Библиографическое описание:

Блинков И. А. Некоторые проблемы назначения судебной экспертизы по гражданским делам [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 53-55.



Нередко при рассмотрении гражданских дел в судах общей юрисдикции может возникнуть ситуация, когда без проведения судебной экспертизы не обойтись. Согласно ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.

При назначении судебной экспертизы может возникнуть проблема формулирования правильных, точных, недвусмысленных вопросов, которые необходимо поставить на рассмотрение перед экспертом. Как правило, лица, участвующие в деле и суд не обладают специальными знаниями в области науки, техники, искусства, ремесла, соответственно определить круг вопросов, ответ на которые даст возможность установить имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, представляется проблематичным. Так, например, при назначении судебно-медицинской экспертизы по делу о возмещении ущерба в связи с ненадлежащим оказанием медицинской услуги, представитель истца или сам истец должны таким образом сформулировать вопросы, чтобы доказать вину ответчика. Каким образом, возможно, это сделать, не обладая медицинским образованием и специальной терминологией? Чтобы определить предмет экспертизы, истцу или представителю истца необходимо ознакомиться с правилами оказания медицинских услуг, методиками, обычаями оказания отдельных услуг. Медицинские учреждения, являющиеся по делу ответчиками в лице должностных лиц обладают специальными познаниями в той области медицины, в которой они оказывали медицинскую помощь, могут уводить суд от конкретных, детализирующих вопросов в сторону абстрактных. Ставить на рассмотрение, к примеру, стандартный вопрос — «Своевременно ли и правильно была оказана медицинская услуга, если нет, то какие последствия это вызвало?». Хотя, вопрос — «Требовалось ли проведение инструментальных методов обследования, таких как ультразвуковое исследование мягких тканей левой половины грудной клетки, компьютерная или магнитно-резонансная томография при диагностировании пациента» — является более точным и обстоятельным, не дающим возможности не отразить судебно-медицинскому эксперту факт врачебной ошибки. В большинстве случаев суд склонится в сторону общего, абстрактного вопроса и будет прав, т. к. будет действовать четко в пределах своей компетенции, но в таком случае имеется риск вынесения некачественного решения.

Если вопросы взаимосвязаны, они должны задаваться в логической последовательности. В методической литературе по судебной экспертизе имеются примерные перечни вопросов для различных родов и видов судебных экспертиз. Однако при использовании типовых вопросов всегда надо учитывать специфику конкретной экспертной задачи, не включать в постановление вопросы, не имеющие отношения к делу и задаваемые «на всякий случай». Это увеличивает сроки производства судебной экспертизы, а так же ее стоимость.

В ст. 187 ГПК РФ указано, что заключение эксперта исследуется в судебном заседании, оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы. Несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении суда по делу либо в определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы. Несмотря на данное указание, на практике, зачастую заключение эксперта является основным доказательством по делу, имеющем определенный перевес перед другими доказательствами. Ввиду того, что процент назначения повторных и дополнительных экспертиз не велик, сторонам, а так же суду необходимо принимать все соответствующие меры заблаговременно, для того чтобы получить качественное экспертное заключение, а соответственно обоснованное и законное решение. Любая экспертиза обладает своим предметом и объектами от которых зависят методики исследования. Постановка точных вопросов с данной точки зрения является важным моментом на который стоит обратить внимание.

Первоочередным требованием, которому должны удовлетворять ставящиеся перед экспертом вопросы, является практическая необходимость их разрешения. Иными словами, каждый вопрос должен быть обусловлен конкретными вытекающими обстоятельствами гражданского дела, а его разрешение должно давать ответ на обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Надо, чтобы вопросы относились к одной отрасли знаний (исключение составляют комплексные экспертизы), при этом необходимо руководствоваться принципом реальности, т. е. учитывать практическую возможность решения тех или иных вопросов, исходя из достигнутого современного научно-технического уровня. Перед экспертом соответствующей специальности нельзя ставить вопросы, разрешение которых не входит в его компетенцию, сферу знаний.

Недопустимо ставить на разрешение экспертизы вопросы правового характера, ответ на которые является компетенцией самого суда (квалификация выявленных фактов в качестве виновных действий, определение виновности лица и т. п.). В этой связи следует иметь в виду, что выяснение соответствия каких-либо действий существующим правилам является прерогативой эксперта, если для такого определения необходимы специальные познания (вопросы, касающиеся соблюдения техники безопасности, эксплуатации транспорта, ведения определенных видов работ и др.).

Рассмотрим случай назначения автотехнической экспертизы по одному гражданскому делу. Водитель А, проезжая нерегулируемый перекресток на автомобиле, в результате несвоевременного торможения столкнулся с автомобилем водителя Б., который двигался справа. В результате осмотра места происшествия сотрудники ГИБДД установили, что видимость у водителя А, была ограничена разросшимися кронами деревьев, а также наличием сумерек. Однако в административном материале было указано, что А, заметив автомобиль Б, не начал своевременного торможения. Поэтому Б. обратилась с исковым заявлением о возмещении ущерба в суд. В суде А утверждал, что начал торможение, как только увидел автомобиль второго участника, и ходатайствовал о назначении судебной автотехнической экспертизы, предложив вынести вопрос о возможности провести полное торможение автомобиля с места, где он увидел автомобиль Б. Эксперт пришел к заключению, что полная остановка автомобиля была невозможна. Ущерб водителю Б. был возмещен трестом по озеленению, который нарушил соответствующие нормы содержания зеленых насаждений. Часто перед экспертами ставятся вопросы о возможности водителя транспортного средства предвидеть появление препятствия на пути следования и принятия мер к снижению скорости или остановке ТС. Однако решение таких вопросов не входит в компетенцию судебных экспертов, а является исключительной обязанностью суда, что подтвердил Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума от 09.12.2008 № 25 (ред. от 24.05.2016) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» указав, что судам следует иметь в виду, что в компетенцию судебной автотехнической экспертизы входит решение только специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием. [1, с. 218] Поэтому при назначении экспертизы суды не вправе ставить перед экспертами правовые вопросы, решение которых относится исключительно к компетенции суда (например, о степени виновности участника дорожного движения). При анализе и оценке заключений автотехнических экспертиз судам следует также исходить из того, что объектом экспертного исследования могут быть обстоятельства, связанные с фактическими действиями водителя транспортного средства и других участников дорожного движения.

Так, согласно ст. 86 ГПК, в случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение. Однако в экспертной практике часто господствует принцип: «Каков вопрос — таков ответ». [2, с. 96]

Л. А. Коростелёва, эксперт группы бухгалтерских экспертиз, указывает, что «Принцип «каков вопрос — таков ответ» применительно к судебной экспертизе означает, что, если вопрос, поставленный на разрешение, сформулирован ненадлежащим образом, то и выводы эксперта будут носить справочный характер, не вычленят из совокупности данных те факты, которые должны найти своё подтверждение, что в конечном итоге приведёт к потере заключением доказательственного значения». [3, 63]

Можно выделить несколько основных проблем постановки вопросов при производстве судебной экспертизы:

− вопрос должен относится к объекту и предмету экспертизы;

− вопрос эксперту должен быть поставлен конкретно, с однозначным и понятным смысловым содержанием;

− вопрос эксперту должен предполагать конкретный ответ на него.

Кроме того, на мой взгляд, значимым обстоятельством является отсутствие специальных познаний у участников судопроизводства и как следствие, невозможность сформулировать корректные вопросы перед экспертом. Существует множество методических рекомендации по постановке вопросов экспертам, но они не могут предусматривать всех жизненных ситуаций.

Например, компьютерно-сетевая экспертиза преследует цель исследования фактов и обстоятельств, связанных с использованием сетевых телекоммуникационных технологий в целях установления определенных обстоятельств. При производстве такой экспертизы определяются характеристики и свойства вычислительной (информационной) сети, устанавливается архитектура, конфигурация, сетевых компонентов, организация доступа к данным, устанавливается соответствие характеристик сети типовым для данного класса средств сетевой технологии, определяется принадлежность средства сетевой технологии к серверной или клиентской части приложений, выясняется фактическое состояние сетевого средства, наличия неисправностей, дефектов и т. п., устанавливается первоначальное состояние вычислительной сети в целом и каждого сетевого средства в отдельности, уточняются изменения, внесенные в первоначальную конфигурацию.

В сложных случаях, когда для формулирования вопросов необходимы специальные знания, суд и участники дела испытывают определенные затруднения, тактически грамотным решением является привлечение к подготовке вопросов эксперта, который будет проводить экспертизу.

На данный момент в процессуальном законодательстве отсутствует механизм обеспечивающий возможность согласования вопросов с лицом, обладающим специальными познаниями. Учитывая данные обстоятельства, считаю необходимым внесение изменений в процесс подготовки к производству судебной экспертизы.

Если бы существовала возможность допроса лица, обладающего специальными познаниями в соответствующей области до этапа назначения судебной экспертизы, то на мой взгляд, повысился бы качественный уровень правосудия в целом. Нередко экспертные исследования содержат формулировку «данные обстоятельства установить экспертным путём не представляется возможным». С учетом данного предложения такого в нетипичных случаях должно стать меньше.

Литература:

  1. Ягольницкий Н. А. Постановка вопросов эксперту при проведении автотехнической экспертизы по делам о дорожно-транспортных преступлениях // Грамота № 4 (30) 2013. С. 218.
  2. Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе // Норма. — 2006. — С. 96.
  3. Коростелёва Л. А. Требования к вопросам, решаемым судебно-бухгалтерской экспертизой // Вектор науки ТГУ. Серия «Экономика и управление» № 2 (2), 2010. — С. 63.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle