Библиографическое описание:

Ахъядов Э. С. К вопросу о возникновении уголовной ответственности в соответствии с УК РФ [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — СПб.: Свое издательство, 2016. — С. 71-73.



Уголовная обязанность конкретно обусловлена во времени. Поэтому важно для начала наверняка установить, как скоро она возникает и прекращается. Говоря об эпизоде происхождения уголовной ответственности, ученые связывают данный эпизод с разными обстоятельствами: с совершением правонарушения, с привлечением в виде обвиняемого, с использованием мер процессуального пресечения, с вынесением обвинительного вердикта, с вступлением вердикта в законную силу. Более корректной может показаться на первый взгляд позиция о эпизоде зарождения уголовной ответственности с совершением правонарушения.

Эта самая позиция практически полностью согласуется с распространенной позицией на уголовную ответственность как зафиксированную в источниках уголовного права ответственность лица, осуществившего правонарушение, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости. Будучи обязанностью, в следствие собственной природы она может присутствовать гипотетически и присутствует в реальности уже до привлечения в виде обвиняемого, использования мер процессуального пресечения, вынесения обвинительного вердикта, вступления его в законную силу. А ее взаимосвязь с правонарушением, констатируемая в приведенном определении, дозволяет признать, что уголовная ответственность возникает как раз с этапа совершения вышеуказанного действия.

Данное заявление полностью подходит представлению о преступлении, разновидностью которого считается правонарушение, как юридическом прецеденте, порождающем правоотношение и юридическую ответственность. Преступление — акт общественного взаимодействия. Свершив правонарушение, лицо неизбежно вступает в отношения с другими людьми, интересы которых призвано уберечь государство. Навряд ли у кого есть сомнение в том, что в сходственной ситуации государство вправе возложить на лицо, совершившее правонарушение, бремя осуждения, санкции и судимости, а оно, так же, должно претерпеть эти результаты собственного преступного поведения. Эта взаимосвязь меж государством и законопреступником носит правовой нрав. А значит, прецедент совершения правонарушения порождает уголовное правоотношение. Отмеченные право и ответственность входят в его содержание. Закрепленная в источниках уголовного права ответственность лица, осуществившего правонарушение, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости есть уголовная ответственность. Являясь составляющей содержания уголовного правоотношения, она также в следствии этого возникает с момента совершения правонарушения.

В настоящем законодательстве встречается ряд тезисов, подтверждающих о зарождении уголовной ответственности до привлечения лица в виде обвиняемого, использования к нему меры пресечения, вынесения обвинительного вердикта, вступления его в законную силу причем даже вообще вне зависимости от данных моментов.

Согласно с ч. 1 ст. 11 УК РФ любое лицо, совершившее правонарушение на территории России, подлежит ответственности по настоящему Кодексу. Каких-то изъятий из данного правила, именуемого территориальным принципом действия уголовного закона в месте, не учтено. Уголовную ответственность несут в том числе и лица, пользующиеся иммунитетом от уголовной юрисдикции Отечественного государства. Иное дело, что присутствует отличительная процедура привлечения их к данной ответственности. К примеру, в ч. 4 ст. 11 УК говорится: «Вопрос о уголовной ответственности дипломатических адептов зарубежных стран и других людей, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами правонарушения на территории России допускается согласно с нормами международного права». Правила, а именно, таковы: для привлечения обладателей иммунитета к уголовной ответственности нужно будет получить согласие страны, чьи интересы они представляют.

Положение о самодостаточности уголовной ответственности от привлечения в виде обвиняемого, использования мер процессуального пресечения, вынесения обвинительного вердикта, вступления его в законную силу доказывается помимо прочего множественными уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными общепризнанными нормами о освобождении от уголовной ответственности, содержащимися в ст. 75–78, ч. 2 ст. 84, ч. 1 ст. 90, ст. 94, примечаниях к ст. 126, 198, 204 УК. К примеру, очевидно не согласуется с ними принятие в виде точки отсчета уголовной ответственности момента вынесения обвинительного приговора или же вступления его в законную силу. Так как отмеченные нормы имеет право использовать не только суд, но и прокурор, следователь (ст. 6–9 УПК), а еще орган дознания (ст. 6, 7, 9 УПК). Не говоря уже о том, что, изыскания проявляют, что прокурорско-следственные органы обширно применяют данное право. Сходственная практика практически полностью подходит настоящему уголовному законодательству, в каком конкретно зафиксированы причины освобождения от уголовной ответственности. Установление их на стадии предварительного расследования непременно обязано завершаться остановкой уголовного дела. А освобождение от уголовной ответственности уже судом, в большинстве случаев, значит поправка оплошности в индивидуализации данной ответственности, допущенной прокурором, следователем, органом дознания.

Ложно считать фактором появления уголовной ответственности и эпизод привлечения лица в виде обвиняемого. Это привлечение вероятно только по возбужденному уголовному делу. Освобождение от уголовной ответственности в вышеуказанных ситуациях означает, что данная обязанность возникает пораньше, чем лицо привлекается в виде обвиняемого.

Так как использование мер пресечения кроме того возможно только по возбужденному уголовному делу, невозможно дать согласие и с утверждением про то, что уголовная ответственность возникает с эпизода использования предписанных мер процессуального принуждения. Надлежит кроме всего прочего принять к сведению, что законодатель решительно не обязует должностных лиц, производящих предварительное расследование, склоняться к этим мерам по любому делу: им предоставляется возможность ограничиться отобранием у обвиняемого обязательства являться по вызовам и извещать о смене места жительства (ч. 4 ст. 89 УПК). А предусмотренная в разделе IX УПК протокольная форма досудебной подготовки материалов, до недавнего времени вообще исключала вероятность использования к лицу некоторых мер пресечения несудебными органами. И все же и в обрисованных вариантах уголовная ответственность уже появилась. Появилась даже поскольку освобождение от нее мерами процессуального пресечения не обусловлено. В случае если лицо освобождается от уголовной ответственности, не будучи обременено ними, этим резюмируется, собственно эта обязанность до акта освобождения от нее все точно также существовала.

Прецедент неимения зависимости между возникновением уголовной ответственности и привлечением лица в виде обвиняемого, использованием к нему меры пресечения, вынесением обвинительного вердикта, вступлением вердикта в силу подтверждается кроме того часто встречающимися в законе общепризнанными мерками о привлечении к уголовной ответственности (к примеру, ч. 4 ст. 90, ст. 299 УК, ч. 1 ст. 2, ст. 27–1, ч. 1 и 2 ст. 58–1 УПК).

Привлечение к уголовной ответственности есть привлечение лица в виде обвиняемого. А так как привлечь возможно лишь к тому, что давно в наличии, привлечение к уголовной ответственности значит, что данная обязанность возникает пораньше, нежели лицо привлекается в виде обвиняемого, выносится обвинительный вердикт, вердикт вступает в законную силу. Она возникает и до использования мер пресечения, поскольку, по общему правилу, данные меры обязаны употребляться только в отношении обвиняемых (ст. 89, 90 УПК), т. е. после привлечения лиц к уголовной ответственности.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве закреплен институт осуждения лиц заочно. Сообразно п. 1 и 2 ч. 2 ст. 246 УПК в исключительных вариантах, в случае если данное не мешает установлению правды по делу, его разбирательство в заседании суда 1 инстанции быть может допущено в отсутствие подсудимого, к примеру в случае, когда подсудимый присутствует вне пределов страны и уклоняется от явки в суд. Значит, официально сознается практическая невозможность предъявления обвинения и допроса обвиняемого — деталей акта привлечения в виде обвиняемого, а еще невозможность использования мер процессуального пресечения. Порой судьям приходится склоняться к изложенному правилу. Оно, к слову, присутствует во многих странах.

Согласно с п. 8 ч. 1 ст. 5 УПК уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит остановке в отношении погибшего кроме случаев, когда производство по нему нужно было для реабилитации погибшего либо восстановления дела в отношении иных лиц по вновь открывшимся обстоятельствам.

Погибель лица, содеявшего правонарушение, имеет возможность наступить как до возбуждения уголовного дела, но и на всякой стадии уголовного процесса. Точные ситуации создать нетрудно. В милицейских сводках о происшествиях и в иных документах правоприменительных органов, сведения из которых сейчас непринужденно перекочевывает на страницы печати и каналы электронных средств глобальной информации, данные модели достаточно часто бытуют как насыщенные реальным содержанием.

Стало быть, сложно опровергать, особенно при бесспорности правонарушения, появление уголовной ответственности при непривлечении в виде обвиняемого, неприменении мер процессуального пресечения, невынесении обвинительного вердикта в следствии погибели лица, осуществившего правонарушение. И, скорее всего, вообще нельзя делать это, в случае если оно учинило беззаконное действие в соучастии с иными лицами, которые, находясь в здравии, были правомерно привлечены к уголовной ответственности.

Законодатель прямо связывает возникновение уголовной ответственности с фактором совершения правонарушения. Во-1-х, он делает данное при описании каких-либо основ уголовного права. Так, в ст. 4 УК записано, что лица, осуществившие правонарушения, одинаковы перед законом и подлежат уголовной ответственности вне зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, также иных обстоятельств (принцип равноправия людей перед законом). Сообразно ч. 2 ст. 6 УК никто не может нести уголовную ответственность два раза за одно и то же правонарушение (принцип справедливости ответственности). Во-2-х, законодатель большое количество раз резюмирует зависимость меж эпизодом совершения правонарушения и происхождением уголовной ответственности на уровне других положений. При этом в некоторых заметках УК о таковой зависимости упоминается многократно. В ст. 20 УК, законодатель более ясно высказал собственную идею. Согласно с ч. 1 этой статьи уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения правонарушения шестнадцатилетнего возраста. Сообразно ч. 2 ст. 20 УК лица, достигшие ко времени совершения правонарушения четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за некоторые правонарушения (тут же приводится их исчерпывающий список). Следовательно, законодатель аргументировано считает, что точкой отсчета уголовной ответственности служит эпизод совершения правонарушения.

Литература:

  1. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. / М. П. Журавлев [и др.]; под. ред. А. И. Рарога — 6-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2010. — 704 с.
  2. Уголовное право России: учеб. / Под. ред. д. ю. н., проф. А. Н. Игнатова и д. ю. н., проф. Ю. А. Красикова — Т. 1: Общая часть. — М.: Норма, 2005. – 592 с.
  3. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. – Изд. испр. и доп. / Под ред. д-ра юр. наук, проф. Л. В. Иногамовой-Хегай, д-ра юр. наук, проф. И. А. Рарога, д-ра юр. наук, проф. И. А. Чучаева. – М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2007. – VI, 553 с.
  4. Уголовное право. Общая и Особенная части: учеб. Пособие / В. В. Сверчков- 2-е издание., перераб и доп. – М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. – 595 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle