Библиографическое описание:

Лушникова В. А. Природа уголовной ответственности [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — СПб.: Свое издательство, 2016. — С. 90-92.



Институт уголовной ответственности занимает одно из центральных мест в системе законодательства и науки уголовного права. При этом многозначность данного понятия, а также описываемого им правового явления создает определенные трудности при его изучении и понимании. Отметим, что уголовный закон не содержит его легальной дефиниции.

Уголовная ответственность — это разновидность юридической ответственности, которая в теории права чаще всего понимается как применение мер государственного принуждения по отношению к виновному лицу за совершенное правонарушение либо как неблагоприятные последствия, которые возлагаются государством (в лице уполномоченных на то государственных органов и должностных лиц) на правонарушителя. Сам термин «ответственность» происходит от слов «ответ», «отвечать». Таким образом, юридическая ответственность предусматривает обязанность правонарушителя отвечать за свои противоправные деяния посредством претерпевания определенных лишений. Проецируя данное определение на сферу уголовного права, делаем вывод, что уголовная ответственность — это меры, применяемые государством к лицу в связи с совершением им преступления.

Вышеприведенное определение демонстрирует связь ответственности с совершенным субъектом уголовно наказуемым деянием. Однако следует сделать оговорку о том, что в последнее время юридическую ответственность перестали рассматривать исключительно как следствие правонарушения. Ученый-криминалист В. Г. Смирнов первым предложил рассматривать юридическую ответственность еще и в качестве нравственно-правовой категории [1, с. 9]. Так родилась концепция разделения ответственности на негативную (ретроспективную) и позитивную (проспективную). Первая отражает «классическое» понимание ответственности, вторая определяет сущность ответственности как обязанность индивида выполнять соответствующие юридические требования, предъявляемые ему обществом и государством. Таким образом, позитивная юридическая ответственность наступает не тогда, когда нормы права нарушены, а, наоборот, когда они соблюдаются. Соответственно, при таком подходе уголовная ответственность — это обязанность соблюдать уголовно-правовые запреты. Такая трактовка предполагает, что все люди, независимо от правомерности или противоправности их деятельности, постоянно состоят в уголовных правоотношениях. С данным тезисом очень трудно согласиться, поскольку субъекты такого «правоотношения» никак формально не определены. Уголовная ответственность же, напротив, всегда конкретна, в ней всегда четко определены действующие лица: виновный в совершении преступления, с одной стороны и, государство — с другой. Так, Ю. М. Ткачевский отмечал, что «невозможно представить себе человека, который одновременно несет ответственность чуть ли не за все преступления, перечисленные в УК РФ» [2, с. 39]. Некоторые исследователи, признавая существование позитивной уголовной ответственности, считают, что она не имеет большого правового значения, так как «перенесение понятия ответственности в область должного, толкуемого не как объективная реальность, а как определенный психологический процесс, лишает ее правового содержания» [3, с. 47]. Получается, что сфера действия проспективной ответственности — мораль, а не право.

Этим, однако, разнообразие пониманий уголовной ответственности не ограничивается. Выше уже было сказано, что Уголовный кодекс Российской Федерации не дает определения уголовной ответственности. Вместе с тем, он достаточно широко характеризует ее содержание и природу. Анализируя положения уголовного закона, можно условно выделить следующие значения уголовной ответственности: во-первых, в наиболее широком смысле ее можно понимать как совокупность всех норм, необходимых для реализации юридических последствий совершения уголовно наказуемого деяния (именно это значение используется в формулировке части 1 статьи 1 о том, что «новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс» [4]); во-вторых, как совокупность норм, которые непосредственно связаны со структурой уголовной ответственности (например, статья 8 УК РФ «Основания уголовной ответственности»); в -третьих, как понятие, позволяющее провести демаркационную линию между уголовной ответственностью и иными правовыми последствиями (раздел IV«Освобождение от уголовной ответственности и от наказания»). Каждый из данных смыслов, вкладываемых законодателем в это понятие, имеет важное значение для регулирования общественных отношений, и поэтому должен учитываться как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности.

Теперь более подробно рассмотрим различные подходы к пониманию ответственности, существующие в уголовно-правовой доктрине.

В начале нашей работы уже упоминалась трактовка ответственности как обязанности правонарушителя (или если речь идет об уголовном праве, — преступника) претерпеть определенные лишения. Однако, некоторые исследователи отмечают, что некорректно воспринимать уголовную ответственность лишь как обязанность, ведь любой субъективной юридической обязанности всегда противополагается какое-то право. Так, обязанность правонарушителя претерпеть меры принудительного характера предполагает право государства применять такие меры к данному лицу, а правонарушитель, в свою очередь, имеет право требовать законного и справедливого отношения, что является обратной стороной медали по отношению к обязанности государства соблюдать закон [5, с. 185]. Однако при таком понимании уголовная ответственность полностью сливается с уголовным правоотношением, что представляется не вполне обоснованным. Признавая условием возникновения такого правоотношения совершение преступления, приходим к выводу, что, например, в случаях, когда лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, фактически правоотношение существовало, а ответственность так и не наступила. Конечно, кто-то может возразить, что уголовное правоотношение возникает только после установления органами дознания, следователем, судом признаков преступления. Представляется, однако, что если преступление совершено, но не обнаружено, уголовно-правовое отношение уже существует, поскольку совершение преступления есть объективная реальность. Это свидетельствует о несовпадении таких категорий как «уголовная ответственность» и «уголовное правоотношение».

Вероятно, было бы правильнее говорить о том, что уголовная ответственность реализуется в рамках особого вида общественных отношений, а именно, — уголовных правоотношений. При этом объектом таких правоотношений является поведение лица, которое корректируется в том числе с помощью применения к нему мер уголовной ответственности. В этом смысле, уголовная ответственность выступает в качестве средства регулирования образа действий людей.

Существует также понимание данной правовой категории как реализации уголовно-правовых санкций. По сути, это тоже самое, что и понимание ответственности как мер принудительного характера, предусматриваемых Уголовным кодексом в качестве реакции государства на совершение противоправных деяний, ведь санкция — это структурный элемент нормы права, закрепляющий негативные последствия для правонарушителя.

Иногда говорят о том, что уголовная ответственность — это уголовно-правовой институт. С таким пониманием трудно не согласиться, поскольку в рамках отрасли уголовного права существует относительно обособленная группа юридических норм, регламентирующая данное правовое явление. При этом такое понимание не позволяет в полной мере уяснить значение уголовной ответственности и потому требует поиска другой трактовки.

Уголовная ответственность также может рассматриваться как отрицательная оценка виновного лица, его осуждение. Такое понимание очень ярко демонстрирует социальную обусловленность данной правовой категории, заключающейся во взаимодействии личностной мотивации, общественной оценке деяния, а также мер государственного воздействия. Подтверждает данный тезис и то, что уголовно-правовые запреты не всегда имели формальную юридическую «окантовку»: долгое время они находили отражение в обычаях, традициях, нравственных табу, религиозных воззрениях и т. д. В современном мире также уголовные нормы действуют наряду с другими социальными регуляторами, поскольку эффективное регулирование общественных отношений может быть осуществлено только с помощью всей совокупности социальных норм.

Подводя итог, еще раз отметим, что проблема определения понятия «уголовная ответственность» продолжает оставаться одной из наиболее дискуссионных тем в российском уголовном праве. Законодательное закрепление правовой дефиниции способствовало бы ее разрешению. Общепринятого понимания в настоящий момент не существует, однако, представляется, что исходя из практических целей, рациональнее всего понимать уголовную ответственность как совокупность правовых ограничений принудительного характера, применяемых государством по отношению к лицу, совершившему преступление, а также претерпевание данным лицом определенных лишений.

Литература:

  1. Смирнов В. Г. Уголовная ответственность и уголовное наказание // Правоведение. 1963. № 4.
  2. Ткачевский Ю. М. Уголовная ответственность // Уголовное право. 1999. № 3. С.38–42.
  3. Шаргородский М. Д. Детерминизм и ответственность // Правоведение. 1968. № 1. С. 40 –48.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.07.2015) // Собрание законодательства РФ.1996. № 25. Ст.2954.
  5. Карпов А. В. К вопросу о понятии «уголовная ответственность» в уголовном праве России // Sciencetime. 2015. № 1. С. 183–188.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle