL: http://www.stgh.li/default.asp (дата последнего обращения — 16 сентября 2016 г.).
  5. Constitutional Court Act of 16 August 1991 // URL: http://constcourt.bg/en/legislation (дата последнего обращения — 16 сентября 2016 г.).
  6. Constitutional Court Act of 16 June 1993 // URL: http://www.usoud.cz/fileadmin/user_upload/ustavni_soud_www/Pravni_uprava/AJ/Constitutional_court_act_182_1993.pdf (дата последнего обращения — 28 сентября 2016 г.).
  7. О Конституционном Суде: Закон Республики Армения от 1 июня 2006 г. // URL: http://www.concourt.am/russian/constitutions/index.htm (дата последнего обращения — 16 сентября 2016 г.)
  8. Organic Law of Georgia on the Constitutional Court of Georgia of 31 January 1996 // URL: http://constcourt.ge/en/court/legislation/law.page (дата последнего обращения — 15 сентября 2016 г.).
  9. The Law of Mongolia on the Constitutional Court (Tsets) of 8 May 1992 // URL: http://conscourt.gov.mn (дата последнего обращения — 16 сентября 2016 г.).
  10. On the organization and functioning of the Constitutional Court of the Republic of Albania of 10 February 2000 № 8577 // URL.: http://www.gjk.gov.al/web/Legal_Base_of_the_Constitutional_Court_98_2.php (дата последнего обращения — 16 сентября 2016 г.).
  11. Кодекс конституционной юрисдикции Республики Молдова № 502-XIII от 16 июня 1995 г. // URL: http://www.constcourt.md/public/files/file/Baza %20legala/CodJC.rus.pdf (дата последнего обращения — 19 сентября 2016 г.).
  12. Act CLI of 2011 On the Constitutional Court // URL: http://hunconcourt.hu/rules/act-on-the-cc (дата последнего обращения — 16 сентября 2016 г.).
  13. О конституционном судопроизводстве: Закон Республики Беларусь от 8 января 2014 г. № 124-З // URL: http://www.kc.gov.by/main.aspx?guid=21735 (дата последнего обращения — 28 сентября 2016 г.)
  14. Constitutional Court Law no. 28/82, of 15 November // URL: http://www.tribunalconstitucional.pt/tc/en/tclaw.html (дата последнего обращения — 28 сентября 2016 г.).
  15. Code on Establishment and Rules of Procedure of the Constitutional Court № 6216 of 30 March 2011 // URL: http://www.constitutionalcourt.gov.tr/inlinepages/legislation/LawOnConstitutionalCourt.html (дата последнего обращения — 25 сентября 2016 г.).
  16. Law on the Constitutional Court of 2007 // URL: http://www.ustavni.sud.rs/page/view/en-GB/237–100030/law-on-the-constitutional-court (дата последнего обращения — 23 сентября 2016 г.).
  17. The Constitutional Act on the Constitutional Court of the Republic of Croatia, consolidated text of 2002 // URL: http://www.usud.hr/sites/default/files/dokumenti/The_Constitutional_Act_on_the_Constitutional_Court_of_the_Republic_of_Croatia_consolidated_text_Official_Gazette_No_49–02.pdf (дата последнего обращения — 28 сентября 2016 г.).
  18. Авакьян С. А. Проблемы теории и практики конституционного контроля и правосудия // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. — 1995. — № 4. — С. 14–27.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle