Библиографическое описание:

Корбут Е. И. Досудебное соглашение — новый институт уголовного судопроизводства Российской Федерации [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — СПб.: Свое издательство, 2016. — С. 83-86.



Статья посвящена новому институту уголовно-процессуального права Российской Федерации — досудебному соглашению, раскрывает условия и основания его заключения. Автор приходит к выводу о том, что, не смотря на многие спорные вопросы правоприменения, положения о досудебном соглашении выполняют основную цель данного института:установить всех лиц, совершивших конкретные преступления в составе организованной группы и привлечь их к уголовной ответственности на основании сотрудничества с правоохранительными органами. В статье приведены действия и факты реальные, а имена вымышленные.

Ключевые слова: досудебное соглашение, организованная преступная группа, сотрудничество с прокурором

В последние десятилетия все чаще совершаются преступления, совершенные группой лиц и организованными группами, связанные с бандитизмом и незаконным приобретением и сбытом наркотических средств и психотропных веществ. Эти категории составляют значительный процент в общем количестве совершенных тяжких и особо тяжких преступлений. Вместе с тем, адекватных средств борьбы с таким социальным явлением как организованная преступность ни в уголовном, ни в уголовно-процессуальном законодательстве нашей страны предусмотрено не было.

В российском уголовно-процессуальном праве заключение досудебного соглашения о сотрудничестве является новым институтом. Он появился благодаря Федеральному закону РФ от 29.06.2009 N 141-ФЗ [2]. Впервые в Российской Федерации досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором было заключено летом 2009г. по делу «Евросеть». По нему Генеральный директор ООО «Евросеть», сотрудник службы безопасности и другие сотрудники компании подозревались в похищении экспедиторов этой же компании. Досудебное соглашение о сотрудничестве заключено с сотрудником службы безопасности ООО «Евросеть» А., который после предъявления обвинения по ст. 126 УК РФ отказался признавать себя виновным, что явилось основанием для расторжения прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве [3, c.376].

В 2010 году в Забайкальском крае был зафиксирован первый случай заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Б. обвинялся в пособничестве в убийстве по найму в отношении Г., независимого предпринимателя компании «Амвэй», которая была убита в июне 2009 года, а также в ношении, хранении, передаче, приобретении оружия и боеприпасов. Дело в отношении Б. рассматривалось в особом порядке, поскольку с ним было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Он в полном объеме выполнил взятые на себя обязательства, полностью признал вину, раскаялся, активно способствовал раскрытию преступления и обнаружению оружия, а также изобличению соучастников.По совокупности преступлений суд приговорил его к семи годам лишения свободы без штрафа условно, с испытательным сроком в пять лет [7].

Особый порядок судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве по замыслу законодателя должен сыграть позитивную роль в успешном расследовании групповых преступлений, в изобличении и привлечении виновных в совершении заказных убийств, похищении человека, бандитизма, незаконном обороте наркотиков и коррупционных преступлений.

При расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел об организованной преступности основную сложность представляет установление всего состава преступной группы, изобличения всех ее соучастников, дифференциации роли каждого из них в совершении конкретного преступления. При этом наибольшую значимость и повышенную сложность представляет изобличение так называемых интеллектуальных соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) преступления, которые сами непосредственного участия в реализации преступного деяния не принимали, а потому не оставили материальных следов на месте преступления, не запечатлелись в памяти потерпевших и очевидцев.

В соответствии с п. 61 ст. 5 УПК РФ «досудебное соглашение о сотрудничестве — соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения» [1].

Суть правового института досудебного соглашения о сотрудничестве состоит в том, что обвиняемый признает себя виновным в предъявленном ему обвинении, соглашается сотрудничать со следствием, сообщает о преступлениях, совершенных другими лицами в обмен на более мягкое наказание и защиту со стороны следствия [5, c.18].

Соглашение о досудебном сотрудничестве в первую очередь решает две задачи: предрешает вопрос о наказании за инкриминируемое деяние (выгода подозреваемого или обвиняемого) и позволяет обоснованно подвергнуть уголовному преследованию всех виновных лиц (выгода правоохранительных органов).

Поскольку соглашение именуется досудебным, то и заключить его можно только на стадии предварительного следствия, а именно с момента возбуждения уголовного дела и до объявления об окончании следствия. Более того, такое соглашение можно заключить только после того, как в деле появится подозреваемый.

Одним из пробелов гл. 40.1 УПК РФ связан с возможностью заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетним обвиняемым. Ряд авторов признает возможность подобного соглашения, отмечая при этом, что гл. 40.1 УПК РФ должна предусматривать соответствующие права и обязанности законного представителя несовершеннолетнего [6, c. 11–13].

На наш взгляд, заключение досудебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетним недопустимо. Верховный суд в своем Постановлении Пленума от 28 июня 2012 г. N 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» по этому вопросу принял категоричную позицию и в п. 4 указал следующее: «Исходя из того, что закон не предусматривает возможность принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего в особом порядке, положения главы 40.1 УПК РФ не применяются в отношении подозреваемых или обвиняемых, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет. Если несовершеннолетний содействовал следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, судам следует учитывать эти обстоятельства при назначении несовершеннолетнему наказания» [8]. Таким образом, в отношении несовершеннолетних возможно применение только деятельного раскаяния и суд, исходя из этого, может смягчить им наказание.

В этом же постановлении указано, что прокурор имеет право заключить досудебное соглашение о сотрудничестве не с одним, а с несколькими подозреваемыми или обвиняемыми. Особо подчеркивается, что заключение таких соглашений, это право прокурора [8]. Из этого можно сделать вывод, что прокурор не обязан этого делать или выбрать наиболее выгодный для расследования сотрудничество с одним из нескольких подозреваемых и обвиняемых. Так, например, В. был участником организованной преступной группы (далее — ОПГ), в которую входили также сотрудники полиции. Установлено, что в первой половине декабря 2013 года сотрудники полиции, в том числе и В., для получения постоянного незаконного источника дохода создали организованную группу с целью систематического сбыта на территории города Читы наркотических средств синтетического происхождения («спайса»). Данная преступная группа отличалась высокой степенью сплоченности, ее преступная деятельность характеризовалась высокой устойчивостью, наличием у четырех ее участников служебного положения в системе МВД России, которое использовалось ими при совершении названных преступлений. Синтетическое наркотическое средство приобреталось у московского наркодиллера посредством сети Интернет и перевозилось участниками группы на личном и служебном транспорте в город Читу и распространялось обширному кругу лиц, в том числе среди сотрудников органов внутренних дел. В феврале и марте 2014 года сотрудник полиции В., находясь на службе, сбыл несколько десятков таких доз курительной смеси потребителям.

Суд постановляет приговор без проведения судебного разбирательства. При назначении вида и меры наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, который вину признал полностью, в содеянном раскаялся, добровольно сообщил о совершенных преступлениях в явке с повинной, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления. Активное способствование в раскрытии и расследовании преступления, изобличение В. других участников преступления, явку с повинной, суд признает исключительными и считает возможным назначить В. наказание с применением ст. 64 УК РФ. С учетом личности В., его активной роли в раскрытии и расследовании преступлений, суд считает, что исправление и перевоспитание подсудимого возможно без изоляции от общества, и назначает ему наказание в соответствии со ст. 73 УК РФ».

В. назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы условно, с испытательным сроком в 5 лет, со штрафом в размере 250 тыс. рублей, с лишением права выполнять организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в органах государственной власти и местного самоуправления в государственных и муниципальных учреждениях и предприятиях сроком на 8 лет [9].

Кроме того, в качестве примера следует привести дело, имевшее большой общественный резонанс в Забайкальском крае, по обвинению руководителя ОПГ, который сотрудничал со следствием — И. Осинцева, совершившего 11 преступлений и приговорённого к 25 годам лишения свободы [10].

Если прокурору стало известно о несоблюдении подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве прокурор выносит постановление о прекращении досудебного сотрудничества, а в случае их поступления при выполнении требований ст. 221 УПК РФ — постановление об отказе во внесении представления об особом порядке проведения судебного заседания. Уголовное дело при этом направляется в суд для рассмотрения в общем порядке [1].

Одной из проблем применения на практике данного института является отсутствие процедуры изменения и расторжения досудебного соглашения о сотрудничестве, что общепринято для всех отраслей права, которые регулируют институты гражданско-правовых, трудовых, семейных и иных соглашений. Понятно, что соответствующие положения гражданского, трудового и семейного законодательства в данном случае применению не подлежат, даже по аналогии, поскольку подобное применение будет противоречить правовой природе уголовно-процессуальных отношений. Данные вопросы в научной литературе не достаточно хорошо освещены. Автор полагает, что возможно решить их включением в договор данных положений, при этом, не внося изменения в законодательство, а с помощью обычая, то есть предложить самим работникам следственных органов сформировать решение.

Наиболее обсуждаемым и неоднозначным в рассматриваемой процедуре является положение о возможности, а точнее — о невозможности обжалования постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Согласно ч.4 ст. 317.1 УПК РФ, «постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано подозреваемым или обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа» [1]. То есть обжалованию в суд постановление следователя не подлежит. Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Нижегородской академии МВД России А. С. Александров и кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академия МВД России И. А. Александрова считают, что «это важный момент в понимании механизма заключения соглашения между стороной защиты и обвинения. Суд не может принудить стороны к заключению такого соглашения» [4, с. 7].

Схожего мнения придерживаются заместитель начальника отдела Следственного управления по г. Москве О. В. Карпов и старший помощник прокурора Восточного административного округа г. Москвы, кандидат юридических наук И. В. Маслов, которые утверждают, что «…соглашение о сотрудничестве, как и любой вид иных сделок, должно основываться на свободном волеизъявлении сторон. Поэтому даже купированная возможность обжалования (только руководителю следственного органа) является недопустимой» [6, с. 12]. Однако, на наш взгляд, положение ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ не может отменить права подозреваемого или обвиняемого и его защитника на обжалование решения следователя в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Таким образом, можно сказать, что положения главы 40.1 УПК РФ вызывают массу дискуссий, но свои цели и задачи данная глава выполняет. Применение главы 40.1 УПК РФ связано очень многими нюансами и не всегда ее возможно применить по какому-либо уголовному делу. Это может произойти, например, если подсудимый нарушит условия досудебного соглашения о сотрудничестве, будет недостаточно доказательств виновности подсудимого по делу, он будет не согласен с предъявленным обвинением и так далее.

Литература:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. 03.02.2015) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 17.04.2016).
  2. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 05.06.2009 г. № 141-ФЗ. [Электронный ресурс]. Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (дата обращения: 17.04.2016).
  3. Бастрыкина А. И., Усачева А. А. Уголовный процесс: учебник для академического бакалавриата/ под ред. А. И. Бастыкина, А. А. Усачева.- 2-е изд., перераб. и доп.- М: Издательство Юрайт, 2015- с. 545.
  4. Александров А. С., Александров И. А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ/ А. С. Александров, И. А. Александров // Уголовный процесс. — 2009. — № 8. — с. 3–11.
  5. Александров А. С., Колесник В. В. Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве: правовые позиции высших судов России / А. С. Александров, В. В. Колесник// Российский следователь. — 2013. — № 19. — с. 16–22.
  6. Карпов О. В., Маслов И. В. Досудебное соглашение осотрудничестве: проблемы правового регулирования и вопросы порядка применения / О. В. Карпов, И. В. Маслов // Уголовный процесс. — 2009. –№ 9. — с. 11–13.
  7. Перед судом предстанет читинец, который содействовал в совершении убийства по найму [Электронный ресурс] // Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Забайкальскому краю. 2016 URL: http://zabaykalye.sledcom.ru /news/item/758852/?pdf=1 (дата обращения 17.04.2016).
  8. Кассационное определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.04.2010 N 66-О10–41 «По кассационному представлению государственного обвинителя Желбанова Т. С. и кассационной жалобе обвиняемой А. на постановление Иркутского областного суда от 28 января 2010 года» [Электронный ресурс] // Законодательная база Российской Федерации. 2012–2013..URL: http://zakonbase.ru/content/base/156497 (дата обращения 17.04.2016г.).
  9. Приговор Черновского районного суда по уголовному делу № 1–295–14 от 20 октября 2014 года. / Официальный сайт Черновского районного суда / [Электронный ресурс]. URL: https://chernovski--cht.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=4946185&delo_id=1540006&new=&text_number=1&case_id=4414042 (дата обращения 25.03.2016).
  10. Новости суда Забайкальского края. 26/05/2016 [Электронный ресурс] http://oblsud.cht.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=838 (дата обращения 02.06.2016)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle