Библиографическое описание:

Иванюга К. А. Уголовная ответственность за контрабанду наркотиков (сравнительно-правовой анализ законодательства Российской Федерации и Республики Казахстан) [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 94-98.



В статье рассмотрены особенности регламентации уголовной ответственности за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ в уголовном законодательстве Республики Казахстан. Проведен сравнительно-правовой анализ подходов законодателей Российской Федерации и Республики Казахстан к этой проблеме.

Ключевые слова: Таможенный союз, Республика Казахстан, контрабанда, наркотические средства, психотропные вещества, дифференциации уголовной ответственности, квалифицированные составы, наказание

Постоянно углубляющиеся интеграционные процессы в экономиках стран — членов Евроазиатского экономического союза: Республики Армении, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации, — заставляют задумываться над решением проблем создания общих правил поведения участников внешнеэкономической деятельности на территории единого экономического пространства. В том числе это касается и унификации национального уголовного законодательства в области контрабанды наркотических средств и психотропных веществ [2, с. 71].

В то же время, для того чтобы перейти к вопросам унификации законодательства всех 5 стран, необходимо провести сравнительно-правовой анализ действующего законодательства в области противодействия контрабанде наркотиков каждого члена ЕАЭС, выявить в них сходства, различия, особенности, достоинства и недостатки.

Настоящая работа посвящена изучению уголовной ответственности за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ в России и Казахстане.

Казахский законодатель, следуя рекомендациям Модельного Уголовного кодекса, в Уголовном кодексе от 16.07.1997 г. разделил контрабанду на два самостоятельных состава преступления: 1. Экономическая контрабанда (ст. 209, содержащаяся, в главе под названием «Преступления в сфере экономической деятельности» Уголовного кодекса РК); 2. Контрабанда изъятых из обращения или ограниченных в обращении предметов (оружия, наркотиков и т. п.), предусмотренная ст. 250 УК РК. Состав преступления, предусмотренный ст. 250 УК РК, был расположен в разделе преступлений против общественной безопасности и общественного порядка. Таким образом, общественная опасность контрабанды наркотиков в Казахстане была приравнена к контрабанде оружия на уровне общественной безопасности [5, 74].

Аналогичный подход был сохранен и перенесен в новый Уголовный кодекс РК 2014 года, который вступил в законную силу с 01.01.2015 г. Теперь уголовная ответственность за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ предусмотрена в ст. 286 УК РК (глава «Уголовные правонарушения против общественной безопасности и общественного порядка»).

В Уголовном кодексе РФ отделение контрабанды наркотиков от иных составов преступлений, предусматривающих ответственность за экономическую контрабанду или контрабанду оружия, ядовитых веществ и иных, было произведено лишь в декабре 2011 г. При этом в отличие от уголовного кодекса РК, в УК РФ преступное деяние, связанное с незаконным перемещением наркотических средств и психотропных веществ, было отделено от контрабанды сильнодействующих, ядовитых, отправляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ и др. В связи с чем, в УК РФ иным образом был определен родовой объект рассматриваемого преступления. Состав преступления за контрабанду наркотиков попал в главу 25 УК РФ «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности».

Подобное различие в определении родового объекта, существенного значения не имеет, поскольку фактически родовые объекты рассматриваемых преступления схожи. Наоборот, необходимо отметить положительный момент, что оба закона отделили контрабанду наркотиков от экономической контрабанды.

Предметом рассматриваемого преступления являются конкретно определенные психоактивные вещества.

В Республике Казахстан перечень наркотических средств и психотропных веществ, являющихся предметом преступления, предусмотренного ст. 286 УК РК, предусмотрен в качестве приложения в законе РК РБ от 10.07.1998 № 279-I «О наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах и мерах противодействия их незаконному обороту наркотиков».

Указанный перечень, так же как и перечни, установленные в РФ постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681, составляются на основании Списков Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года и Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года. Кроме того, при их составлении учитываются «Рекомендации по формированию единых по содержанию списков (перечней) наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров», утвержденных постановлением Парламентской Ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности (ПА ОДКБ) от 17.05.2012 № 5–6.

Состав контрабанды в Уголовных кодексах рассматриваемых стран сконструирован законодателем как формальный. Это означает, что контрабанда признается оконченным преступлением с момента совершения описанных в диспозиции ст. 229.1 УК РФ и ст. 286 УК РК действий, и что для наступления уголовной ответственности за данное преступление не требуется наступление каких-либо неблагоприятных последствий.

Деянием, образующим объективную сторону состава контрабанды в соответствии с уголовным законодательством Казахстана, признаются действия, выражающиеся в перемещении через таможенную границу ТС или государственную границу Казахстана указанных выше предметов, совершенном либо помимо или с сокрытием от таможенного контроля, либо с обманным использованием документов или средств идентификации, либо сопряженном с недекларированием или недостоверным декларированием [3].

Иным образом объективная сторона сформулирована УК РФ. Так, ст. 229.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС обозначенных подконтрольных веществ.

Как можно заметить, способы совершения контрабанды наркотиков определены в ч. 1 ст.286 УК РК, как и в ранее действовавшей ст. 188 УК РФ. В ст. 229.1 УК РФ законодатель отказался от этого приема, сделав в этой части отсылку к таможенному кодексу ТС через установление понятия незаконного перемещения через таможенную границу ТС.

Отдельное внимание необходимо уделить месту совершения преступления. После введения в действие законодательства ТС понятие таможенной границы изменилось, и перестало полностью удовлетворять целям уголовного законодательства, поскольку теперь таможенной границей стали считаться пределы таможенной территории всего таможенного союза (ч. 2 ст. 2 ТК ТС), а между странами — членами ТС (ЕАЭС) таможенная граница перестала существовать. В тоже время общественная опасность деяния, связанного с незаконным перемещением наркотиков через государственные границы между странами — участницами ТС (ЕАЭС), ничуть не меньше, чем контрабанды наркотиков через таможенную границу ТС (ЕАЭС).

Чтобы не допустить декриминализации части преступления, законодатель Казахстана пошел по пути установления местом совершения контрабанды наркотиков, как таможенную границу ТС (ЕАЭС), так и государственную границу РК, путем включения соответствующего уточнения в ст. 286 УК РК. Аналогичный прием был также использован в уголовном кодексе РФ.

Квалифицирующими признаками состава контрабанды, выделенными законодателем Казахстана, руководствуясь исключительно критерием особенностей объективной стороны данного преступления, характеризующими его повышенную опасность, являются предусмотренное ч. 2 ст. 286 УК РК совершение контрабанды с применением насилия к лицу, осуществляющему пограничный или таможенный контроль (п. 2), совершение контрабанды в отношении наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере (п. 5). Особо квалифицируемый признак — совершение контрабанды в отношении наркотических средств и психотропных веществ в особо крупном размере (ч. 4 ст. 286 УК РК).

Как мы видим, УК РК, как и УК РФ, отразив нарастающую угрозу незаконного оборота наркотиков, стал ужесточать ответственность за контрабанду наркотиков в зависимости от объема и вида перемещаемых подконтрольных веществ. Однако если в УК РК градация по объему разделена на три вида: небольшой, крупный и особо крупный размеры, то в УК РФ она разделена на четыре вида: небольшой, значительный, крупный и особо крупный размеры.

Размеры наркотических средств и психотропных веществ предусмотрены в качестве приложения к закону РК от 10.07.1998 № 279-I «О наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах и мерах противодействия их незаконному обороту наркотиков».

Следует обратить внимание, что УК РК и УК РФ, в отличие от УК остальных стран — членов ЕАЭС, предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение контрабанды с применением насилия не только к лицу, осуществляющему таможенный контроль, но и к лицу, осуществляющему пограничный контроль.

На наш взгляд, такая позиция казахского и российского законодателей является наиболее удачной, отражающей мнение многих научных деятелей и полностью соответствующей действительной работе контролирующих органов на границах. Во-первых, частично контроль за лицами, товарами и транспортными средствами, перемещающимися через таможенную границу ТС осуществляется пограничной службой, т. е. они играют ту же роль в деле по противодействию данному виду контрабанды, что и должностные лица таможенных органов. Во-вторых, действие данного квалифицируемого признака распространяется на лиц, которые совершают контрабанду помимо мест таможенного контроля, а также при пересечении государственной границы со странами — членами ТС [4, с. 40–41].

В соответствии с нормами ст. 15–17 УК РК субъектом любого преступления, в т. ч. и контрабанды, могут быть только физические лица, вменяемые и достигшие соответствующего возраста.

Согласно ст. 15 УК РК уголовной ответственности за контрабанду наркотиков подлежат лица, достигшие ко времени совершения этого преступления шестнадцатилетнего возраста. Указанный возрастной ценз объясняется тем, что по достижении шестнадцатилетнего возраста психически здоровый человек способен полностью оценивать свое поведение и, в том числе, общественную опасность такого преступления как контрабанда наркотических средств и психотропных веществ. При этом УК РК исходит из того, что если несовершеннолетний достиг указанного возраста, но вследствие отставания в психическом (умственном) развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Из норм Особенной части УК РК следует, что ответственность по ст. 286 УК РК несут как граждане РК, так и иностранные граждане, а также лица, не имеющие гражданства или подданства.

Аналогичные требования к субъекту предъявляются в уголовном законодательстве Российской Федерации.

Уголовным законом РК и РФ возможность привлечения к ответственности юридических лиц не предусмотрена.

В действующем уголовном законодательстве Казахстана, как и в российском нет определения понятия специального субъекта. Признаки, характеризующие специальных субъектов, предусмотрены в нормах Особенной части УК.

Специальными субъектами преступления для состава контрабанды наркотических средств и психотропных веществ по законодательству Казахстана являются:

  1. должностные лица (п. 2 ч. 2 ст. 286 УК РК)
  2. лица, обладающие особым положением, связанным с совершением им преступления (п. 1 ч. 2 ст. 286 УК РК)
  3. лица, совершающие преступление в различных формах соучастия (ч. 3 ст. 286 УК РК)

Должностным лицом, совершившим контрабанду наркотиков с использованием своего служебного положения по законодательству РК, следует считать лицо, которое по долгу службы обязано осуществлять таможенный или пограничный контроль, соответствующие действия по досмотру перемещаемых через таможенную границу Республики Казахстан товаров или иных ценностей и предметов, и давать разрешение на пересечение границы.

Контрабанда, совершенная такими должностными лицами с использованием своего должностного положения, не требует дополнительной квалификации по статьям уголовного закона о должностных преступлениях [1].

Уголовный кодекс РФ также предусматривает в п. б ч. 2 ст. 229.1 квалицированный состав контрабанды наркотиков, совершенной должностным лицом. Как и в УК РК в нем не предусмотрено разъяснений о том, какие категории лиц должны относиться к должностным. В тоже время существующая практика относит к специальным субъектам должностных лиц таможенных и пограничных органов, должностных лиц, деятельность которых связана с постоянным перемещением товаров и транспортных средств и иных предметов через таможенную границу (капитаны морских судов, начальники железнодорожных поездов, командиры экипажей самолетов, директора международных выставок и т. п.), а также должностных лиц — представителей высших органов государственной власти (федеральных и субъектов Федерации) и Правительства РФ, пересекающих границу в связи с исполнением служебных обязанностей.

В п. 1 ч. 2 ст. 286 УК РК, также как и в ранее действовавшей ст. 188 УК РФ, предусмотрен квалифицирующий признак в виде неоднократности совершения преступления.

Неоднократность предполагает совершение одним и тем же лицом нескольких преступлений, предусмотренных одной и той же статьей или одной и той же частью статьи Особенной части УК (ст. 12 УК РК).

Преступление не признается совершенным неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо было осуждено, либо освобождено от уголовной ответственности по основаниям, установленным законом.

Если неоднократность в уголовно-правовой норме указана в качестве квалифицирующего признака, то совершение одним и тем же лицом нескольких тождественных преступлений подлежит квалификации в целом по соответствующей статье (части статьи) УК РК, предусматривающей ответственность за неоднократность совершения данного преступления.

Неоднократность образуют только тождественные преступления. Поэтому совершение нескольких однородных преступлений не может признаваться неоднократностью преступлений, и подлежит квалификации как совокупность преступлений (нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 25.12.2006 № 11).

В отличие от казахского российский законодатель еще в 2003 г. отказался от квалифицирующего признака неоднократность, как от пережитка советского уголовного права.

Конституционный суд РФ в своем постановлении от 19.03.2003 № 3-П пояснил, что, во-первых, понятие неоднократности, предусматривающее одинаковые правовые последствия для принципиально разных правовых последствий, нарушает принципы равенства всех перед законом и судом и справедливой ответственности. Во-вторых, понятия рецидива, судимости и неоднократности, связанной с судимостью, используемые в целях усиления наказания при рецидиве преступлений, не только заменяют и дублируют друг друга, но и приводят к неоправданному ужесточению наказания, значительному усилению репрессивной направленности действующего УК Российской Федерации даже по сравнению с УК РСФСР 1960 года, что нарушает конституционные принципы справедливого и соразмерного наказания [6, С. 11].

На наш взгляд, позиция российского законодателя по вопросу такого квалифицирующего признака, как неоднократность, является правильной и позволяет привести действующее уголовное законодательство в надлежащий вид, соответствующий принципам, которые положены в его основу.

По признаку участия лица в момент совершения преступления в совместной преступной деятельности нами были выделены следующие категории специальных субъектов контрабанды:

– участники группы лиц по предварительному сговору (п. 5 ч. 2 ст. 286 УК РК);

– участники организованной преступной группы (ч. 3 ст. 286 УК РК).

Аналогичные квалифицирующие признаки контрабанды наркотиков по степени соучастия субъектов предусмотрены и в УК РФ.

Субъективная сторона контрабанды наркотиков по уголовному законодательству Казахстана (ст. 19, 20 УК РК), также как и по законодательству России, характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Лицо должно осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность и неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления [1].

Современные редакции ст. 229.1 УК РФ и ст. 286 УК РК предусматривают 4 степени градации опасности контрабанды наркотических средств и психотропных веществ в зависимости от наказания.

В ходе сравнение указанных составов можно заметить, что в них по разному оценена степень опасности неквалифицированной контрабанды наркотиков. В части 1 ст. 229.1 УК РФ в качестве основного вида наказания предусмотрено лишение свободы на срок от 3 до 7 лет, в качестве дополнительных — штраф и лишение свободы на срок до 1 года.

Часть 1 ст. 286 УК РК предусматривает более мягкую ответственность, при чем в качестве основного вида наказания может быть применен штраф, ограничение свободы до 5 лет либо лишение свободы на срок до 5 лет. В качестве дополнительного наказания предусмотрена конфискация.

Также необходимо отметить, что в УК РК для квалифицированных составов контрабанды предусмотрено только один вид основного наказания — лишение свободы, и один вид дополнительного — конфискация, тогда как в УК РФ в качестве дополнительных наказаний также могут применяться штраф и ограничение свободы.

Кроме того, УК РК и УК РФ по разному оценили степень опасности некоторых квалифицированных составов контрабанды наркотиков. Так, в УК РК к просто квалифицированным составам относится совершение контрабанды наркотиков с применением насилия к лицу, осуществляющему пограничный или таможенный контроль, тогда как подобный состав преступления в УК РФ отнесен к особо квалифицированным.

Проведенный сравнительно-правовой анализ показал, что законодательное закрепление контрабанды наркотиков в УК РФ и УК РК находится на примерно одинаковом уровне. Основополагающие объективные и субъективные признаки рассматриваемых преступлений в уголовных законодательствах Казахстана и России имеют множества сходств. Также можно отметить единый подход законодателей России и Казахстана к проблеме борьбы с контрабандой наркотиков.

В тоже время необходимо выделить следующие достоинства и недостатки в рассмотренных составах преступлений.

К достоинства состава контрабанды наркотических средств и психотропных веществ в УК РК можно отнести: наличие более взвешенной и гуманистически сформированной санкции за совершение подобного преступления без квалифицирующих признаков.

К достоинства состава контрабанды наркотических средств и психотропных веществ в УК РФ можно отнести: отказ от квалифицированного признака — неоднократность; ужесточение ответственности за контрабанду наркотиков с применением насилия к лицам, осуществляющим таможенный и пограничный контроль; формулировка объективной стороны преступления; разделение ответственности в зависимости от размера предмета преступления.

К общему недостатку рассмотренных составов преступлений можно отнести отсутствие разъяснений о том, какие категории лиц должны относиться к лицам, совершившим контрабанду наркотических средств и психотропных веществ с использованием своего должностного положения.

Литература:

  1. Борчашвили И. Ш. Комментарий к Уголовному Кодексу Республики Казахстан (Особенная часть). Астана: Жетi ж. — 2006. — Режим доступа: http://adilet.zan.kz/rus/docs/T9700167_1_#z167.
  2. Галиев Б. Б. Унификация законодательства стран Таможенного союза и СНГ о борьбе с транснациональной преступностью как одна из действенных форм противодействия ее современным вызовам // Российский юридический журнал. — 2014. — № 4. — С. 71–75.
  3. Грачев О. В. Уголовное законодательство Республики Казахстан в сфере экономической безопасности и таможенной интеграции // Российский следователь. — 2013. — № 1. — Режим доступа: http://www.center-bereg.ru/o1155.html.
  4. Коробеев А. И., Ролик А. И. Борьба с наркоконтрабандой: проблемы законотворчества и правоприменения // Уголовное право. — 2014. — № 6. — С. 36–41.
  5. Савчишкина О. Г., Степанов Г. И. Зарубежное уголовное законодательство об ответственности за контрабанду нарокотических средств и психотропных веществ или их аналогов // Вестник Челябинского государственного университета. — 2013. — № 17. — С. 74–78.
  6. Торкунов М. А. Исключение из Уголовного кодекса Российской Федерации неоднократности — шаг к справедливой оценке множественности преступлений // Военно-уголовное право. — 2004. — № 4. — С. 11–12

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle