Библиографическое описание:

Криворот Д. А. Низкая эффективность и сложность механизма как ключевая проблема института банкротства физических лиц в Российской Федерации [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 46-49.



С 1 октября 2015 года вступили в силу нормы, посвященные так называемому потребительскому банкротству физических лиц. Несмотря на то, что российская судебная практика и доктрина ранее уже сталкивались с банкротством физического лица при рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей, после введения в действие новых положений Закона о банкротстве, отечественная правовая система получила концептуально новый правовой институт, существенно отличающийся от института банкротства юридических лиц своими целями и средствами их достижения.

На этапе введения института банкротства граждан учеными и общественными деятелями ни раз высказывались предположения о том, что новая процедура может обернуться комплексом проблем для должников, кредиторов, судебной системы и общества в целом. Практика того, как процедуры банкротства физических лиц развивались в течение месяцев, показывает, что далеко не все пессимистические прогнозы оказались близки к реальности. Вместе с тем, стоит отметить, что ряд существующих проблем, связанных с потребительским банкротством, на этапе разработки и введения нового института остался вне поля зрения исследователей.

Основную сложность в определении и последующем разрешении проблем в сфере потребительского банкротства составляет их комплексность и взаимосвязанность. Поправки в закон «О несостоятельности (банкротстве)» были введены с целью урегулирования отношений между гражданами и, прежде всего, кредитными организациями. При этом в основе новых норм лежат экономические интересы государства, которое заинтересовано в том, чтобы процедура несостоятельности применялась в исключительных случаях и заканчивалась полным погашением долгов. Также закон предоставляет гарантии лицам, участвующим в деле, но сторонами материальных не являющимися, в первую очередь — финансовым управляющим. И не стоит забывать о суде как о самостоятельном участнике общественных отношений по банкротству физических лиц.

В итоге нормы о банкротстве физических лиц должны балансировать между интересами должников, кредиторов, арбитражных управляющих, суда, государства и общества в целом. При этом перевес в сторону защиты интересов какого-либо из участников правоотношения непременно повлечет ухудшение положения другого участника. Например, увеличение оклада арбитражного управляющего приведет к удорожанию процедуры банкротства и к ухудшению положения должника, которому это вознаграждение придется оплатить. А в случае перераспределения суммы вознаграждения и оплаты её или её части за счет государственных средств будут нарушены экономические интересы государства.

Основополагающей проблемой нового правового института является чрезмерная сложность процедуры, выраженная в сочетании нескольких альтернативных вариантов развития событий в качестве обязательных элементов банкротства.

В частности, в ходе процедуры банкротства помимо разрешения разногласий суд принимает решения о выборе процедуры несостоятельности, об установлении требований кредиторов, об условиях реализации имущества гражданина. При этом зачастую каждое из данных решений принимается в рамках отдельного судебного заседания в полноценном состязательном процессе с широким кругом участников.

Одновременно с этим закон предоставляет широкий круг полномочий финансовому управляющему. Однако практически каждое его действие в последствии должно быть утверждено судом, что затягивает процедуру и увеличивает объем работы для каждого из участников процесса. При этом законом предусмотрено обеспечение ответственности финансового управляющего компенсационным фондом саморегулируемой организации. То есть фактически закон предусматривает двойную защиту от потенциально неправомерных действий финансового управляющего: непосредственное утверждение его решений судом и ответственность, объем которой в разы превышает размер вознаграждения.

Похожая ситуация складывается и относительно документов, которые нужно подготовить для того, чтобы запустить механизм банкротства. Должник обязан раскрыть перед судом внушительный перечень документов, которые ему предстоит запросить в банках, налоговой службе, загсе и ряде других учреждений. После чего суд проверяет все эти документы, а после начала производства их снова проверяет назначенный судом финансовый управляющий. Таким образом, необходимый пакет документов фактически проходит тройную проверку, что затягивает производство на самой начальной стадии. При этом у суда имеются соответствующие базы данных, с помощью которых можно получить необходимую информацию о должнике.

Представляется, что процедура банкротства, будучи детально регламентированной в законе, для среднестатистического гражданина-должника является сложной для восприятия правовой конструкцией. В связи с этим ознакомление потенциального банкрота с нормами на начальном этапе процесса несостоятельности может стать серьезной проблемой. Кроме того, самостоятельно собрать необходимый пакет документов и грамотно сформулировать свои требования в заявлении способен далеко не каждый гражданин, а лишних средств для обращения за консультацией у должника, который и так находится в затруднительном финансовом положении, может и не быть. По этой причине начать сложную, длительную и для обычного гражданина достаточно абстрактную процедуру банкротства решаются далеко не все должники, попавшие в тяжелую жизненную ситуацию.

Одной из причин сложившейся ситуации является правовой нигилизм и низкая информированность граждан. Согласно данным опросов в мае 2015 года о внедрении нового правового института были информированы лишь 9 % граждан, а в конце 2015 года — 15 %. Несмотря на то, что сведения о новом правовом институте широко освещаются в прессе, большинство граждан просто не знает о новой правовой возможности.

Также негативным фактором является искажение норм закона в средствах массовой информации, а также в некоторых официальных источниках. Так на сайтах многих юридических компаний можно найти информацию о том, что они предоставляют правовое сопровождение при банкротстве физических лиц. И при этом одним из требований к потенциальным банкротам является сумма долга, превышающая 500 тысяч рублей. Возможно, таким образом юридические фирмы и организации арбитражных управляющих пытаются уменьшить число невыгодных для себя дел и компенсировать скромное вознаграждение за счет процентов от реализованного имущества. Однако при этом они вводят в заблуждение должников, которые из-за этого неверно воспринимают положения закона и упускают из виду возможность подачи заявления и при меньшем размере долга.

Об этом явственно свидетельствуют статистические данные. Так должники с суммой долга менее 500 тысяч рублей составляют чуть более 13 % от общего числа должников. Например, этот показатель меньше, чем число должников с многомиллионными обязательствами.

Вышеназванные трудности в правовом обеспечении и реализации процедур несостоятельности физических лиц являются предпосылками для еще одной проблемы, которая является для многих исследователей достаточно неожиданной. Речь идет о небольшом количестве дел о банкротстве физических лиц — не более 40 тысяч дел за все время существования нового института.

При этом ожидаемое число дел по банкротству граждан в десятки раз превышает фактические данные. На этапе вступления в силу анализируемых новелл эксперты утверждали, что увеличение нагрузки в связи с введением нового правового института приведет к тому, что на рассмотрение одного дело у арбитражного судьи будет не более трех минут времени. По подсчетам судей Верховного Суда РФ число дел только в судах Москвы и Московской области могло достигнуть отметки в 4 миллиона дел в год. Однако данные прогнозы не оправдались.

Это является наглядным подтверждением тезиса о том, что механизм потребительского банкротства, разработанный российским законодателем, несовершенен и нуждается в корректировке и доработке.

Специальное правовое обеспечение банкротства физических лиц, несомненно, явилось важным шагом на пути к построению правового государства, но явно недостаточным для регулирования столь сложной системы общественных отношений. Положения, посвященные несостоятельности физических лиц, пока еще далеки от идеала, однако их совершенствование представляется возможным и реальным.

В частности, целесообразным представляется максимальное упрощение процедуры банкротства граждан на начальном этапе. Например, можно сократить число документов, необходимых для возбуждения дела о банкротстве, и компенсировать их за счет имеющихся у судов баз данных. Благодаря этому самый первый этап процедуры станет проще и доступнее для должников, желающих воспользоваться правом на подачу заявления о признании себя банкротом.

Кроме того, практическую пользу будет иметь разграничение, а не дублирование части полномочий финансового управляющего и суда. При этом нужно соблюсти баланс интересов и не допустить злоупотреблений со стороны финансовых управляющих. Также целесообразно будет на законодательном уровне определить возможность рассмотрения в рамках одного судебного заседания сразу нескольких вопросов, фактически объединив некоторые из стадий производства и сократив тем самым продолжительность разбирательства.

Не стоит забывать и о просветительских мерах. В частности, официальные источники информации должны содержать доходчивую и подробную информацию о новом правовом институте. Информация не должна искажаться и подаваться в сокращенном виде, тем самым уровень правовой грамотности граждан перестанет быть одним из определяющих факторов для инициации процедуры банкротства.

Литература:

  1. О несостоятельности (банкротстве): федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127–ФЗ: по сост. на 2 июня 2016 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 43. — Ст. 4190.
  2. О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника: федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 476–ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2015. — № 1 (ч. 1). — Ст. 29.
  3. Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 29 июня 2016 г. № 154–ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2015. — № 27. — Ст. 3945.
  4. Гуреев В. А. Банкротство физических лиц. Часть I. Основные изменения в законодательстве о несостоятельности / В. А. Гуреев. — М.: Редакция «Российской газеты», 2015. — 176 с.

5. Лотфуллин Р. К. Что дает банкротам институт банкротства граждан? / Р. К. Лотфуллин // Банковское дело. — 2015. — № 11. — С. 82–86.

6. Олевинский Э. Ю. Правовое регулирование несостоятельности граждан. Коротко о главном / Э. Ю. Олевинский // Закон. — 2015. — № 11. — С. 53–62.

7. Раудин В. В. Расширительное толкование / В. В. Раудин // эж-ЮРИСТ. — 2015. — № 44.

8. Сорокин А. А. Банкротство физических лиц / А. А. Сорокин // Жилищное право. — 2016. — № 1. — С. 47–52.

9. Чащин А. Н. Банкротство граждан (физических лиц) / А. Н. Чащин. — М.: Дело и сервис, 2016. — 64 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle