Библиографическое описание:

Кицай Ю. А. Историко-теоретические особенности социализации российского права [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 61-63.



В российском законодательстве отсутствует понятие социального предпринимательства, социальных предприятий (социализированных организаций), критериев закрепления за социализированными организациями статуса социального предприятия, системы государственного содействия и поддержки социализированных организаций на всех уровнях власти [4]. Причемв большинстве стран мира данные предприятия успешно действуют в качестве фундамента социальной экономики, а корпоративное законодательство обеспечивает правовые основы их деятельности.

В связи с этим в развитие конституционного принципа социального государства в качестве первоочередного направления социализации гражданского законодательства необходима разработка его составной части — Концепции социализации корпоративного законодательства. Для этого следует вначале определиться, что понимается под «социализацией права».

Несмотря на то, что сегодня появляются исследования, не только традиционно посвященные правовой социализации личности [10], но и социализации права, тем не менее, единство среди ученых по данной проблематике отсутствует. Вместе с тем отрадно, что в настоящее время проблема социализации поднимается в научной литературе во взаимосвязи с проблематикой структурирования права [15], предлагая научному сообществу поучаствовать в дискуссии о системе права и законодательстве.

В ходе ранних дискуссий, проходивших в СССР в 1938-1940 и в 1956-1958 гг., вопрос о специальной социализации права подниматься не мог, поскольку официально страна признавалась социалистической и соответственно советское право также было социалистическим. В ходе дискуссии в 1982 г., хотя вопрос о социализации права и не поднимался, но, тем не менее, была отмечена тенденция к появлению комплексных правовых образований в праве (комплексных институтов, комплексных отраслей) [2, c. 156-160, 184-196], что в последующем в постсоциалистический период стало базисом для обоснования возможности появления на пересечении частного и публичного права, отсутствовавших по идеологическим причинам в советской правовой системе, права социального. Причина в том, что вопрос о традиционном для зарубежного «капиталистического» права делении на право частное и публичное в советское время также не принимался во внимание. Однако в научных кругах деление на право частное и публичное было достаточно популярно. Несмотря на существование в научной литературе со времен Ульпиана различных теорий по предложению критериев разделения права на частное и публичное, формальный критерий, основанный на выводе о существовании двух ведущих режимов (диспозитивного и императивного), в советское время был наиболее жизнеспособным, что и сегодня поддерживается большинством цивилистов.

Появление комплексности права — процесс не случайный, а объективный, обусловленный социальным прогрессом, влияющим на динамику общественных отношений в направлении обеспечения возрастающих социально-имущественных потребностей и интересов. Данный процесс в научной литературе принято называть социализацией права: «Именно императивные установления государства являются правовыми средствами социализации» [7, c. 88]. При этом уточняется, что «социализация законодательства осуществляется посредством публичных норм гражданского законодательства, т. е. посредством его публицизации. Однако публицизация ограничивается установлением публичных начал, в то время как социализация означает направленность законодательства на улучшение социально-экономического положения граждан России» [8, c. 110]. В связи с этим можно согласиться с тем, что под социализацией права «следует понимать нацеленность правового инструментария на обеспечение социальной защищенности граждан и их объединений» [5, c. 95], использование его «как инструмента в целях относительно справедливого распределения материальных благ среди индивидов» [1, c. 38].

При смене парадигмы общественного развития одни институты устаревают и утрачивают свое значение, поскольку отмирает необходимость существования тех или иных экономических отношений, другие — наоборот, появляются вследствие прогресса. С развитием экономических отношений возникают новые юридические отрасли, подотрасли, институты, пытающиеся адекватно отображать социальные изменения, предлагая новые правовые инструменты, соответствующие правовой природе и методу регулирования обновленных общественных отношений. В рыночной экономической системе в считавшиеся в советское время сугубо публичными отрасли стали проникать диспозитивные элементы, наиболее адекватные современному развитию общественных отношений.

Органическое переплетение частного и публичного права создает феномен социального права [13, c. 63], т.е конвергенцию частного и публичного права [11]. Под юридической сущностью конвергенции частного и публичного права понимается «их сближение, состоящее в проникновении частного права в публичную сферу общественных отношений, а публичного — в частную» [11, c. 222], характеризующееся сочетанием частноправовых и публично-правовых методов регулирования данных общественных отношений [11, c. 224]. В результате конвергенции частного и публичного права появляется новое правовое образование — право социальное как их партнер в обеспечении частных, публичных и социальных интересов. Если частный интерес опосредует главным образом субъективное право, а публичный интерес — юридическая обязанность, то социальный интерес является категорией юридического долга [15, c. 185].

По мере развития процессов публицизации частного права и цивилизации публичного права квалификация правовых отраслей еще более усложняется [15, c. 182]. По мнению исследователей, в научной литературе общие переходные явления в развитии российской многоотраслевой системы права в аспекте его социализации в большей степени сказываются в различии взглядов на отраслевую принадлежность социального обеспечения во взаимосвязи с формированием новой отрасли — социального права.

В результате дифференциация правового регулирования, проявляющаяся в разделении системы права на отрасли, подотрасли и институты, привела к появлению права социального обеспечения, отделившегося от трудового права. Сегодня одни авторы обосновывают вывод о перспективах развития социального обслуживания как подотрасли права социального обеспечения в направлении смыкания с материнской отраслью гражданского права [6, c. 12]. Другие считают необходимым сохранение границ предмета и названия отрасли социального обеспечения [14, c. 328]. Вместе с тем в настоящее время некоторые ученые прогнозируют развитие отрасли права социального обеспечения в комплексную отрасль социального права [12, c. 4]. При этом под социальным правом предлагается понимать упорядоченную совокупность правовых норм, закрепляющих «распределительную справедливость» вне рыночных механизмов [13, c. 51]. Как комплексная отрасль права социальное право, по их мнению, включает совокупность правовых норм, регламентирующих общественные отношения, возникающие в связи и по поводу практической организации и осуществления социальной защиты российского населения в целях смягчения социальной напряженности в обществе [12, c. 11].

По мнению специалистов, в науке социально-обеспечительного права социальная защита российских граждан должна обеспечиваться Социальным кодексом Российской Федерации [12, c. 11]. Не менее перспективным видится необходимость принятия Федеральных законов о социальной экономике или об основах государственного регулирования предпринимательской деятельности, в которых были бы обозначены основные направления развития социальной экономики, цели, принципы и методы государственного регулирования предпринимательства [3, c. 32], в которых должен быть предусмотрен специальный раздел, посвященный социальному предпринимательству и поддержке социальных предприятий [9, c. 39]. Эта позиция основывается на выводе, что в качестве альтернативы правовой модели социальной защиты следует рассматривать социальное предпринимательство. По мнению Я. С. Гришиной, основным системообразующим элементом социального (гуманитарного) права призванного обеспечить социально-имущественные потребности, является предпринимательское право как комплексная отрасль законодательства [9, c. 421].

Вопрос о том, в каком нормативно-правовом акте должен быть нормативно обеспечивающий социально-имущественные потребности граждан специальный раздел — в Социальном кодексе, в Гражданском кодексе или в специальных Федеральных законах, — это вопрос юридической техники. При этом, на наш взгляд, субъектами социального права должны стать социальные предприятия — социализированные организации, являющиеся основой социальной экономики и социального государства, а также граждане, в первую очередь лица, менее социально защищенные, находящиеся в трудной жизненной ситуации, интересы которых должны учитываться при переходе к постиндустриальному обществу. Пока очевидно одно, что система российского законодательства развивается без учета тенденции социализации права, а Гражданский кодекс не соответствует «кодексу социального государства» с социально ориентированной экономикой.

Литература:

  1. Александрова А.В., Соломатин А.Ю. Социализация правa в условиях модернизации. Европейский и американский подходы // Модернизация права: зарубежный и отечественный опыт: Сборник научных статей. Пенза. НИЦ ПГУ, 2004. С. 38-46.
  2. Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975. 264 с.
  3. Андреева Л. В. Развитие коммерческого (торгового) права в свете принятия закона об основах государственного регулирования торговой деятельности // Бизнес и право в России и за рубежом. 2010. № 3. С. 32-36.
  4. Барков А.В. О социальной значимости и актуальности легализации дефиниции «Социальное предпринимательство» в российском законодательстве (Мнение эксперта) // Экономика. Предпринимательство. Окружающая среда (ЭПОС). 2015. № 1. С. 67-69.
  5. Барков А.В. Проблемы социализации частного права и законодательства // Концепция частного и публичного права России: Азбука частного права: Монография / Под ред. В.И.Иванова, Ю.С.Харитоновой. М., 2014. С. 91-115.
  6. Барков А.В. Рынок социальных услуг: проблемы правового регулирования: автореф. дисс. докт. юрид. наук. М., 2008. 60 с.
  7. Богданов Д.Е. Социализация гражданско-правовой ответственности как направление совершенствования действующего законодательства // Актуальные проблемы правоведения. Научно-теоретический журнал. Самара: изд-во СГЭУ, 2008 № 2. С. 83-87.
  8. Богданов Е.В. Влияние научных взглядов Леона Дюги на развитие гражданского права // Журнал российского права. 2008. № 6. С. 32-38.
  9. Гришина Я.С. Механизм взаимодействия частных и публичных правовых средств обеспечения социально-имущественных потребностей в условиях моделирования юридической конструкции социального предпринимательства (под ред. проф. Н.А. Баринова). Саратов: изд-во «Слово», 2014. 476 с.
  10. Жинко А.Н. Социализация законодательства как проблема социализации права// Юридические науки. 2012. № 3. С. 11-14.
  11. Коршунов Н. М. Конвергенция частного и публичного права: проблемы теории и практики. М.: Норма: ИНФРА-М. 2011. 240 с.
  12. Лепихов М. И. Право и социальная защита населения в России (социальное право). М.: Былина, 2000. 696 с.
  13. Лушников А. М., Лушникова М. В. Курс трудового права: Учебник: В 2 т. Т. 1. Сущность трудового права и история его развития. Трудовые права в системе прав человека. Общая часть. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2009. 879 c.
  14. Лушникова М.В., Лушников А.М., Тарусина Н.Н. Единство частных и публичных начал в правовом регулировании трудовых, социально-обеспечительных и семейных отношений. Ярославль, 2001. 432 c.
  15. Парягина О.А. Проблемы структурирования права в аспекте его социализации // Правоведение. 2004. № 6. С. 177 — 189.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle