Библиографическое описание:

Герцик Е. Д. Причины и условия совершения коррупционных преступлений в России [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 109-112.



Природу развития современной коррупции исследователи объясняют по-разному. Одни видят причину в несовершенстве законов, усугубляющих деградацию личности. Другие главной причиной считают разрастающуюся армию чиновничества, бюрократизацию общественной жизни, неоправданное расширение роли государства, третьи выдвигают на первый план причины, лежащие в экономической сфере. Указывают и на эволюцию рынка, сходятся только в одном — коррупция, ее масштабы, специфика и динамика, отражает общие политические и экономический проблемы страны.

Ключевые слова: коррупция, коррумпирование, детерминация, причинность

Корни коррупции следует искать в древней и средневековой истории страны. Можно говорить о том, что корыстные злоупотребления по службе возникли с появлением управляющих (вождей, князей) и судей как средство воздействия на их объективность и добросовестность при решении спорных вопросов. Мздоимство упоминается в русских летописях XIII в. Одни из первых законодательных ограничений коррупционных действий были отмечены при Иване III. Иван Грозный ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках. Петром I была введена должность генерал-губернатора. Он ведал как гражданским, так и военным управлением, должен был бороться с судебной волокитой, вправе приостановить исполнение судебного решения. Таким образом, российскими правителями неоднократно принимались попытки борьбы с коррупцией, но они так и не увенчались успехом.

Взяточничество имело широкое распространение в первые годы развития Советского государства. Декрет Совета народных комиссаров (СНК) РСФСР от 8 мая 1918 г. «О взяточничестве» стал первым в Советской России правовым актом, предусматривавшим уголовную ответственность за взяточничество — «лишение свободы на срок не менее пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок». Наряду с получателями взятки наказанию подлежали также лица, виновные в даче взятки, подстрекатели, пособники и все прикосновенные к даче взятки служащие. Тем не менее, эффективных преобразований в системе противодействия коррупции не было произведено и в советский период. В постсоветский период коррупция резко увеличилась, стала агрессивной по отношению к обществу и государству.

Проблема коррупции в России имеет многовековую историю. Данный аспект повлиял на формирование морально-идеологических устоев в обществе, вследствие чего у населения выработалась такая привычка, как высокая терпимость всех основных слоев населения к коррупции, сформировалось снисходительное отношение к данному явлению. Коррупция приобрела в России системный характер [1].

Профессор Московского университета М. В. Духовской, высказал ряд глубоких и прогрессивных суждений о причинах преступности. «Главная причина преступности, — резюмировал Духовской, — общественный строй. Дурное политическое устройство страны, дурное экономическое устройство общества, дурное воспитание и целая масса других условий — вот те причины, благодаря которым совершаются большинство преступлений.» [2, с. 202].

Актуальность данной темы заключается в том, что в настоящее время в России разворачивается и набирает силу процесс становления и развития «общества потребления». Это всеобъемлющий (в масштабах страны) процесс отдельных сфер жизни российского общества воплощается в целый ряд социальных феноменов и явлений, которые могут рассматриваться как причины, способствующие проявлением коррупции.

Связь между коррупцией и порождающими её проблемами двусторонняя. С одной стороны, эти проблемы усугубляют коррупцию, а их решение может способствовать уменьшению коррумпированности, а с другой — масштабная коррупция консервирует и обостряет проблемы переходного периода, мешает их решению. Отсюда следует, что,во-первых,уменьшить и ограничить коррупцию можно, только одновременно решая проблемы и условия её порождающие, и,во-вторых,решению этих проблем будет способствовать комплексное противодействие коррупции со всей решительностью и по всем направлениям.

В современной криминологии считается, что причины и условия преступности социальны как по происхождению, так и по своей сущности. В научной литературе предлагались различные классификации причин и условий преступности, но все криминологи единодушны во мнении, что преступность — явление социальное. Жизнь убедительно показывает, что причины преступности определяются теми реальными, жизненными условиями, в которых действуют люди. В их основе лежат противоречия, существующие в обществе. При этом обнаруживается смещение ценностных ориентаций отдельных слоев общества в сторону криминальных структур, коррумпированных сообществ.

Анализ криминологических исследований по вопросу причины и условия развития коррупции показывает несколько точек зрения. Например, В. Н. Кудрявцев и В. Е. Эминов выделяют экономические, политические, правовые, психологические и организационные причины и условия коррупционной преступности. Говоря о экономических причинах и условия распространено мнение, что источником рассматриваемой проблемы является бедность. Громадный разрыв в уровне жизни бедных и богатых людей (1:15 или даже 1:20). Как известно, более 30 % населения нашей страны живет ниже уровня бедности. И если на одном полюсе преступность порождается нищетой значительных слоев населения, то на другом — ничем не обузданным стремлением к сверхдоходам, к обогащению за счет государства и общества [3, с. 67].

Но если бы это было единственное условие коррупции, трудно было бы объяснить, почему оно поражает как те страны, в которых население отчетливо разделено на две не равные по численности группы бедных и богатых, так и те государства, где эта грань размыта. Несмотря на тотальное имущественное равенство Советский Союз никогда не был свободен от коррупции, как не свободны от неё те страны, которые сегодня пытаются строить социализм по более эффективным моделям. Вместе с тем можно обнаружить эмпирическое подтверждение тому, что глубина дифференциации населения по уровню доходов влияет на социальную напряженность и, соответственно, на стабильность экономической ситуации. Таким образом, выраженное имущественное неравенство инициирует экономический кризис и, как следствие, рост коррупции более вероятными [4, с. 395].

Лица, чья коррумпированность наносит наибольший вред государству, составляют, сравнительно немногочисленную прослойку, и об их деятельности простые граждан знают далеко не всегда. Что касается так называемой низовой коррупции, с которой часто сталкиваются люди в повседневной жизни, то она является в большей или меньшей степени следствием бедности. Как отмечает Н. Ф. Кузнецова причина взяточничества — служебная корысть для взяткополучателя и деловая или бытовая корысть для взяткодателя.

Говоря о низовой коррупции, необходимо отметить, что в этом случае корысть ограничивается небольшим размером получения мзды и нарушения не самых важных служебных функций. Её субъекты — служащие из среднего класса (учителя, врачи) или лица, стоящие возле черты бедности. Именно они чаще всего оказываются на скамье подсудимых в отличие от крупных взяточников.

Не менее важной являются политические причины и условия. В истории человечества можно найти немало подтверждений тому, что между стремлением к власти и получением преимуществ от обладания ею существует объективная связь. Отсутствие какой бы то ни было личной заинтересованности у идущего на Олимп власти представляется большинству россиян почти невероятным, а относительно скромно живущий крупный чиновник (например, мэр или министр, приезжающий на работу на метро) вызывает большие подозрения.

К политическим факторам коррупционной преступности, по мнению В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова, относятся:

− отчуждение большей части населения от власти, в частности от управления имуществом, от правотворчества и правоприменения, которое постоянно воспроизводит основания зависимости гражданина от чиновника;

− реальная возможность представителей власти (прежде всего на уровне высших ее органов) определять в своих интересах формы наказания коррумпированного поведения государственных служащих или препятствовать установлению ответственности за него;

− отсутствие эффективного парламентского контроля за состоянием коррумпированности высших должностных лиц государства;

− расширяющееся проникновение в государственные органы власти представителей организованных преступных групп и преступных сообществ;

− непомерно высокая численность государственного аппарата, естественно, ухудшающая условия оплаты труда государственных служащих и качество контроля за их работой;

− ничем не компенсированное разрушение старой системы негосударственного контроля за деятельностью государственных органов и должностных лиц;

− отсутствие эффективного политического механизма, обеспечивающего быстрое лишение полномочий государственных и муниципальных служащих, скомпрометировавших себя в глазах населения действиями, которые традиционно воспринимаются как коррупция (присвоение дорогих подарков, систематическое присутствие на бизнес-банкетах и т. п.) [5, с. 53].

Значимым фактором, повышающим интенсивность коррупционных проявлений, является несовершенство действующей правовой системы. К числу правовых факторов совершения коррупционных преступлений следует отнести:

− в последние два десятилетия число законодательных актов принимаемых органами государственной власти Российской Федерации, нарастает лавинообразно. Такое «упоение» законотворчеством приводит к снижению его качества [6, с. 54]. «Тщательно отработанный текст акта служит важнейшим условием и характеристикой его высокого качества, облегчает правильное понимание содержания норм и предусмотренных ими юридических действий. И, напротив, противоречивые тексты, сложным юридический язык, игнорирование правил составления и согласования проектов, не единообразие в использовании юридических понятий резко снижают эффективность правовой системы.

Не менее важна содержательная сторона вопроса, когда закон или иной акт призваны реально формировать устойчивый правовой порядок и способствовать решению различных социальных задач» [7, с. 5]. В противном случае, когда принимаемые акты не достаточно проработаны, они могут привести к ухудшению ситуации, которую призваны решить. Так, по мнению ряда ученых, бытовая коррупция чаще всего представляется в сознании обывателя обыденной нормой общественных отношений, что обусловлено, в частности, положением ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, фактически легализующим получение работниками образовательных и медицинских учреждений, подарков, стоимость которых не превышает 3 000 рублей [6, с. 55].;

− Существующие в законодательстве пробелы, коллизии и противоречия между нормативными правовыми актами, регулирующими сходный круг отношений, отсутствие должной регламентации многих вопросов, а иногда, напротив, избыточная регламентация способствует бюрократизму, произволу чиновников и коррупционной преступности. По мнению Гетмана Н. И., быстрая смена всего комплекса законодательной базы в экономике привела к правовой чересполосице. В ряде случаев экономические отношения наряду с новыми нормативными правовыми актами, все ещё регулируют нормы советского времени [8, с. 482]. Таким образом, отсутствие действующего механизма реализации ряда нормативных актов антикоррупционной направленности, их декларативный характер приводят к аномии, бездействию закона.

− Важную роль в противодействие коррупции играет контроль за исполнением, федеральных законов и постановлений Правительства Российской Федерации. Зачастую всё огранивается разработкой и принятием законов, а контролю за их практической реализацией не уделяется должного внимания.

Сегодня Россия тратит на борьбу с преступностью в целом около 9 % своего годового бюджета. Практически — это средства, которые затрачиваются на раскрытие и расследование примерно 3 млн. преступлений в год, осуждение и содержание примерно 800 тыс. преступников в условиях изоляции от общества.

Распространенность коррупционных (равно как и других) преступлений в значительной степени зависит от их раскрываемости, точнее, от неотвратимости ответственности за них. Первое и второе — не одно и то же. По статистике, практически все выявленные факты взяточничества (в данном случае речь идёт о практически совпадающих с юридической точки зрения актах фиксации события) раскрываются [4, с. 415]. Наказание назначается лишь в каждом четвертом-пятом случае. Если сопоставить эти и предыдущие данные, то окажется, что наказание назначается примерно в 1 из 100 тыс. случаев дачи и получения взяток. «Эффект воронки» применительно к иным коррупционным правонарушениям скорее всего выглядит ещё более впечатляющим. Вряд ли среднестатистический коррупционер в состоянии воспринять подобную угрозу возмездия как серьезное препятствие к совершению коррупционных действий [4, с. 415].

По данным Верховного Суда РФ в 2013 году за совершение коррупционных преступлений осуждено 9,5 тыс. человек, при этом за получении взяток — 1700, за дачу — 3400. При этом основным наказанием для лиц, совершивших данные преступления были штрафы, кратные суммам взяток. Наибольшую часть осужденных составляли государственные и муниципальные служащие — 50 %, работники здравоохранения и социального развития — 29 %, образования — 10,5 % и 6,3 % — работники службы исполнения, т. е. в тех сферах, где традиционно сильные оперативные позиции правоохранительных органов [9, с. 189]. Зачастую люди попадали на скамью подсудимых за взятку размером в две-три тысячи рублей, иногда и меньше. Более чем в ста случаях сумма взятки не превышала пятисот рублей [6, с. 55].

Среди детерминирующих коррупционных факторов существенное значение имеют нравственно-психологические причины. К психологическим причинам и условиям коррупционной преступности можно отнести:

− многовековые традиции мздоимства и лихоимства на государственной службе в России;

− традиционно низкий уровень солидарности населения с нормами об ответственности за подкуп;

− относительно низкий уровень правовых знаний взрослого населения, ставящий его в условие повышенной зависимости от государственных служащих;

− моральная готовность значительной части населения к подкупу государственных служащих для реализации как законных, так и незаконных интересов;

− феномен обоюдной вины подкупаемого и подкупающего [5, с. 54].

Перечень причин и условий коррупционной преступности в России, исследованный нами, является лишь основным, так как детерминанты этого вида коррупционной преступности коренятся во всех сферах жизнедеятельности общества и требуют дальнейшего исследования. Только изучив и устранив их, мы сможем найти эффективные меры по предупреждению коррупционной преступности, а реализовать их — задача ещё более проблематичная.

Литература:

  1. Черкашина Е. А. Коррупция в России: причины возникновения и методы борьбы // Право: современные тенденции: материалы II междунар. науч. конф. [Электрон. ресурс]: Опубликовано на сайте информационного ресурса: «Молодой ученный». Режим доступа: WorldWideWeb. URL: http://moluch.ru/conf/law/archive/114/5142/ (дата обращения 25.06.2016 г.)
  2. Антонян Ю. М., Эминов В. Е. Личность преступника — М., 2015 — С. 202.
  3. Эминов В. Е. Причины преступности в России. Криминологический и социально-психологический анализ. — М. 2015. С. 67.
  4. Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Криминология: учебник — 5 –е издание — М., 2013. — С. 395, С. 415.
  5. Аглямова Г. М. Причины и условия коррупционной преступности в сфере местного самоуправления // Журнал Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. 2012 № 77 (4). С. 53., С. 54.
  6. Харбиева Т. Я. Коррупция природа, проявления, противодействие. Монография — М. 2014 г. — С. 54, С. 55.
  7. Тихомиров Ю. А. Юридическое проектирование: критерии и ошибки // Журнал российского права 2008. № 2. С. 5.
  8. Гетман Н. И. Коррупция как грипп: все болеют, никто не умирает, но лечение необходимо // Преодоление коррупции — главное условие утверждения правового государства / под ред. Комарова А. И. М., 2009 г. Т. 1(39). С. 482.
  9. Нестеров Д. О. Практика применения современного законодательства в сфере противодействия коррупции // Современные стандарты и технологии противодействия коррупции (Материалы Третьего Евразийского антикоррупционного форума (Москва, 24–25 апреля 2014 г.)) / отв. редактор Хабриева Т. Я. — М., 2015. — С. 189.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle