Библиографическое описание:

Болдырева Н. В. Уголовная ответственность за посягательства на представителей власти: сравнительно-правовой аспект [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 91-94.



Глава 32 Уголовного Кодекса РФ «Преступления против порядка управления» открывается статьями, охраняющими нормальную деятельность органов власти посредством установления ответственности за посягательства в отношении ее представителей (ст. 317–319 УК РФ) [1].

Думается, что такой подход вполне обоснован тем, что, во-первых, наиболее распространенным способом противодействия законной деятельности органов власти является воздействие на права и свободы лиц, осуществляющих ее, а во-вторых, выступающая в качестве дополнительного объекта указанных преступлений личность, ее права и свободы провозглашены в Конституции РФ в качестве высшей ценности.

Небезоснователен тот факт, что государство всегда охраняет уголовно-правовыми средствами определенный круг общественно-значимых общественных отношений и интересов. Более того, уголовный закон берет под охрану наиболее ценные отношения и интересы. Именно поэтому особой защитой наделены представители власти т. к. их деятельность направлена на охрану общественного порядка и борьбу с преступностью. Данное обстоятельство обусловлено тем, что в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности именно эта категория лиц подвержена опасности со стороны преступных элементов, поэтому государство пытается обеспечить всеми, в том числе и уголовно-правовыми мерами их жизнь и здоровье.

Зарубежное законодательство, как и отечественное уголовно-правовую охрану жизни представителя власти, в том числе и сотрудника правоохранительного органа определяет объектом пристального внимания.

Анализ уголовного законодательства стран ближнего и дальнего зарубежья, которые представляют различные правовые системы, позволяет определить, что в большинстве случаев законодатель, преследует цель обеспечить нормальной служебной деятельностью сотрудников правоохранительных органов и их личную безопасность при осуществлении возложенных на них функциональных обязанностей, а также конструирует специальные уголовно-правовые нормы об ответственности за посягательства на их жизнь и здоровье с установлением максимально суровых мер наказания в случае убийства таких лиц.

В частности, для уголовного права США, Англии и некоторых иных стран, представляющих англосаксонскую систему права (Канада, Австралия, Новая Зеландия и др.), характерно деление посягательств против жизни на тяжкое убийство и простое убийство [2, с. 72]. Тяжкое убийство, в свою очередь, часто подразделяется на тяжкое убийство первой и второй степени.

Свод законов США, в разделе 18 «Преступления и уголовный процесс», содержит специальный параграф 1114 «Защита должностных лиц или служащих Соединенных штатов» [3, с. 94], в котором за убийства этих лиц, в том числе и сотрудников правоохранительных органов, предусматривает максимально суровые санкции. Уголовное законодательство большинства штатов относят к убийству первой степени случаи умышленного лишения жизни определенных лиц: Президента, других государственных деятелей, пожарных, свидетелей, вызванных в суд, детей, а также некоторых иных лиц, в том числе сотрудников правоохранительных органов.

Так например, в ст. 125.27 Уголовного кодекса штата Нью-Йорк указывается: «Лицо виновно в тяжком убийстве первой степени, если с намерением причинить смерть другому лицу, оно причиняет смерть этому лицу и потерпевшим был служащий полиции, который был убит в ходе выполнения им своих служебных обязанностей, и обвиняемый знал или должен был разумно полагать, что потерпевший являлся служащим полиции…». [2, с. 143] Наказание за совершение такого деяния предусмотрено Уголовным кодексом в виде смертной казни.

Английское уголовное законодательство за убийство сотрудника полиции, исполнявшего свои служебные обязанности предусматривает пожизненное лишение свободы.

Целесообразно отметить, что жизнь и здоровье представителей власти, которыми являются сотрудники правоохранительных органов — объект особой охраны в странах, которые представляют романо-германскую правовую семью (ФРГ, Франция, Голландия, Бельгия, Австрия, Швейцария и др.).

В соответствии с п. 4 ст. 221–4 Уголовного кодекса Франции, «умышленное убийство наказывается пожизненным заточением, в случаях совершения его в отношении магистрата, судьи, адвоката, представителя государственной власти или чиновника государственной службы, при исполнении или в связи с исполнением его обязанностей или возложенного на него задания, в случаях, когда положение, которое занимает пострадавший, очевидно или известно исполнителю». [4, с.57].

Что касается уголовного законодательства многих стран СНГ, т. е. бывших союзных социалистических республик, то можно отметить тенденцию, что они во многом схожи с российским уголовным законодательством и также закрепляют специальные нормы об ответственности за посягательство на представителя власти.

Так, Уголовный Кодекс Республики Беларусь, содержит гл. 33 «Преступления против порядка управления» которая устанавливает санкции за убийство работника милиции. [5, с. 49]

При этом в случае нарушения указанного уголовно-правового запрета законодатель предусматривает возможность применения смертной казни. Стоит отметить, что высшей мерой наказания в отношении субъекта, совершившего посягательство на сотрудника правоохранительных органов в Российской Федерации, также является смертная казнь, однако ввиду моратория на смертную казнь она в нынешних условиях неприменима.

Уголовное законодательство Украины содержит положения об ответственности за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, которое расположено в ст. 348 «Посягательство на жизнь работника правоохранительного органа, члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащего». [6, с. 35] В качестве обязательного признака состава посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа уголовно-правовые нормы Украины предусматривают специальный мотив и цель преступного посягательства — «в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности или из мести за такую деятельность».

Республики Молдова также в своем законодательстве закрепила нормы об охране представителей власти. Однако, в отличие от законодательства Украины и Беларусии, Республика Молдова дифференцирует ответственность за посягательство на жизнь сотрудника полиции в зависимости от тяжести наступивших общественно опасных последствий для здоровья потерпевшего.

Так, например, ст. 350 Уголовного Кодекса Республики Молдова гласит: «посягательство на жизнь сотрудника полиции, другого работника органов внутренних дел или иного лица, находящегося при исполнении служебного или общественного долга по охране общественного порядка и борьбе с преступностью, повлекшее причинение потерпевшему легкого или средней тяжести телесного повреждения либо иного незначительного или средней тяжести вреда здоровью, наказывается лишением свободы на срок от 7 до 20 лет». [7, с. 27] Квалифицированный состав данного преступления предусмотрен совершение тех же действий, но повлекшее за собой причинение тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью либо смерть человека. Ответственность за такое деяние определяется в виде лишения свободы на срок от 15 до 25 лет или пожизненным заключением.

Стоит отметить, что не все государства, включают в уголовное законодательство специальные нормы, которые предусматривают ответственность за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, уголовно-правовую охрану их жизни и здоровья, а также нормальную управленческую деятельность названных лиц. Данные правоотношения охраняются уголовно-правовыми нормами о преступлениях против личности, а также специальными уголовно-правовыми запретами применения насилия в отношении представителя власти.

Примером такого государства может послужить Республика Казахстан. Так, ч. 2 ст. 321 УК Республики Казахстан устанавливает повышенную ответственность в части применения насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных. [2, с. 138]

Аналогичные нормы, предусматривают повышенную уголовную ответственность за сопротивление или применение насилия в отношении представителей власти, содержатся в уголовном законодательстве Азербайджана (ст. 315 УК), Грузии (ст. 353 УК) и Армении (ст. 316 УК).

Таким образом, анализ действующего уголовного законодательства зарубежных стран в части установления ответственности за посягательство на представителя власти позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, многие УК иностранных государств (УК большинства штатов США, Франции, большинства стран СНГ и др.), преследуют цель обеспечение нормальной служебной деятельности представителей власти и их личной безопасности при осуществлении возложенных на них служебных обязанностей, а также содержат специальные уголовно-правовые нормы об ответственности за посягательство на их жизнь с установлением максимально суровых мер наказания в случае убийства таких лиц.

Во-вторых, в ряде государств устанавливается уголовно-правовая охрана жизни сотрудников правоохранительных органов и установление ответственности за их убийство (УК штата Техас, УК штата Нью-Йорк, УК Республики Белоруссия), в других случаях, конструируя соответствующий уголовно-правовой запрет, законодатель использует термин «Посягательство на жизнь» (УК Украины, УК Республики Молдавия).

И, в-третьих, в качестве обязательных признаков составов убийства представителей власти или посягательства на их жизнь законодатель предусматривает специальные мотивы и цель преступного посягательства.

Подводя итог и резюмирую вышеизложенное, следует отметить, что в качестве потерпевших законодатель отмечает следующие категории лиц: работники милиции; служащие или сотрудники полиции; представители государственной власти или чиновники государственной службы; военнослужащие; члены общественных формирований по обеспечению общественного порядка, а также близких лиц.

Таким образом, особая уголовно-правовая охрана жизни и здоровья сотрудников правоохранительных органов, как в отечественном законодательстве, так и в законодательствах зарубежных стран предопределена, прежде всего, выполнением ими служебных обязанностей по обеспечению общественной безопасности и охране общественного порядка.

В свою очередь, обобщая вышесказанное можно отметить, что все государства обеспечивают надлежащей охраной жизнь, здоровье, честь и достоинство, а также личную неприкосновенность представителей власти и их близких, ввиду того, что противоправные деяния против указанной категории лиц подрывают авторитет государственных органов и порождают недоверие у населения к органам власти и должностным лицам.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25, ст. 2954.
  2. Уголовное право зарубежных государств: Учеб. пособие / Под ред. и с предисл. И. Д. Козочкина. М.: Изд. дом «Камерон», 2011. Особенная часть.
  3. Уголовное право США: Сб. норм. актов / Сост., отв. ред. и автор вступ. ст. И. Д. Козочкин. М.: Изд-во УДН, 2008.
  4. Новый уголовный кодекс Франции. М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 2008.
  5. Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2010.
  6. Уголовный кодекс Украины. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2010.
  7. Уголовный кодекс Республики Молдова. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle